ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да бросьте, какой же я вам господин? Зовите меня просто Дорон. Я ведь не на много старше вас, — рассмеялся мужчина, присаживаясь на стул напротив блондинки. А я отметила, что Дорон даже не попытался возмутиться словам Иальты о нечестном конкурсе. Что ж, выходит так оно и есть…

— Но как же? Вы ведь организатор…,- начала я, но была прервана.

— Да это так… только из-за болезни отца. Мне этот конкур ввек не сдался. Я и сам не рад, что меня припахали его проводить. Так что расслабьтесь, и давайте отдохнем. Всё же послезавтра важный первый конкурсный день, — добродушно произнес Дорон, делая жест девушкам, а мы, улыбаясь, закивали головами.

Следующие три часа прошли для меня как в тумане. После первой же кружки действительно вкусного эля, я уже во всю обнималась с Вли, а после второй, я оказала у него на коленях, чувствуя себя вполне удобно, из-за алкоголя ударившего в голову. Иальта же наглым образом прогнала менестреля со сцены и, усевшись за инструмент, пьяным голосом затянула длинную и нудною балладу, а потом и вовсе удалились в одну из уединенных комнат с Дороном. Рапрал занимался тем, что флиртовал с хихикающими девушками-разносчицами, и шлёпал их по мягким местам, когда те проходили мимо.

— Может, последуем примеру Дорона и Иальты, — шепнул мне Вли, водя носом по моей щеке.

— Что? Что ты имеешь в виду? — смутилась я.

— Ты такая красивая, — улыбнулся парень.

— Ты мне льстишь, — я машинально начала теребить края юбки.

— Пойдем, не бойся. Всё будет хорошо, — Вли снял меня со своих колен, вышел из-за стола, и, подмигнув Рапралу, за руку повел меня в сторону одного из коридоров. Я на подгибающихся ногах пошла вслед за ним, судорожно соображаю, что же он задумал. Хотя… я примерно догадывалась.

Я проснулась от резкой боли в затылке, и протяжно простонав, открыла глаза, одновременно хватаясь за раскалывающуюся на сотню кусков, голову. Так… и где это я? Незнакомые стены, чужая кровать, а рядом… Вли? Я пропустила что-то интересное? Надо срочно сосредоточиться, и заставить мозг воспроизвести в памяти вчерашний вечер… и ночь.

Приподнявшись на локтях, я оглядела смятую одежду, валяющуюся на полу, и память вдруг ко мне вернулась: Таверна, куда привел нас Рапрал, несколько кружек восхитительного эля, и вот я на коленях у Вли, а его нежные руки обнимают меня за талию… Он ведет меня по коридору…. объятия, поцелуи, летящая на пол одежда… Да, всё так и было. Это мне не приснилось. И вот сейчас он лежит рядом. Такой красивый и… Не будет ли он жалеть?

Тихонько одевшись, я спустилась вниз, для того чтобы заказать завтрак для нас с Вли. За одним из столов мило ворковали Дорон и Иальта, с та-акими счастливыми лицами, что меня даже немного затошнило. Хотя, тошнило меня, скорее всего, от выпитого накануне, да и рожа моя была не мене счастливей. Слегка кивнув новоиспеченной парочке, я, сделав заказ, потопала обратно в спальню. Пора будить моего красавчика.

Вли уже одевался, когда я вернулась в комнату и, увидев меня состроил такую мину, что мне захотелось провалиться сквозь землю. Я решила списать недовольное выражение лица на похмельное состояние и, улыбнувшись, неуверенно приблизилась.

— А ты что тут вообще делаешь? — спросил он, брезгливо меня разглядывая.

— Э-э-э… Я пришла сказать, что заказала нам завтрак, — Теребя подол сарафана, робко ответила я, и покраснела. Что это с ним? Почему он так себя ведет?

— Вообще-то, по сценарию, на утро ты должна была исчезнуть, — усмехнулся художник.

— Что? Я ничего не понимаю, — он что, меня прогоняет? Но что произошло? Может, я сделала что-то не так?

— Что ты не понимаешь? Всё просто — ты же не надеялась на то, что у нас завяжутся какие-то отношения? Или… что ты там себе надумала? — подошел Вли ко мне вплотную, насмешливо вглядываясь в моё лицо.

— Но, зачем тебе это было нужно? — о Боги, ну и дура же я. И как я только могла представить, что Вли может заинтересоваться такой неудачницей и серой мышкой как я.

— Понимаешь, — криво улыбнулся художник, и продолжил серьезным тоном, — в Йоргане меня ждёт невеста. Совсем скоро я стану несвободным человеком, и вот, решил развлечься напоследок.

— Так ты меня использовал? — я с ужасом поняла, что мои глаза наполнились слезами, а подбородок-предатель задрожал. — Но почему я?

— А кто виноват в том, что ты в меня втюрилась? Ты просто оказалась самой лёгкой добычей. Вот мы с Рапралом и решили…

— Так это всё было подстроено?! — резко перебила я молодого человека.

— Зато и тебе будет урок: будешь и впредь такой мягкотелой, наивной и доверчивой — всю жизнь с тобой так обращаться будут, — брезгливо проговорил Вли и сел обратно на кровать.

— Ты, негодяй! Ты использовал меня! — я взбесилась. — А что будет, если твоя невеста узнает о том, что было сегодня ночью?!

— Ты что собралась меня испугать? — Вли засмеялся в голос. — Кишка у тебя тонка. Зато вот я могу кое-что сделать…

— Я все расскажу твоей невесте, я не шучу, — я опустила голову в пол, скрывая глаза, полные слёз под густой челкой, сжала кулаки и прокричала. — Я вообще всем расскажу, какой ты на самом деле!

— Ну-ну, попробуй. И вообще, начни делать это прямо сейчас, — парень схватил меня за плечи и грубо вытолкнул за дверь, прокричав напоследок. — Что б я больше тебя не видел!

Я была в шоке…

С бешеной скоростью пронесясь мимо милующейся парочки, девушек-разносчиц, утренних посетителей и снеся со стойки пару тарелок, я молча вылетела на улицу, под проливной дождь. Погода как нельзя лучше подходила под моё настроение и, не замечая крупных капель бьющих по спине, голове и плечам, я побрела по пустому городу. Необходимо срочно проветрить голову. Хотя… лучше вообще не думать об утреннем происшествии. Надеюсь, последствий никаких не будет. Вли обещал что-то мне устроить, но, я все же, буду надеяться на его благородность.

Идя по так называемой дороге — грязи, размытой дождем, пытаясь перескакивать через ручьи, я не думала обо все, но только не о пленере. Будь что будет. Завтра вечером конкурс, а мне плевать. Я вообще больше ничего не хочу. Ни любить, ни дружить, ни выигрывать, ни учится. Я хочу домой, к семье. Косить траву, доить коз, работать в поле или весь день проводить на конюшне с любимыми лошадьми. А еще можно уйти с сестрой на реку, попросить лодку у старого Ниола и до вечера скользить по водной глади, болтая о пустяках. И не нужно мне никакое паршивое образование. Я просто хочу, что б меня любили и понимали. Вот!

На промокшие насквозь сапоги налипла грязь и выгоревшая сухая трава, кожаная куртка безнадежно испортилась, погрубела от воды и неприятно натирала тело. Пришлось снять ее, и нести в руках, дрожа от холода. Мокрые волосы сосульками свисали по плечам, а холодный горный ветер пробирал до костей, и кожа покрылась мелкими мурашками. Я брела, куда глядят глаза, и незаметно для себя вышла за пределы города, спустившись по крутой лестнице вырубленной прямо в горе, и оказалась на каменном мосту между двух гор, над рекой Си. Дождь прекратился, и показавшееся из-за туч солнце ласково припекало плечи. Я облокотилась на каменные, холодные, покрытые мхом перила моста, вглядываясь в даль. Красиво и спокойно… Внизу журчит вода, над головой кружат горные орлы, воздух по-утреннему свеж. Идеальное место для размышлений… и для самоубийства. Никто меня не найдет. Всего один шаг, и я буду свободна ото всех проблем. Мама и сестра погрустят, конечно, но вскоре забудут…

Неожиданно я поняла, что стою на краю широких мостовых перил, а горные ветер развивает мои волосы и подталкивает к краю. Наверное, это тот самый ветер, что испортил мне прическу. Он сразу меня невзлюбил.

Стоять на скользких перилах мокрыми сапогами было не очень удобно, и я уселась на них пятой точкой, свесив ноги вниз. Всё же я еще не окончательно собралась умирать. Надо все взвесить. Хотя, и так всё ясно: Конкурс мне не выиграть. Господин Херман очень разозлиться, так что и на хорошее окончание учёбы я могу не рассчитывать. Мама не поймёт, вся деревня засмеёт. И зачем я только поперлась в этот Оригс? Трудно быть гением…трудно.

8
{"b":"167288","o":1}