ЛитМир - Электронная Библиотека

– Прощайте, господа, – сказал он.

Чародей смерти взмахнул рукой, и меня отшвырнуло в сторону. Короткие ноги дворфа ударили мне по лицу, подгорный покатился по полу, взвизгивая от боли.

Тугая стена поднялась между нами и некромантом.

– Что ты делаешь? – прорычал я.

– Только один сможет отсюда выйти, – произнес чародей.

Он стремительно ткал руны, запечатывая волшебный барьер.

– Да что они заладили? – пробормотал я, поднимаясь на ноги.

Шагнул вперед, и мое тело пронзила острая волна… нет, не боли.

Смерти.

Жуткое ощущение.

Я дернулся назад, и припал к полу.

– Надпись, – хмуро произнесла демонесса. – Ты говоришь на языке гарпий?

Некромант коротко усмехнулся.

Он шагнул к двери, – но не переступил порог, а начал творить охранное заклинание. Видимо, чародей боялся того, что ждет его по ту сторону.

Ненавижу абилки.

У эльфов их нет, – по крайней мере, магических. Мы целиком зависим от колдовства. Наши умения – это взлом замков, обман, лицедейство и мощный бонус к харизме. Но порой я готов променять все это за пару защитных рун, которые будут прошиты не в моем гримуаре, а прямо в генетическом коде, как у некромантов.

– Здесь написано, – быстро сказала девушка. – Только один сможет выйти сквозь эту дверь. Древнее проклятие. Всегда срабатывает.

Так вот почему лисенок пытался меня убить…

Он увидел надпись, и боялся, что я тоже ее прочел. Решил, будто проще убить меня сразу, чем бежать к двери наперегонки. И он бы наверняка проломил мне череп, до самых трусов, если бы не магический амулет.

– Как снять барьер? – спросил я.

– А вы не сможете, – некромант обернулся.

Скудный свет фонаря упал на обнаженный череп умертвия.

– Вы трое навсегда останетесь здесь.

Муравьи закончили свою работу. Несколько тварей уже скользили по полу, к нам. Волшебный барьер не мог остановить ядовитых монстров, – такими их создали.

– Прощайте, – сказал некромант.

Он шагнул к двери.

– И тебе того же, – процедил дворф.

В его руке появилась крошечная шкатулка, с ключом.

Чародей смерти почти переступил порог.

Дворф повернул ключик; раздался оглушительный взрыв, и голова колдуна превратилась в зарево кровавого тумана. Тело некроманта качнулось, и он упал, так и не покинув комнату пыток.

– Бомбочка, – с ухмылкой пояснил дворф. – Люблю я такие штуки. Хотел ее приберечь, ну там, дверь какую взорвать или если цербер у входа. Но че уж теперь.

Магический барьер спал, словно грязная талая вода.

Дворф заспешил к двери.

Муравьев становилось все больше. Они забирались на мои туфли, облепили высокие сапожки дочери мрака. Я хотел шагнуть за подгорным, но понял, что не могу пошевелиться.

– Чертов коротышка, – в ярости процедила девушка.

Под моими ногами, пол облепила вязкая паутина. Я не мог сдвинуться, и только бессильно напрягал мышцы.

– Прощевайте, друзья, – весело сказал дворф, перепрыгивая порог. – Я бы, может, остался и посмотрел, что там за проклятие вас расплющит, да недосуг. Пока!

Холодный огонь пронзил мое тело.

Сразу несколько муравьев вонзились в меня, впрыскивая парализующий яд.

Волшебная паутина стремительно высыхала, и скоро я смогу ее разломать, как тонкий лед на реке. Но я знал, что к этому времени муравьи разделаются и со мной, и с девушкой.

Дворф торжествующе помахал нам ладонью.

Загремела тяжелая решетка, навсегда отрезая нас от внешнего мира.

– Стой и помоги нам! – закричала девушка.

– Каждый за себя, – ухмыльнулся дворф. – Один бог за всех. Да и того на кресте распяли.

Он шагнул вперед.

Каменная стена поднялась перед ним, преграждая путь.

– Э? Чего? – пробормотал дворф.

Он рванулся назад, но там темнела решетка.

Две мифриловые трубы выдвинулись из стены, у самого пола.

– Эй! – закричал подгорный.

Бурлящая волна огня пронеслась по полу, сметая всех муравьев.

Несколько секунд муравейник вздрагивал, потом пламя пожрало и его.

– Выпустите! – заорал дворф.

Там, где он стоял, пол и потолок медленно начали сходиться. Широкая дверь распахнулась рядом со мной, и я увидел солнечный свет.

– Помогите! – в ужасе кричал подгорный. – Вытащите меня!

Я рванулся к нему, и в этот момент каменные плиты сошлись.

Кровь и внутренности хлестнули мне в лицо.

Дворфа раздавило, и его остатки стекали по тяжелой решетке.

– Пошли, – приказала девушка.

Мы нырнули в проход, и каменная дверь закрылась за нами.

Крутой склон горы уносился далеко вниз. Мы стояли на узкой каменной тропке. Видно, в этой скале и была вырублена темница.

У обрыва, медленно вращались в воздухе четыре шкатулки. На каждой было написано:

«Для гнолла»

«Для некроманта»

«Для дворфа»

«Для темного эльфа»

Стоило мне приблизиться, как три из них сгинули. Осталась лишь та, что предназначена мне.

– Откроешь? – спросила девушка.

Я протянул руку, и в этот момент шкатулка растаяла.

На каменную тропу упали два помятых билета, и серебряный ключ. На корешках я прочел:

Восточный экспресс
Пустоши – край Трилистника.
Первый класс

Глава 3. Деревянный поезд

1

– Дамы и господа, поезд отправляется!

Я подошел к окну.

Странно было покидать Пустоши, где прошли пять лет моей жизни. Я привык к их небу, серому по утрам, и алому в раскаленный полдень. Я выучил их созвездия, – Пламенного Монаха, Дракона Тысячи Лун, Флагоносца; я любил встречать Сумеречную звезду, что всходит в краткие минуты заката, и у тебя есть лишь вздох, чтобы полюбоваться ее мерцанием, пока она не исчезнет вновь.

Мифриловая дорога вновь вернет меня в край Трилистника, – но я знал, что всегда буду скучать по безмолвным пустошам, где горячий ветер играет со стеблями ковыля, и где навсегда останется осколок моего сердца.

– А, вот ты где!

В купе протиснулась Френки, таща с собой чемодан, – такой огромный, что в нем поместилось бы небольшое герцогство минотавров.

– Кондуктор хотел меня не пустить, – пояснила девушка. – Вон он там, его с земли собирают. А чай уже разносили?

Я сказал, что буду скучать?

Нет уж, скорее прочь из этого края варваров.

– Башка дракона не влезла в безразмерный кошель, – говорила Френки, энергично заталкивая багаж на верхнюю полку. – Надо было шринкнуть ее, еще в городе, да я пожалела денег, а на вокзале магическая лавка закрыта. Блин!

Блинами угощать нас не собирались, – и я понял, что сработал волшебный цензор.

Здесь, в Восточном Экспрессе гномов, нельзя говорить непристойные слова; а если кто скажет, магический страж заменит их на приличные.

– Френки, – задумчиво сказал я. – А что ты здесь делаешь?

Девушка замерла.

Чемодан сразу же упал, и треснул ей по затылку.

Бедный чемодан! Наверняка ему было очень больно.

Голова у Френки гранитная.

И литая.

– Еду с тобой, – удивилась девушка. – Ты же отдал мне душу. На месяц с четвертью.

– Да, – согласился я. – Но речь не об этом. Что ты делаешь в моем поезде?

Франсуаз рывком вогнала чемодан на верхнюю полку.

Интересно, почему не под нижнюю?

Впрочем, Френки не ищет легких решений.

– Но мы же едем вместе, – пояснила она.

– Нет, – возразил я.

Двери открылись.

Появилась ящерка-проводница, в белой накрахмаленной форме. Перед собой она толкала тележку со сладостями и закусками. На голове сверкала пилотка, повернутая чуть влево, – это значило, что малышка согласится скрасить вам путешествие, и не только чтением вслух Бодлера.

– Будете чаю, ченселлор?

– Конечно, – сразу же согласилась Френки, хотя ее не спрашивали.

5
{"b":"167282","o":1}