ЛитМир - Электронная Библиотека

Передернул затвор.

— Второй. Я подхожу к тебе так близко, что ты сможешь кончить только от моего запаха. Потом даю коленом по яйцам. Тогда ты вообще не сможешь сопротивляться.

— Веская причина тебя не подпускать, — заметил Скорпион.

Другой на его месте приказал бы девушке сделать пару шагов назад. Но он не был уверен — не рассчитывала ли красавица именно на такой поворот событий, и не спрятала ли за деревом, скажем, узи.

— Третий. Я скажу тебе правду.

Оксана склонила голову на бок.

— Думаю, ты поможешь мне в любом случае.

Она задумалась.

— А еще мне кажется, все три варианта тебе одинаково понравятся.

Налетел ветер.

Скорпион отступил назад. Голубое небо, еще мгновение назад светлое и веселое, быстро начинало темнеть. Веселое солнце превратилось в алый сумасшедший глаз, который пристально следил за ним.

Глава 2

Оксана резко развернулась, ее русые волосы взметнулись в воздух роскошным облаком.

— Пора, — воскликнула она. — Мы должны спешить.

Она сделала шаг к зарослям. В других обстоятельствах Скорпион охотно принял бы приглашение полуодетой красотки. Однако то, что происходило вокруг, нравилось ему еще меньше, чем честному человеку налоговая проверка. Он не тронулся с места.

— Я никуда не пойду, — сказал он, направив дуло пистолета точно между роскошных грудей девушки. — Пока не узнаю, что здесь происходит.

Резкий порыв ветра ударил его в лицо, швырнул в глаза охапкой серых, высохших листьев. Откуда они? Стоит лето — по крайней мере, было пару минут назад.

— Поверь, я хочу тебе все объяснить, — крикнула девушка.

Ее голос тонул в завывании ветра. Что-то темное, страшное надвигалось на них сверху. Замогильный вой бился в кронах деревьев.

Ослепительная молния пронзила тропу вспышкой света.

Оксана оказалась возле мужчины.

— Идем, — требовательно сказала она, беря его за руку.

Прикосновение ее пальцев — тонких, горячих, но удивительно сильных — пронзило Скорпиона, словно электрический удар. Будто молния, осветившая только что лес, ударила прямо в него. Ему приходилось встречать разных женщин — многие из них становились его любовницами, хотя и ненадолго. Но ни в одной из них он не ощущал такого жаркого, пылающего огня.

Помимо своей воли, он обхватил девушку и крепко поцеловал в губы. Оксана не сопротивлялась. Ее горячее, полуобнаженное тело прижалось к нему. Мужчина ощутил, что девушка закинула ногу ему на бедро.

Вихрь сухих листьев обхватил их, закружился вокруг. То, что они делали, было безумием — но таким приятным, что у Скорпиона не хватало сил остановиться. Вокруг стало совершенно темно. Алое солнце больше не озаряло завывающий лес, и лишь темнело на черном небосклоне, не давая испуганной земле даже тонкого луча света.

Оксана целовалась страстно, бешено, словно само олицетворение желания. Скорпион чувствовал, что все ее тело содрогается от нетерпения. Он ласкал ее плечи, крепкие, безупречной формы ягодицы — а где-то внутри, на самом дне его сознания, дергался и извивался крик: «Брось все это, беги со всех ног, пока не поздно».

Тугой язык Оксаны выстрелил ему в рот, словно гарпун, пронзающий тушу кита. Голос разума смолк, раздавленный страстным желанием.

И в это мгновение погасло алое солнце.

Девушка отстранилась от него и поправила волосы. Она тяжело дышала, и не собиралась скрывать довольной улыбки.

— Вижу, ты долго тренировался, — проворковала полудница. — Сколько сердец разбил, прежде чем научился так целоваться?

— Меня таким сделали, — ответил Скорпион. — Я — продукт генной инженерии.

Красной волной, тяжелой, в мозг бросилось негодование, как он мог потерять над собой контроль? Позволить какой-то девчонке вскружить себе голову? И все из-за одного поцелуя.

Скорпион часто слышал истории о тех, кто был готов рисковать всем ради прекрасных глаз и пары длинных ножек. Обычно эти рассказы заканчивались печально. Впрочем, почти все они были выдуманы — любовь к деньгам и власти движет людьми гораздо сильнее и чаще, чем секс.

Теперь за сарказмом он пытался скрыть собственное смущение.

— А мы покраснели, — сообщила девушка. — Не думала, что ты у нас такой скромный. Ладно. Ты только что попробовал пряник. Теперь получишь и кнут.

Оксана стояла совсем близко от него. Он чувствовал запах ее прекрасного тела, ее горячее дыхание. Девушка провела ладонью по его щеке и с силой ударила коленом в пах.

Воздух вылетел из легких Скорпиона. Его били в это место и раньше — к этому надо быть готовым, если родился мужчиной и любишь попадать в неприятности. Но никогда раньше он не испытывал такой сильной, такой чудовищной боли.

Он обхватил руками свое мужское достоинство, медленно осел на колени. Оксана небрежным жестом отбросила назад прическу, подошла к нему. Его голова оказалась зажата между ее горячих бедер. Девушка схватила его за волосы и резко дернула назад.

— Правило первое, — произнесла она. — Делай то, что я говорю.

Он ударил ее кулаком, прямо в солнечное сплетение. Девушка охнула и обвалилась назад, скользнув по его спине. Скорпион медленно поднялся. Его все еще шатало, а боль в паху была такой сильной, что он начал всерьез сомневаться — осталось ли там хоть что-нибудь в целости.

Мужчина сам не заметил, как начал блевать в траву.

Полудница лежала на земле, раскинув ноги. Ее глаза были расширены.

— Ты меня ударил, — прошептала она.

Скорпион наклонился, и чуть не упал. Поднял с земли пистолет, выпавший во время поцелуя. Направил в грудь полудницы и трижды спустил курок. Пули пробили тело Оксаны насквозь, и глубоко вошли в землю.

— Урок второй, — глухо прошептал он. — Лежачего убивать проще. Так меньше сопротивляются.

Он вытер со лба пот и тяжело опустился на толстый корень — тот самый, на котором впервые увидел полудницу. Скорпион был не из тех, кто забивает голову вопросами наподобие «Что вокруг происходит».

Существовала более важная проблема — как теперь поступить.

Перед ним лежали три трупа, где-то далеко ждала машина. Когда те, кто в ней сидят, начнут волноваться — а это уже произошло, черт возьми — то придут сюда.

Надо спрятаться. Но замаскировать тела он уже не успеет. Проклятье. Остается одно — пройти немного вперед и перехватить боевиков прежде, чем они увидят мертвецов.

Так он и поступит.

— Это было больно.

Оксана медленно поднималась, в ее голубых глазах сверкали молнии. Ее полупрозрачная рубашка была растерзана в трех местах, но на прекрасном теле не оставалось ни единого следа от пули.

— Ты не можешь меня убить, — произнесла полудница. — По крайней мере, этим оружием. Я не самая могущественная, но все-таки богиня.

— Зато тебе было больно, — злорадно ответил Скорпион.

В лесу стало тихо — ветер смолк, но безмолвие казалось еще более пугающим. Мужчина поднялся и не спеша перезарядил пистолет.

Солнце погасло, небо превратилось в черную, лишенную звезд бездну, а девушка, в которую он всадил три пули, стояла перед ним без единой царапины. Ладно. По этим правилам тоже можно играть.

— Не приближайся, — предупредил он.

— Пули мне не страшны, не забыл? — в голосе полудницы прозвучала насмешка.

— Я помню, — ответил он. — Как ты отрубилась на пару минут. Где-то неподалеку, на станции, валяется хорошая сабелька. Если отсечь тебе голову — она тоже прирастет? Можно проверить.

— Нет, — заволновалась девушка. — Голову не надо.

— Вот видишь.

Он снова опустился на корень, не отводя от нее дула пистолета.

— А теперь рассказывай все, полудница. Кстати. Вовсе ты не богиня, а всего лишь дух. Мелкая нечисть, вроде лешего или русалки. Если соберешься хвастаться в следующий раз — найди парня, который читать не умеет.

Оксана опустилась на землю, глядя на него снизу вверх. Она знала, что так ее высокие груди выглядят еще эффектнее, и явно этим наслаждалась.

— Прости, что дала тебе по яйцам, — сообщила она. — У меня не было выбора. Тебе требовался болевой шок, чтобы выдержать путешествие.

3
{"b":"167283","o":1}