ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ирина ЛАВРЕНТЬЕВА

КРУГ ОБРЕЧЕННЫХ

Глава 1

ЭКСПЕРИМЕНТ

Видимо, когда-то здесь, в сосновом лесу на берегу озера, располагался пионерский лагерь. А может быть, эти комфортабельные двухэтажные корпуса из серого кирпича, обнесенные бетонной оградой, служили домом отдыха. Во всяком случае, одинаково легко было представить себе, как . оживали эти глухие места от позывных звонкого пионерского горна или от появления на берегу озера степенных дядечек с удочками в руках и легкомысленных панамах на макушках.

Что бы ни было здесь ранее, очевидно, что происходящее на обнесенной забором территории в настоящий момент для посторонних глаз не предназначалось.

Об этом свидетельствовала даже не столько вышеозначенная бетонная стена, сколько два расположенных в ней контрольно-пропускных пункта, в будках которых скучали охранники в пятнистой камуфляжной форме с автоматами через плечо.

Один из этих КПП находился у широких ворот, через которые въезжал на территорию автотранспорт. Именно там, над центральным входом, висела табличка:

"База отдыха «Лель».

Смеркалось. Спущенные с цепи кавказские овчарки бесшумно рысили среди корпусов. Охранники на центральном КПП вполголоса переговаривались между собой.

— Что-то в клиническом корпусе свет так поздно горит, — прикуривая, заметил один из них.

— Ты что, не знаешь? Рустам опыт проводит.

— Так меня две недели не было. Сегодня заступил.

— Пока тебя не было, их и завезли.

— Кого?

— Подопытных. Сегодня вроде бы закончить должны. Вчера бульдозер пригоняли, яму в лесу копали.

— Как бы побег не затеяли. Сколько их там?

— Это вряд ли. Таких подобрали, которые сами не бегают.

— Понятно, — откликнулся первый, с жадным любопытством вглядываясь в окна клинического корпуса.

Корпус был разделен .на две части. С двумя отдельными входами со стороны фасада и двумя запасными выходами с противоположной стороны. Скрытые жалюзи окна светились неравномерно: в правой части мерцали неярким рассеянным светом, слева — значительно ярче…

Внутри здания по коридору левой половины шли двое, облаченные во все белое: на них были длинные, почти до полу, медицинские халаты, из-под которых виднелись белые же бахилы. Лица были почти полностью скрыты толстыми ватно-марлевыми повязками и низко надвинутыми на глаза шапочками. Впереди шагал высокий мужчина с выправкой военного, сзади — стройная женщина с копной волос, едва уместившихся в тесный медицинский колпак. В руках женщины была видеокамера. Они подошли к одной из дверей, что справа и слева выходили в коридор наподобие дверей гостиничных номеров. Мужчина извлек, из кармана ключ, щелкнул замком.

За дверью располагалась довольно большая комната, разделенная стеклянными перегородками на изолированные друг от друга боксы. — Ты готова? — спросил мужчина. Женщина кивнула.

Открыв дверь первого бокса, человек в белом халате остановился у постели больного. В том, что лежавший здесь молодой мужчина болен, сомнений не возникало. Его опухшее, невероятно раздутое лицо сливалось с такой же отечной, раздутой шеей. Мужчина не двигался.

Врач деловито посчитал пульс, измерил температуру и кровяное давление, сделал запись на закрепленной у спинки кровати дощечке.

— Начинаем!

Женщина включила видеокамеру, и доктор заговорил по-английски, с дурным произношением человека, никогда не бывавшего за границей.

— Больной К. Двадцати четырех лет. Сегодня седьмые сутки после инфицирования штаммом «Багира». Доза препарата… — Врач назвал дозу. — Способ введения… Заболевание протекает в ангинозно-бубонной форме. В настоящий момент температура тела сорок градусов по Цельсию. Отмечается лимфаденит шейных, околоушных, подчелюстных лимфатических узлов. Выраженная интоксикация.

Больной находится без сознания. Пульс… Кровяное давление… Летальный исход — дело двух-трех часов.

Врач сделал отмашку, женщина выключила камеру.

Откинув одеяло, доктор деловито оглядел культяпки ампутированных ниже коленных суставов ног, паховую область.

— Смотри, Карина, какой роскошный бубон, — деловито произнес он, указывая на проступившую в паху огромную плотную опухоль.

Он прикрыл одеялом культяпки, оставив пах мужчины обнаженным.

— Сними это крупным планом.

Камера опять зажужжала.

Тщательно вытерев влажным полотенцем резину перчаток, врач с ассистенткой перешли в следующий бокс, из которого слышались глухие стоны.

— Больной С. Тридцати лет, — послышалась из-за перегородки английская речь. — Инфицирован штаммом «Багира» семь суток тому назад. Доза препарата…

Способ введения… Заболевание протекает в генерализованной форме с резко выраженной интоксикацией и развитием картины «острого живота». В ближайшие часы следует ожидать прободения язв кишечника. Летальный исход наступит через три-четыре часа. Традиционная вакцина защитного эффекта не дала.

Врач с ассистентом обошли еще восемь боксов. Пленка мерно жужжала, доктор деловито описывал агонию умирающих людей.

Затем они прошли к санпропускнику — небольшому тамбуру, встроенному в центральную часть коридора. Переодевшись в новое облачение, вышли в следующий отсек. За такой же, как и в первом отсеке, дверью слышались смех и добродушная матерщинка, сопутствующие мужским компаниям.

В боксах этой палаты картина была совершенно иной. За стеклянными перегородками сидели на кроватях вполне здоровые молодые мужчины. Если, конечно, не считать нездоровьем увечье.

Ибо все пациенты этой палаты не в состоянии были передвигаться без помощи костылей или колясок. Что, по-видимому, вполне устраивало экспериментаторов. Мужчины перекрикивались, травили анекдоты.

Камера вновь зажужжала.

— Вторая часть испытуемых представлена лицами той же возрастной группы, в том же количестве, что и первая, — десять человек. Волонтеры получили разработанное нами средство экстренной профилактики. Заражение штаммом «Багира» проведено через семь суток после вакцинации. Защитный эффект вакцины несомненен. Титры антител колеблются… — все так же по-английски рассказывал камере доктор.

— Слышь, доктор, когда опыт кончится? Надоело тут! Ты говорил, две недели. Так сегодня как раз две и есть, — прокричал кто-то из «волонтеров».

Закончив доклад, врач повернулся в сторону крикуна:

— Сегодня последний укол и взятие крови на исследование. Завтра будете свободны.

— А бабки когда?

— Завтра утром. Все завтра.

Через полчаса высокий мужчина, оказавшийся без медицинских маскировочно-защитных средств широколицым, узкоглазым человеком с большими залысинами на высоком лбу, и стройная женщина с густой копной каштановых волос просматривали пленку в комнатке, названной ими ординаторской.

— Что ж, все убедительно. Осталось зафиксировать exsitus letalis. И ликвидировать остальных.

— Я все сделаю сама, отдыхай, ты устал, — коснувшись губами высокого лба, произнесла женщина.

Она взяла из сейфа ампулы, упаковку одноразовых шприцев и вышла.

Ученый закинул руки за голову, с удовольствием потянулся. Получилось!

Все получилось!

…Ночью серая «Газель» выехала за территорию объекта и скрылась в лесу, высвечивая фарами едва различимую просеку. За первой машиной следовала «Нива».

Автомобили остановились возле вырытого в глухом месте котлована. Из кабины «Газели» выскочили трое парней в камуфляжной форме.

— Наденьте противогазы, — крикнул из окна «Нивы» ученый. — Выйдем, Карина, подышим. Воздух замечательный, а ты нынче тоже устала.

Двадцать укороченных мужских трупов были переброшены в яму. Из кузова извлекли бидон с хлорной известью. Останки погибших были густо засыпаны белым порошком. В котлован полетели комья земли.

В сторонке, наблюдая за работой, стояли, обнявшись, мужчина и женщина.

Глава 2

ДАЛЬНЯЯ ДОРОГА. ПИКОВЫЙ ИНТЕРЕС

На Курском вокзале царила паника. Все перроны пригородных поездов, все свободное привокзальное пространство было забито людьми до упора. Стонали и охали зажатые со всех сторон бабки с неимоверными тюками, смачно ругались мужики, распихивая несчастных старух и продираясь к своим поездам. Плакали дети, нервно вскрикивали женщины. Особенно поражало неожиданное обилие и разнообразие калек. Казалось, население столицы состоит в большинстве из горбатых, безногих, убогих граждан. Эти убогие бесстрашно врезались в толпу, занимаясь своим делом. Вот одноногий дядька на костылях шустро шарит в сумке молодой женщины, наклонившейся к плачущему ребенку…

1
{"b":"16901","o":1}