ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дети Лавкрафта
Думай медленно… Решай быстро
Секрет щитовидки. Что скрывается за таинственными симптомами и болезнями щитовидной железы и как вернуть ей здоровье
Метафорические ассоциативные карты. Полный курс для практики
Назначаешься принцем. Принцы на войне
Мажор
Навеки не твоя
КриБ,или Красное и белое в жизни тайного пионера Вити Молоткова
Большой страшный лис
Содержание  
A
A
Журнал «Если», 2004 № 08 - Cover.jpg

Журнал

«Если», 2004 № 08

ПРОЗА

Борис Руденко

Шаги идущих

Журнал «Если», 2004 № 08 - Prose_01.jpg

Латунная табличка на двери была совсем маленькой, и разобрать выгравированный на ней текст можно было, лишь приблизившись почти вплотную: «Розыск пропавшего. A.B. Север». Посетитель некоторое время изучал надпись, затем толкнул дверь, открывшуюся с легким скрипом. Сидевший за столом человек выжидающе посмотрел на гостя.

— Вы господин Север? — спросил гость. — Я Лазарев. Час назад я вам звонил.

— Прошу вас, — хозяин кабинета указал на единственный свободный стул. — Слушаю.

Север был сухощав и чрезвычайно пропорционально сложен. На первый взгляд, ему можно было дать не более тридцати, однако окруженные мелкой сеточкой морщин светлые глаза говорили о том, что возраст его, скорее всего, значительнее.

Внешность посетителя представляла почти полную противоположность. Обрюзгшее лицо, животик, которого не мог скрыть даже отличный покрой костюма. Выглядел Лазарев очень богатым и очень усталым человеком намного старше своих сорока.

— У вас хорошие рекомендации, — вяло сказал он, окинув взглядом скромный кабинет. — Хотя мне казалось, вы работаете с большим размахом.

— Я работаю один, — ответил Север. — Что вас ко мне привело?

— Потеря, — лицо гостя внезапно исказила короткая судорога. — И я очень рассчитываю на вашу помощь.

— И что же вы потеряли?

— Жену. Мою Лизу. Мы поженились всего два года назад. Она… она пропала, — лицо Лазарева снова дернулось, но усилием воли он взял себя в руки.

— Когда это произошло? Вы уже заявили в милицию?

— В милицию я не заявлял.

— Почему? — удивился Север. — Это первое, что вы должны были сделать. Надеюсь, вас предупредили, что я не занимаюсь делами, имеющими сомнительный привкус, с точки зрения закона?

— Сомнений у вас быть не должно, — устало покачал головой Лазарев. — Я не заявлял потому, что милиция в моем деле помочь не сможет. Ничем. Совершенно ничем.

— Объясните, — потребовал Север.

Вместо ответа Лазарев достал из кармана газетную вырезку и положил на стол перед хозяином кабинета. «Авиакатастрофа над Черным морем» прочитал тот набранный огромными буквами заголовок, а под ним строчки: «…рухнул в море при заходе на посадочную полосу аэропорта «Адлер». Причины катастрофы пока неизвестны. На место падения были немедленно направлены спасательные суда и вертолеты. К сожалению, оставшихся в живых не обнаружено. Предполагается, что жертвами этой катастрофы стали сто пятьдесят два человека. На место трагедии вылетела специальная группа Министерства чрезвычайных ситуаций…»

— Жена летела в этом самолете, — сказал Лазарев. — Это произошло неделю назад. Двадцатого июня мой шофер отвез ее в аэропорт…

Брови Севера поползли вверх. Он откинулся на спинку стула и скрестил на груди руки.

— Не понимаю, — мягко произнес он. — Я очень вам сочувствую, но в данном случае, к сожалению, помочь не могу…

Реакция посетителя оказалась неожиданной.

— Можете! — выкрикнул Лазарев, мгновенно впадая в ярость. — Вы — можете! И вы это сделаете! Я готов на все, чтобы ее вернуть!

— Успокойтесь, — холодно сказал Север. — Мне кажется, вам лучше отказаться от этой мысли. Повторяю, я весьма вам сочувствую…

— Перед тем как придти сюда, я собрал о вас сведения, — Лазарев вновь вытащил из кармана пачку бумажек и бросил на стол. — Я могу себе позволить любые траты. И знаю о вас все! Вы редко беретесь за работу, но неудача не постигла вас ни разу. Шестнадцать случаев — и все они вот здесь! — он постучал пальцем по бумажкам. — Сбежавшие жены, похищенные дети… Вы начинаете работать, когда у милиции опускаются руки, и всегда добиваетесь успеха. При этом вы не туманите клиентам мозги всякой чепухой вроде гадания по картам и ясновидения. Вы просто идете по следу, и одному Богу известно, как вам удается отыскать исчезнувших. Вы словно заглядываете во времени назад, в тот момент, когда беда только что случилась…

— Я иду по следу живых людей, — сумел вставить Север. — Но в вашем случае, увы, этот след окончательно остыл.

— Неправда, — Лазарев внезапно успокоился. — Есть и семнадцатый случай, и я о нем тоже знаю. Уверен, кстати, что найдутся еще, просто у меня не было времени искать. Вы вернули дочь Дудлера с того света.

— Это просто чушь, — начал было Север, но Лазарев его тут же перебил.

— Дудлер сам рассказал мне! — снова вскричал он. — Она разбилась на своей машине, разбилась вдребезги вместе со своим дружком, когда они, вдрызг пьяные, гнали по трассе. Дружка собирали по кускам, но ее вы вернули! Она оказалась цела и невредима. Ни единой царапинки! Она вообще исчезла с места катастрофы. Потом — якобы целый месяц — лежала в больнице, но это было сделано лишь для того, чтобы не возбуждать любопытство газетчиков, которое неизбежно привело бы к вам! Вы отчего-то очень боитесь известности. Ну так учтите: если вы еще раз произнесете слово «нет», ваше досье будет передано в десяток изданий. Я сделаю вас знаменитым, и слава вас убьет. Либо я сам… Повторяю, денег у меня достаточно, и я их не пожалею. Кстати, вообще, вы кто такой? Откуда вы взялись? Что, такие вопросы вам тоже не нравятся? Так не вынуждайте меня искать на них ответ!

Север с немалым интересом разглядывал гостя. Таких клиентов у него пока не бывало.

— Если я вам не помогу, вы готовы меня убить? — спросил Север.

— Да! — ответил Лазарев без малейшего колебания.

«А ведь не врет и не блефует», — подумал Север. Это позабавило его.

— Как вам удалось разговорить Дудлера? — поинтересовался Север.

— Он сам ко мне пришел, — сказал Лазарев. — Дудлер должен мне очень крупную сумму. Был должен, — поправился он. — Сведения о вас он продал. Так вы мне скажете, как вам удалось вытащить его дочь?

— Возможно, — ответил Север.

Он колебался, решая, как поступить. Угрозы Лазарева его не пугали. Конечно, скандалист может создать некоторые проблемы, но серьезный вред причинить не в состоянии. «Собственно, почему бы и нет? — подумал Север. — Этот тип и так уже знает достаточно много. По крайней мере, если у меня получится, он не будет болтать лишнего. И если не получится — тоже…»

— Даже если я возьмусь за ваше дело, никаких гарантий дать не могу, — сказал он. — Вы готовы с этим согласиться?

Лазарев гулко сглотнул слюну и утвердительно кивнул.

— Учтите: ваш случай чрезвычайно сложен. Прошла целая неделя.

— Повторяю, я не пожалею никаких средств!

— В данном случае не в деньгах дело, — отмахнулся Север. — Впрочем, моя услуга обойдется вам недешево.

Лазарев расслабился и мрачновато-удовлетворенно усмехнулся.

— Наконец-то вы заговорили как деловой человек!

— Да поймите вы, — разозлился Север, — я не могу перепрыгнуть через собственную голову. Есть нечто более существенное, чем мое желание и ваши глупые угрозы. Дудлеру тогда просто повезло. Это было редчайшее стечение обстоятельств. И сейчас я вам готов обещать лишь одно: я попытаюсь рассчитать вероятность успеха. Не более. И если она равна нулю, я не смогу ничего изменить.

— Сколько потребуется времени для ваших расчетов? — спросил Лазарев.

— Около часа. Но результат будет окончательным, и на обжалование не рассчитывайте. Вы можете убить меня сразу — это ничего не изменит.

— Я приду ровно через час, — сказал Лазарев.

* * *

— Вы правы, в своей работе я использую фактор времени, — говорил Север. — Хотя и совсем не так, как вы думаете. Все намного сложнее. Я не могу попасть в любую точку, которую пожелаю. Вот вы, например, вошли через эту дверь, предварительно поднявшись по лестнице. Путь через стену или через окно вам заказан. Я в таком же положении. Самое главное, что шанс у нас действительно есть. Маленький, почти призрачный, но я могу попытаться его использовать. Впрочем, посвящать вас в детали нет смысла, это утомительно и отнимает время, которого у нас и так остается немного. Но кое-что я вам обязательно должен объяснить.

1
{"b":"167480","o":1}