ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

ГЛАВА V

Дышать стало трудно. Абдулла держал нос и рот в полости шапки, с трудом втягивая в себя душный, пропитанный потом, вязкий воздух. Забилось, часто застучало сердце, кровь бешено колотилась в висках, легкие казались маленькими, рвались из груди. Хотелось сбросить с себя невыносимую тяжесть, вскинуть голову, глотнуть свежего воздуха. Но Абдулла неимоверным усилием воли сдержался, приноровился дышать часто и мелко, обманывая раздираемые болью легкие.

Хорошо, если диверсанты испугались и ушли. А если нет? Если, разделившись, ищут его в окрестностях. По следам не найдут. Он шел шаг в шаг за ними, ступая в выемки, оставленные крепкими башмаками. Словно чувствовал, что рано или поздно это пригодится. Да и опасался, вдруг диверсанты повернут назад, на свои следы, заплутав или еще по какой причине; заметят, что их кто-то преследует. Тогда несдобровать ему. Предусмотрительность выручила. Далеко искать тоже вряд ли будут. Заблудиться в бесконечном разливе барханов проще простого, они это знают. На их месте он, Абдулла, постарался бы уйти как можно быстрее, оторваться от преследования, воспользовавшись ночной темнотой. Они ведь на чужой земле.

Абдулла гасил в себе почти неопреодолимое желание высунуться хоть немного, вздохнуть, глянуть, что делается внизу. Нельзя, надо терпеть, пока есть хоть немного сил и можно, пусть с огромным трудом, дышать.

Порой, сам не замечая этого, он терял сознание, но разбуженный болью в легких мозг вновь незаметно «включал» его, и прерванная мысль продолжала свой бег. Ощущение времени Абдулла потерял, ватная глухая тишина песчаной могилы поглотила его. Но чувствовал, как с каждой минутой слабеет все больше. Кислорода измученному телу не хватало, кровь постепенно отравлялась, и ему казалось, что у него растет, разбухает голова, становится огромным пустым шаром, заполнившим все пространство, в котором, переливаясь, играли солнечные блики.

И, понимая, что через мгновение он полностью потеряет контроль над собой, Абдулла последним усилием воли пробил головой слой песка, втянул в себя воздух жадно и глубоко. Голова закружилась, и он вновь, теперь ненадолго, потерял сознание.

Когда очнулся, звезды на небе уже погасли, развиднелось. Внизу никого не было. Ни диверсантов, ни рюкзаков, ни канистры. «Неужели промахнулся, — с горечью подумал Абдулла. — Нет, не может быть». Тлел незатоптанный костерок, над ним вился едва различимый белесоватый дымок. Ушли? А вдруг засада?

Он долго еще лежал, не шевелясь, сдерживая желание подняться, размять затекшее одеревеневшее тело, глотнуть воды. Слушал пустыню обостренным до предела слухом чабана, способным различить сотни шорохов и звуков вплоть до едва уловимых. Раздувая ноздри, глубоко вдыхал утренний воздух, пытаясь поймать незнакомый запах в бедных ароматом песках. Травы и кустарники, прокаленные солнцем, почти не пахнут. В стерильно чистом пустынном воздухе посторонние запахи, даже тонкие, обнажались, усиливались. Но пустыня отвечала ему знакомыми и привычными звуками, приятной свежестью не замутненного ничем посторонним утреннего воздуха, и постепенно таяла сверхпредельная, обостренная настороженность.

Опираясь на здоровую руку, Абдулла с трудом стряхнул со спины тяжелый, слежавшийся слой песка, медленно встал во весь рост, напрягшись, зябко поеживаясь в невольном ожидании выстрела. Мгновенно крутанул голову, оглядевшись вокруг. Но пустыня не обманула его тихим своим спокойствием. Диверсанты действительно ушли.

Абдулла высыпал из ствола берданки насыпавшийся туда песок, продул его, протер затвор. Вложил в патронник свой последний патрон и стал спускаться с бархана вниз, в распадок к привалу диверсантов.

Нетронутый костер еще тлел, открытые банки с консервами были полны. Поодаль блеснули рассыпанные стреляные гильзы. Но все это пока не интересовало Абдуллу, он торопился туда, где лежали раньше рюкзаки и канистра, с тревожной надеждой вглядываясь в плотный песок.

Вздохнул с облегчением, улыбнулся. Под мощным искривленным стволом саксаула расплылось большое мокрое пятно.

«Попал, — подумал Абдулла удовлетворенно. — Но где же канистра? Наверное, прихватили с собой, надеются где-нибудь наполнить. Но где?»

Диверсанты искали его, он приметил следы, разбежавшиеся во все стороны по склонам. Но поиски длились недолго, сработал инстинкт самосохранения.

Абдулла потянулся было к открытой консервной банке, но брезгливость пересилила. У него еще оставался чурек и сахар. Да и надо было спешить вслед за диверсантами, попытаться узнать, куда они пойдут.

Если раньше он был осторожен, то теперь утроил бдительность, останавливаясь и прислушиваясь через сотню шагов: на очередной гряде надолго залегал, напряженно всматриваясь в открывающийся простор. Вдруг диверсанты вздумали проверить, не идет ли кто за ними, оторвались ли они от преследования?

Они могли это сделать двумя способами, рассуждал Абдулла. Или внезапно повернуть назад, все вместе, или оставить в засаде одного из группы. В том, что они это сделают, Абдулла не сомневался, весь вопрос — когда и где. Потеряй он бдительность хоть на одно мгновение — и конец.

Абдулла был почти уверен, что парашютистов ведет по пустыне человек, хорошо знающий эти места. Ибо ни по одной карте не пройдешь так уверенно. Проводник безошибочно нашел лучший выход из Коюнлы, отыскал для дневки заброшенный агил, расположенный чуть в стороне от естественной дороги на юг. О существовании этого агила Абдулла и не подозревал. И теперь тот быстро вел группу к колодцу Ата-куи. Абдулла уже догадался и теперь только хотел окончательно убедиться в этом.

«Пройду еще немного», — решил, лежа на животе и пристально рассматривая противоположный бархан с голой, не внушающей опасений вершиной. Он намеревался встать, но скосил глаза влево, к небольшой седловинке, набитой доверху сухими шарами верблюжьей колючки, занесенными туда ветром. Ему показалось, что верхний крайний шар слегка шевельнулся. Отчего? Стояло абсолютное безветрие. Может, под собственным весом осыпался песок, и шевельнулся шар. А может…

Рисковать Абдулла не стал, бесшумно начал сползать вниз. Идут диверсанты к Ата-кую, свернув с намеченной дороги. Надеясь там пополнить запасы воды, — теперь это ясно.

Впервые Абдулле улыбнулась удача. В Ата-кую воды не было. Колодец окончательно пересох года три назад. Иссяк небольшой водоносный пласт. Но проводник диверсантов, видимо, не знал об этом и вел их туда. Придут они к колодцу только к вечеру, не раньше. «Придут, убедятся, что воды нет. Что будут тогда делать?» — мысленно задал себе вопрос Абдулла, присев на корточки под раскидистым кустом и давая отдых уставшим ногам.

Додумать не успел. Сверху раздался шорох осыпающегося песка, тяжелое прерывистое дыхание. Бархан с другой стороны круто обрывался, и взобраться на него было нелегко.

Абдулла затаился, сжался в комок, не шевелясь, не дыша и даже не думая. Только отрывисто и тонко билось в висках: «Видит или не видит, пойдет дальше или нет? Вот, кажется, и все».

Но диверсант на вершине бархана не двигался, дышал все ровнее и спокойнее. Только единственный этот шелестящий звук выдавал его.

Абдулла сидел неудобно, спиной к вершине, зажав берданку между колен. Хоть и заряжена, но встать, обернуться и вскинуть винтовку он не успеет. За это время его можно трижды уложить на месте.

Положение безвыходное. Он ясно представил себе, как, отдышавшись, диверсант начнет спускаться по пологому склону и, миновав невысокий песчаный заструг, увидит его, Абдуллу, сквозь просветы нижних концов ветвей, на которых не было листьев. Время сорвалось, побежало в такт бешено колотящемуся сердцу. Сколько еще мгновений, секунд, минут отпущено ему судьбой?

Но первый, обжигающий прилив страха прошел. Опасность до предела обострила чувства, бессмысленно и безвольно ждать решения своей участи Абдулла не стал. Раздвинув колени, повел ствол берданки вниз, влево, оторвал тяжелый приклад от земли, поднял винтовку на уровень груди, собирая волю, все свои душевные силы в кулак, чтобы разом, вмиг подняться под пули. Может, он успеет первым…

8
{"b":"167816","o":1}