ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Летим со мной», — призывала рекламная песенка авиакомпании. Новый «Боинг» был похож на блестящую птицу. В салоне было достаточно длинноногих стюардесс с огромными глазами, словно говоривших: «Можешь любоваться моей красотой, но трогать руками категорически запрещается». Из трехсот восьмидесяти шести пассажиров только восемнадцать летели первым классом. Так что в салоне было много места, что порадовало Фрэнка.

Он чувствовал себя усталым. Эта ночь отняла у него все силы, и только теперь он мог расслабиться в удобном кресле, слушая, как ревут мощные двигатели, перемещавшие самолет в пространстве. Скоро Лондон исчез из виду, и под самолетом теперь лежало ватное одеяло облаков. Впереди на фоне лазурного неба сиял солнечный диск.

Фрэнк почувствовал удовлетворение. Почему? Да просто потому, что ему нравилось путешествовать, и потому, что это было средством разжечь страсть женщины, оставшейся в Лондоне. Ее желание выйти за него замуж только усилится. И к тому же его возбуждало ощущение полета. Ему нравилось смотреть вниз, зная, что под ногами простирается огромное пространство. Чувствовать страх высоты вкупе с ощущением полной безопасности полета.

Он вытянул ноги и посмотрел в иллюминатор, когда из динамика раздался голос капитана, сообщившего, что они летят на высоте десять тысяч метров со скоростью девятьсот километров в час.

В иллюминаторе не было видно ничего особенного. Небо, облака внизу, оконечность крыла. Ничего интересного. По проходу, покачивая бедрами, шла белокурая стюардесса. Почувствовав взгляд Фрэнка, она тут же подошла к привлекательному мужчине. Спросила, удобно ли ему, не нужна ли подушка, газета, журнал или что-нибудь выпить…

— Бренди, — попросил Фрэнк. — С содовой и со льдом.

Он сидел у самой стены, и, чтобы подойти к нему, стюардесса должна была сделать шаг из прохода. Левой рукой Фрэнк погладил ее коленку, затем провел рукой вверх по бедру, забираясь под юбку. Он почувствовал, как напряглось ее тело, и увидел изумление на ее лице. Протянув правую руку, Фрэнк схватил ее за горло, сжав пальцы изо всех сил. Лицо блондинки налилось кровью, глаза вылезли из орбит. Поднос упал, и бренди разлилось. Стюардесса пыталась вырваться.

Мысленно Фрэнк считал секунды…Пятьдесят две…три, пятьдесят четыре…

Он нажал на кольцо.

На откидном столике вновь стоял поднос. Из маленькой бутылочки стюардесса наливала бренди. Улыбнувшись, она открыла содовую и спросила:

— Сколько вам?

— До края, — ответил Фрэнк. Пока она наполняла бокал, Фрэнк бросил на нее взгляд собственника, вспоминая, какой гладкой была ее нога. Вся прелесть в том, что эта девушка даже не знала, что он чуть не убил ее!

Стюардесса отошла. В ее голове не осталось никаких воспоминаний. Она помнила только то, что принесла бренди.

Фрэнк задумчиво смотрел на кольцо. Нажимая на выступ кольца, он возвращался назад на пятьдесят семь секунд. Все, что происходило за это время, исчезало навсегда. Он мог убивать, грабить, насиловать, но не испытывать никаких последствий, потому что этого на самом деле не происходило. Но запоминалось. Как он мог помнить то, что не произошло?

Например, со стюардессой: он вспомнил, какая у нее мягкая кожа и какое податливое тело. Он мог вырвать ей глаза, заставить визжать от боли, изуродовать ей лицо. Ему уже не раз случалось делать подобное. Его садизм искал выхода. Ничто не доставляло ему такого удовольствия, как чужая боль. Он даже убивал. Конечно, что такое убийство, если ты можешь повернуть время обратно? Если ты можешь видеть, как труп снова открывает глаза и улыбается.

Самолет слегка тряхнуло. Из динамика раздался спокойный голос командира корабля:

— Пожалуйста, застегните ремни, мы входим в зону турбулентности. Возможно, вы увидите вспышки молний, но не беспокойтесь, мы пролетим над грозой.

Фрэнк не обратил внимания на слова летчика, продолжая рассматривать кольцо. Отполированный камень вдруг показался ему похожим на зловещий глаз. Фрэнк раздраженно допил бренди, Это кольцо — просто машина времени. Маломощная, надо сказать, машинка. Но ему хватает.

Блондинка прошла рядом и, увидев, что он не пристегнулся, посоветовала ему сделать это. Фрэнк отмахнулся от стюардессы, подержал в рутах замки ремней и снова бросил их.

Зачем ему эти ремни? Нахмурившись, Фрэнк откинулся в кресле. Он размышлял.

Что такое время? Одна линия? Или она разветвляется? Может, нажимая на кольцо, он каждый раз создавал параллельные миры? Возможно, в одном из таких миров он напал на стюардессу и был арестован. Но ведь он напал на нее только потому, что мог стереть это. Без кольца ему бы и в голову такое не пришло. А кольцо позволяло вернуться назад и избежать последствий. Значит, его теория о параллельных мирах ошибочна? Что же это в таком случае?

Он не знал да и не стремился особенно узнать ответ на этот вопрос. У него есть кольцо, и этого достаточно. Кольцо, за которое ему предложили тысячу долларов.

Что-то ударило в самолет. Фрэнк услышал скрежет металла, и мощный поток воздуха, вырвав его из кресла, швырнул в пространство. Падая, он почувствовал, что в легких нет воздуха. Фрэнк попытался сообразить, что произошло. Тело заледенело. Перевернувшись, Фрэнк увидел самолет с оторванным крылом.

Несчастный случай, подумал он. Молния, метеорит, дефект конструкции. Когда в потолке самолета образовалась дыра, его выбросило из кресла из-за разгерметизации. И теперь Фрэнк падал. Падал!

Судорожным движением Фрэнк нажал на выступ кольца.

— Пожалуйста, мистер Уэстон, — сказала ему стюардесса, — пристегните ремни. Не вставайте. Или вы хотите… — Она посмотрела в сторону туалета.

— Послушайте! — крикнул Фрэнк, хватая ее за руки. — Скажите пилоту, чтобы немедленно изменил курс! Немедленно!

Фрэнк надеялся, что таким образом они смогут избежать аварии. Если они изменят курс, катастрофы не произойдет. Но действовать надо было быстро. Очень быстро!

— Скорее! — кричал он, направляясь к кабине. За ним бежала стюардесса.

— Чрезвычайная ситуация! — заорал Фрэнк. — Пусть пилот немедленно изменит курс!

Что-то ударило в самолет. В потолке появилась щель, и самолет начал расползаться, как банановая кожура. Блондинка исчезла. Воздух со свистом покидал самолет. Фрэнк уцепился за кресло, но исполинская сила оторвала его и швырнула в пространство. И снова он падал.

— Нет! — закричал он, обезумев от страха. — О, Боже! Нет!

Он нажал на кольцо.

— Мистер Уэстон, я настаиваю, чтобы вы пристегнулись. Разрешите, я вам помогу.

Фрэнк вскочил на ноги, и стюардесса испуганно отшатнулась.

— Это очень важно, — заговорил он, стараясь сохранять спокойствие. — Через минуту здесь произойдет взрыв. Понимаете? Если пилот не изменит курс, мы все погибнем.

Почему эта дура не верит ему? Сколько раз можно повторять!

— Идиотка! В сторону!

Оттолкнув ее, Фрэнк помчался к кабине летчиков. Споткнувшись, он упал на пол.

— Измените курс! — закричал он. — Ради Бога, измените курс!

Что-то ударило в самолет. Опять раздался страшный скрежет, и невидимая сила потянула его из самолета. Он ударился головой и очнулся, когда облака уже были над ним. Нажав кольцо, он обнаружил, что все еще парит в воздухе, задыхаясь от недостатка кислорода. Недалеко от него висели обломки самолета. Возле покореженного корпуса летели изувеченные тела.

Внизу блестела водная гладь океана. От страха у Фрэнка помутилось в голове. Он представил, что будет с ним, когда он с такой скоростью врежется в воду. И решил бороться до концам Судорожно нажав выступ кольца, он оказался, чуть выше, но все равно продолжал падать.

Пятьдесят семь секунд непрерывного ада.

Еще раз.

Еще раз.

Еще раз.

Еще и еще раз, потому что иначе он разобьется, ударившись о воду, как о бетонную плиту.

Перевел с английского Сергей КОНОПЛЕВ

ЗАВТРА

Журнал «Если», 1992 № 05 - i_008.jpg
21
{"b":"167489","o":1}