ЛитМир - Электронная Библиотека

— Права, — честно призналась я. Чего уж скрывать и отнекиваться, когда тебя вот так легко раскусили. Как гнилой орешек.

— Если не хочешь рассказывать, почему вы представились именно так — не рассказывай. Я всего лишь хотела подтвердить свои догадки. Испугалась, что совсем потеряла нюх. А такое ведь может случиться. Из-за стресса… — девушка отвернулась к окну и замолчала.

Тяжело терять близкого человека. Наверное…

— Послушай, Торис, — придвинулась я к ней, — мы обязательно найдем этих негодяев и накажем. Ты сможешь сделать с ними все что захочешь. Я тебе обещаю.

— Спасибо, — мне на плече легла легкая голова девушки, и мягкие каштановые волосы слегка защекотали щеку.

— А хочешь, я расскажу тебе, зачем мы с Ривином едем в Зилон? — меня неожиданно накрыла горячая волна откровенности.

— А хочу, — слегка улыбнувшись, прошептала Торис, одной рукой убирая прядь волос за ухо.

— Тогда, слушай…

Через пару часов Ривин и Торис поменялись местами. Наемнику необходимо было выспаться. Ага, как же. Выспится он со мной!

— Ну что, муженек. Раскусили нас, — скрестив руки на груди, усмехнулась я, глядя на удобно расположившегося на соседнем кресле мужчину, уже успевшего уютно завернутся в плед.

— Что? Кто? — безразлично подал голос Ривин, после чего очень невежливо зевнул во весь рот, даже не прикрыв его рукой. Я недовольно передернула плечами и ответила:

— Торис. Оказывается оборотни не так просты, как кажется. Представляешь, они ощущают чувства людей по запаху. А я и не знала!

— Новости… — хмыкнул Ривин, — Да все давно в курсе об этом.

— Все, да не все! Я же оборотней впервые вижу!

— А Жэнк? — наемник лениво отвернулся к стене.

— А что — Жэнк? Когда я узнала, кто он есть на самом деле, его, простите, уже не было в живых!

— Ну-ну. И что же сказала твоя Торис? — насмешливо поднял бровь мужчина, нехотя повернув голову.

— А то, что между нами есть симпатия. Не с твоей ли стороны, дорогой? Кто там ко мне целоваться лез? — я не удержалась и пересела на сторону Ривина, склонившись над его лицом.

— Да о чем ты говоришь? — наигранно захохотал тот. — Симпатия? С моей стороны? Я же говорил — я так реагирую на стрессовые ситуации. Выпалил это непроизвольно.

— Ага, рассказывай! Влюбился — так и скажи.

— Очень смешно. К тому же, если Торис сказала, что симпатия есть МЕЖДУ нами — значит, с обеих сторон. Кто еще и влюбился…

— Ты-ты, — хихикнула я, — хватит отговорки дурацкие придумывать. Лез целоваться, и что в этом такого? А что? У тебя хороший вкус, да. Я одобряю…

— Даже так? — поднял брови Ривин. — В таком случае, иди сюда, дай я тебя чмокну, м-м-м.

— Дурак, — засмеялась я. Наемник уже приблизился ко мне вплотную, смешно сложив губы трубочкой, но я успела увернуться от его поцелуя, и мы, запутавшись в одеяле, кубарем свалились на пол кареты.

— Точно дурак, — пробурчала я, потирая отбитое во время падения плечо.

— Только не плачь, — Ривин хмыкнув, встав с пола, поставил на ноги и меня.

— Хах! Это ты у меня скоро поплачешь…муженек, — я показала наемнику язык, и плюхнулась на свое место, скрестив руки на груди.

— Вот и отлично. На, лучше, — мне в руки полетели одеяло, и небольшая подушка, — поспи. Ехать еще довольно долго.

— Хорошо. — Пожала я плечами, поудобней устраиваясь на сидении, и прижимая к себе сумку с полотном.. — Спокойного тебе…дня.

Восьмая глава

Кажется, у меня скоро разовьется тяжелой формы аллергия, на разного рода тряску. Это просто невыносимо — целые сутки прыгать по дорожным кочкам. Иногда, на особо неровной дороге, складывается ощущение, будто карета вот-вот развалится. Не нравятся мне такие поездочки. Совершенно не нравятся…

Кто учил этих оборотней управлять каретой? Не дрова же везут…Изверги… И как только Ривин умудряется преспокойненько дрыхнуть при такой тряске. Я, например, все бока себе уже отбила!

— Не спишь? — под утро раздался тихий, чуть хриплый голос.

— Да уснешь тут, — недовольно процедила я, повернула голову и уставилась на взлохмаченного, запутавшегося в покрывале, наёмника. Я даже сжала кулаки, внимательно наблюдая за неуклюжими движениями мужчины, пытающегося освободится из пледового плена, и надеялась, что он всё-таки грохнется на пол, и повеселит меня. Но, этого не случилось.

— Слушай, я тут уснуть не мог, думал, — встревожено проговорил Ривин, после того как откинул плед в сторону и удобно уселся на сиденье.

— Бедный, — вскинула я руки, — бедный Ривин! Думал он, вы только представьте!.. До чего жизнь довела!

— Не смешно, — хмыкнул наемник, и продолжил:- Знаешь, что я понял?

— Что? — безразлично бросила я. — Что мы забыли об обручальных кольцах? Это уже и Торис заметила.

— Ничего мы не забыли, — спокойно ответил Ривин, запустил руку в небольшой мешочек, весящий у него на поясе, и протянул мне раскрытую ладонь:- Вот они — кольца.

— Ну, так и давай сюда, — я приблизилась и взяла в руки то кольцо, что было меньше размером и, не задумываясь, без эмоций надела на большой палец левой руки. — Я уже нервничать начала. Думала, что покупать где-то придется. А где по дороге кольца найдешь? Ты чего раньше не показал-то?

— Да, вот, — Ривин так же надел обручальное кольцо, — нервировать тебя не хотел. Решил уже в Зилоне так сказать "окольцеваться". Я же вижу, как ты реагируешь на замужество, пусть и фальшивое.

— Ну, нет. Кольца — это другое. — Я вытянула руку, любуясь тонким серебряным украшением. — Это красиво. Так что ты там хотел сказать?

— А? — Ривин так же увлекся разглядыванием кольца на моем пальце.

— Ну, ты что-то там думал? — напомнила я, не забыв при этом усмехнуться. — Рассказывай, чего надумал-то.

— Ах, да, — наемник хлестко шлепнул себя по лбу, а потом вдруг неожиданно посерьезнел, одернул слегка задравшуюся во сне рубашку и сказал:

— Я о Траме думал. И о нашем разговоре на крыльце того заезжего двора с непонятным названием.

— Чего-о? — я сложила брови домиком и даже отвлеклась от рассматривания колечка, которое сняла с пальца, что бы разглядеть получше, — Что это вдруг ты о мужчинах думать начал? Да к тому же еще и вместо того, что бы спать…

— Да я не об это, ненормальная! — Ривин кинул в меня подушкой, отчего я чуть не выронила обручальное украшение, которое вертела в руках.

— Дурной? — рявкнула я, и прижала к груди зажатое в кулаке колечко. Но через секунду успокоилась. Все же интересно, о чем там размышлял муженек. — Ладно, не злись. Рассказывай. Я вся внимание.

— В общем, кто-то из нас ошибся. — Ривин отвернулся к окну, задумчиво вглядываясь в небо. — Тогда на крыльце, я сказал, что узнал Трама. Я охранял его как сына королевского советника.

— Помню я это. И что?

Мне ни как не удавалось понять, к чему клонит наемник.

— То, что об этом я тебе тоже рассказал. И помнишь, что ты ответила?

— Помню, — я пожала плечами. — Марин говорил мне об этом перед нашим отъездом.

— А вот и нет, Руа. — мужчина медленно повертел головой и негромко хмыкнул. — Отец говорил тебе не о Траме, а о том, кого ты должна убить.

— Точно! Значит, я перепутала, а ты не заметил. Они оба сыночки советников. Ну, молодец, додумался. А теперь можешь спать дальше.

— Только вот что, — Ривин пересел ко мне, и несильным рывков выхватил у меня одеяло, которое я пыталась накинуть на себя. Пришлось нехотя повернуть к нему голову и продолжить выслушивать этот бред.

— Трам наш, из Краинра. — Продолжил наемник. — И тот, кого он заказал нам, так же. Он сам рассказывал мне тогда. Выходит…

— Они родственники! — застыла я с отвисшей челюстью.

— Если быть точным — братья.

— Да уж, — я помотала головой, что бы хоть как-то прийти в себя. — Либо Трам настоящее чудовище, раз способен убить собственного брата из-за какой-то девки, либо эта дамочка всего лишь предлог и причина кроется где-то глубже. Намного. Хотя, по сути, мне плевать…

29
{"b":"167288","o":1}