ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
С точки зрения статистики

В разработке своей теории Сеймур исходил из выводов, к которым на основе 30- летнего изучения статистических данных пришел французский психолог Мишель Гоклен. Большая часть астрологических прогнозов не выдержали проверки в ходе анализа Гоклена. Это относится к предсказаниям по знаку Зодиака и по так называемым солнечным знакам. Например, изучение биографий нескольких сотен видных политиков разных эпох показывает, что лишь статистически незначительное число их родились под знаком Овена, который, по мнению астрологов, «дает» вождей. Но зато состоятельным оказался другой метод астрологии. Изучение гороскопов рождения тех же личностей свидетельствует, что в момент их появления на свет Юпитер был в зените или приближался к нему. Расположение планет в момент рождения человека — один из методов астрологии, достоверность которого подтвердили исследования Сеймура. Так, Сатурн присутствует в статистически значительном числе гороскопов рождения знаменитых ученых, Юпитер покровительствует политикам, актерам, писателям и т. д.

Космос дает «добро»

Для Перси Сеймура самым важным фактором стало другое открытие Гоклена. Хотя дни рождения детей и родителей редко совпадают, существует большая вероятность, что в момент рождения тех и других планеты занимают одинаковое положение, причем это верно для многих поколений одной семьи. На это явление, которое Гоклен назвал «планетарной наследственностью», указывали еще Птоломей и Кеплер. По мнению Сеймура, в этом повинны магнитные силы космоса, определенные периоды их активности. Плод в утробе матери «принимает» эти сигналы с помощью клеток нервной системы, которые выполняют функцию антенны. Поскольку дети похожи на родителей, объясняет П.Сеймур, то и их магнитные антенны «направлены» подобно родительским, то есть чувствительны к одинаковым колебаниям. В сущности, ни один ребенок не родится, пока его антенна не примет космический сигнал от «своей» планеты. Одним словом, момент рождения вовсе не случаен. На свет мы появляемся лишь в час, когда соответствующие планеты находятся в определенном положении.

Знайте «свои» планеты

Но как же тогда объяснить случаи, когда ребенок появляется на свет в результате, скажем, кесарева сечения? В этом случае, говорит Сеймур, эффект планетарного наследия теряется. Из-за врачебного вмешательства ребенок просто не в состоянии «настроить» час своего рождения по планетам и потому рождается в «ошибочную» минуту.

Влияние планет на людей не заканчивается с рождением человека. Правда, сразу же после рождения нервная система переполняется морем сигналов, которые посылают «обычные чувства», так что большая часть магнитных посылов тонет в этом множестве.

Но в отдельные

моменты, если доминантные планеты займут положение, которое они имели в момент рождения человека, космический сигнал станет таким сильным, что рассеет «помехи». С этим связаны крутые повороты в судьбе человека.

Геннадий Фролов

Рон Гуларт

Дела полицейские

Журнал «Если», 1992 № 05 - i_005.jpg

О

фициантка завизжала и замахала руками. От живой прислуги можно ожидать чего угодно. Стив Клеменс вышел из-за стола и через зеленое стекло витрины разглядел автостоянку. Темноволосый мужчина лет тридцати рухнул на колени, прижимая руки к животу. Полицейский фургон выехал со стоянки и остановился возле лежащего мужчины.

— В машине никого нет, — прошептала официантка, опрокинув на себя чашку кофе.

Должно быть, она недавно на этой планете, из какой-нибудь отсталой системы.

— Это моя машина, — сказал Клеменс, нажав кнопку салфеточницы. Из щели стола вылетела салфетка, и Клеменс протянул ее официантке. — Возьмите, вы облили платье. Это полицейский фургон, и он знает, как ему действовать.

Прижав салфетку ко рту, официантка отвернулась.

Полицейский фургон связал мужчину. Из соображений безопасности он парализовал его, а затем втянул в салон для определения личности и допроса.

— Он никогда не ошибается, — сказал Клеменс повернувшейся к нему спиной официантке. — Я уже год работаю шерифом на 23-й территории, и не было случая, чтобы полицейский фургон допустил промах. Так уж они устроены.

Судя по всему, фургон ввел подозреваемому успокоительное. Из щели стола вдруг вылетели еще три салфетки.

— Черт возьми! — выругался Клеменс, с силой ударив кулаком по столу.

— Иногда там что-то заедает, — все еще дрожащим голосом сказала официантка. Она вручила Клеменсу чековую карточку со счетом.

Клеменс коснулся руки девушки.

— Не волнуйтесь. На Барнуме справедливые законы. Жаль, что вам пришлось столкнуться с преступником.

— Он заказал у меня дежурный обед, — сказала официантка.

— Что ж, преступники тоже хотят есть, — ответил Клеменс, засовывая чековую карточку в прорезь кассового аппарата. Произведя расчет, аппарат распахнул двери кафе.

Стоявшие рядом с полицейским фургоном машины куда-то исчезли. Люди звали полицию только тогда, когда сами попадали в беду, а в остальных случаях старались держаться от нее подальше. Клеменс обвел взглядом бескрайние желтые поля и поморщился. Он только что закончил расследование и теперь возвращался в свой полицейский участок на 23-й территории. Еще час пути, и он будет дома. Закурив, Клеменс направился к полицейскому фургону. Ему было интересно узнать, кого задержал автомобиль.

— Сообщение для общественности, — заработал динамик на крыше полицейского фургона. — Находившийся в розыске убийца по имени Шелдон Клуг был арестован полицейским фургоном А-10. Суд признал Клуга виновным и приговорил его к смертной казни. Приговор приведен в исполнение в соответствии с законом. Вы слушали сообщение для общественности Полицейского Бюро Барнума.

Клеменс подбежал к машине. Ничего себе новости! Шелдон Клуг разыскивался властями одиннадцати территорий: он убил жену и искалечил всех домашних андроидов. Остановившись возле дверцы, шериф вытащил свое удостоверение и произнес пароль. Дверца открылась.

Усевшись на водительское сиденье, Клеменс сказал:

— Поздравляю. Как ты его обнаружил?

Динамик на щитке управления ответил:

— Преступник был индентифицирован через пять секунд после того, как покинул кафе. Позвольте выразить удивление, что вы сами его не опознали. Он не пытался скрыть лицо, и все приметы совпадали.

— Он сидел в другом конце зала, и я его толком не видел. — Повернув голову, Клеменс посмотрел на заднее сиденье. Полицейский фургон имел право содержать убийц до полного кибернетического суда на одной из территорий или, если приговор был вынесен заранее и если убийца представлял опасность для общества, приводить в исполнение смертный приговор на месте. — Где он?

Отделение для перчаток открылось, и оттуда выкатился сосуд с матовыми стенками.

Клеменс схватил его. «Останки Шелдона Клуга» гласила этикетка. После дезинтегратора от человека почти ничего не оставалось.

Положив сосуд на место, Клеменс спросил:

— Ты послал его фотографию, отпечатки пальцев и рисунок сетчатки глаза в полицейское управление?

— Конечно, — ответил автомобиль. — И стенограмму допроса. Все в четырех экземплярах.

— Хорошо, — ответил Клеменс. — Я рад, что мы поймали этого Клуга. — Закурив новую сигарету, Клеменс положил руки на руль. Полицейский фургон мог передвигаться автоматически, но Клеменс предпочитал сам вести машину. — Заводись и поехали на 23-ю территорию. И соедини меня с моим заместителем.

— Слушаюсь, сэр, — ответил фургон.

— Извините. Сейчас я его подрегулирую. Сообщение для общественности… Сообщение для общественности… Так лучше?

— Отлично. А теперь соедини меня с Кеплингом.

— Сейчас, сэр.

Клеменс увидел стайку птиц, парящую высоко над пустыней. Облизав сухие губы, он откинулся на спинку сиденья.

15
{"b":"167489","o":1}