ЛитМир - Электронная Библиотека

Веилас заглянул в корзину, восторженно произнес "вот это — да-а!" и шумно сглотнул. Аэрлис присел на краю, и имел возможность понаблюдать, как Старший Разведчик ловит очередного краба. Он уже собирался восхититься и даже поинтересовался, насколько это больно, но Веилас вдруг заявил.

— Та-ак! У нас проблемы. Срочно нужна сметана. Можно свежие огурцы, но где их весной взять? На крайний случай сойдет кислое молоко.

Ларгис был не против приправить крабов сметаной. Но есть их с огурцами или кислым молоком, счел Светлым извращением.

— Ешь их с чем хочешь, но я с молоком не буду. — Разведчик нашел еще одного сидельца и ждал, когда он заинтересуется чуть шевелящимся пальцем.

— А молоко и сметана не для крабов. — Светлый смотрел на почти багровую спину Темного. — Для тебя. Ларгис, ты здесь плещешься мокрый под солнцем с полудня. И мне почему-то кажется, что занимаешься ты этим делом первый раз в жизни. — Веилас взял рубашку Темного и протянул ему. — Немедленно надевай. Вообще не надо было снимать. Ты сгорел! Кожу сжег на солнце, понимаешь?

Что-то такое Ларгис раньше слышал. Бледные Темные жители подгорий иногда дорывались до озер в долинах и бывало получали солнечные ожоги. Но он предполагал, что ожег как-то можно почувствовать. Спину тянуло, но больно не было.

— У тебя есть способности к восстановлению? И какие?

— Обычные. Порезы, синяки… Но мне, если ты забыл, надо для этого забраться куда поглубже. На поверхности не смогу. — Ларгис надел рубашку.

— Ага. И живот. — Светлый с удивлением обнаружил почти такой же результат спереди. — Не совсем понимаю, на что ты ловил крабов, лёжа на спине, но это уже не важно. Выбирайся. Нам все равно придется отправляться куда-нибудь, где корабль можно захватить, а не бездарно расколотить. Должна быть бухта, а рядом с бухтами обычно бывают поселки. Интересно, умеют ли орки получать из молока сметану?

Аэрлису было неловко, что Разведчик пострадал из-за их обеда. Пусть даже он сам виноват, но следовало раньше поинтересоваться, что он так долго делает в яме.

— Ну, молоко у них наверняка умеет скисать само. — Обнадежил он Веиласа.

— Да нормально я себя чувствую! — Молоко и сметана всё еще оставались загадкой и хорошо, что огурцы еще не созрели. В Светлое лечение Темных Разведчик как-то не очень верил. — Кстати, можете пока искупаться. Вода замечательная. А я пойду займусь обедом.

— Иди. — Веилас раздумывал, насколько этично есть крабов, которые были пойманы путем страданий и увечий. В итоге он решил, что не есть их будет еще более неэтично. Да и никакой сметаны в ближайшее время все равно не предвиделось. — Вари. И лучше залезь под попону, даже если жарко будет.

Пока Веилас мыл свою сообразительную голову, а Аэрлис бегал от костра к яме с ведром, полотенцами и расческами, помогая ему в этом тяжком деле, Ларгис пристроил на угли котелок и взялся за разделку добычи. Разведчику тоже пришлось пробежаться — наверх за водой, за специями, но обед того стоил. Варить крабов целиком, как некоторые, он не намеревался — не для того столько наловил.

Крабы поспели как раз, когда Веилас слегка подсох. Наконец-то Светлый мог по достоинству оценить способности Темных, пусть и кулинарные. Никаких панцирей и выковыривания мяса — всё было почищено, сварено и уплеталось, как положено — ложками и с достойной скоростью. После опротивевшей солонины, едоки были щедры на похвалы. Веилас приправлял благодарностью каждую ложку, и Ларгис млел и плавился от удовольствия. Временами ему казалось, что он и в самом деле плавится, а спина скоро подожжет рубашку. Но это были мелочи по сравнению с тем впечатлением, которое он произвел. Светлый так и сказал: с таким Разведчиком голодная смерть им не грозит — он и среди голых скал найдет, что съесть и придумает, как это приготовить.

Когда от обеда остались только приятные воспоминания, д и Ларгиса стало клонить в сон, притопали орки, притащив двух совершенно диких соплеменников.

Заместитель Властелина и его спутники покинули гостеприимный камень и поднялись на обрыв. Теперь они могли поближе познакомиться с представителями прибрежных кланов. Повернувшись к морю и ветру спиной, чтобы не портить впечатление от чудесной еды встречным запахом, Аэрлис, Ларгис и Веилас с удивлением разглядывали тех, кого грабили жители Каменного острова.

— Таких грабить невозможно. — Первым озвучил свое мнение Веилас. — Может, эти гвардейцы что-то напутали? Аэрлис, расспроси их, кого они нам привели?

Два босых косматых существа топтались на одном месте и даже не мычали. Кто перед ними стоит, они еще не сообразили, хотя закованные в доспехи соплеменники рычали и убеждали их тупыми концами коротких пик соображать побыстрее. Нищета и та бы удавилась, глядя на то, во что были одеты береговые орки. Каким-то образом многочисленные дыры и прорехи держались друг за друга, повиснув на ошметках ветхой ткани. Этот наряд не годился даже на половую тряпку, если только — растворить в воде и испачкать пол злейшему врагу. Спутанные и, похоже, никогда нечесаные космы наверняка служили уютным домом для тысяч кусачих насекомых — чесались два орка постоянно. Вши были их единственным богатством, если считать богатством то, что у кого-то имеется в избытке.

— Да-а! — Аэрлис был поражен не меньше. — А может это их ограбили до такого состояния?

Ларгис брезгливо скривился.

— И к воде года три не подпускали. Ограбив.

— Я вот думаю… — Веилас с тоской смотрел на орков. Их даже и за орков-то принять можно было с трудом. — А что, если они действительно вот такие? То есть это их и грабят? Каковы же тогда те, кто их… обворовывает?

Пока эльфы обсуждали сложившуюся ситуацию, орки-гвардейцы общими усилиями внушили своим береговым сородичам должный трепет. Косматые повались на живот и заголосили. Сотник переводил в меру своих способностей.

Из всего, что он наперводил сложилась более-менее понятная, но удручающая картина. Всего на побережье между кочевыми кланами и морем были зажаты то ли шесть, то ли семь родов — оба косматых показывали разное количество пальцев. Обрывистые степные берега были пустынны, но во всяком месте, где имелся пологий спуск, бухта или доступные для посещения скалы, стояли поселки береговых орков. В каждый клан входило несколько таких поселений, но точного количества жителей узнать так и не удалось. Жили эти существа, презираемые даже своими сородичами, беднее некуда. Косматые дружно жаловались не только на разбой, но и на то, что им орчанок другие кланы в жены не дают. Родниться с ними никто не хотел и в степь их не пускали. Занимались береговые жители самыми нехитрыми делами — собирали и сушили водоросли для набивки тюфяков и плетения циновок, сбором раковин, а питались тем, что давало море. Сами брать еду у моря они не умели. Никаким мореходством орки никогда и нигде не занимались. Но эти, живя на берегу моря, даже рыбу ловили исключительно примитивным способом. Либо собирали то, что осталось на песке во время отлива — рыба там оставалась крайне редко и чаще всего не живая. Либо выходили в прилив на удобные скалы и ставили сети. Все, что застревало при отливе, шло в пищу. Больше ничего они делать не умели. Просить помощи у Властелина их надоумили степняки, которые выменивали у береговых сородичей циновки и раковины на ткань и железо. Понятно, что разжиться на такой торговле береговые никак не могли.

Веилас хмурился всё больше и злился. Аэрлис бы его расспросил, в чем дело, но при орках было неудобно. В любом случае, они выяснили самое главное. Эти двое были рыбаками — теми, кто ждет отлива на скалах — нищими из нищих. Там на скалах, их гвардейцы и раздобыли. Корабли с Каменного острова они могли узнать, а место, к которому пристают разбойники — указать. Аэрлис приказал двигаться к поселку рыбаков. Орочья сотня кряхтя поднялась и загромыхала вдоль обрыва.

Куда держать путь теперь стало ясно и без орков. Аэрлис со спутниками обогнали гвардейцев и проводников, но заставлять орков бегать не стали — двигались неспешной рысью. Веилас получил возможность изложить свои выводы и немедленно этим воспользовался.

65
{"b":"167269","o":1}