ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– До свидания, господин ан-Орреант, – сказал ун-Мусеп, готовясь выйти из комнаты. – Ваши слуги вас уже заждались.

– Это не слуги, – ответил Виктор, еще не зная, сколь важен такой ответ. – Спутники товарищи возможно, даже друзья

Маг кивнул, отвернулся и тут же повернулся обратно. Его глаза оживились.

– Нам нужно еще кое-что проверить, – внезапно сказал он, возвращаясь к столу и вновь вытаскивая из мешка большую книгу. – Сейчас сейчас

Виктор заинтересованно смотрел, как переворачиваются хрустящие страницы.

– Вот! – воскликнул ун-Мусеп, указывая дрожащим пальцем на строчки. – Вот же! Смотрите!

– Что там? – спросил Антипов, вытягивая шею.

– «Друг»! – с торжеством произнес маг. – Ваш слуга – не слуга вовсе, а друг! Посмотрите сюда! В книге есть запись «Друг в тюрьме». Видите?! Кто-то раньше уже думал о друге в тюрьме во время неудачного ритуала!

– Что там сказано? – осведомился Виктор. Он пока не до конца понимал магические заморочки, при которых время чуть ли не шло в другую сторону.

– Написано не вполне ясно, – признался маг. – «Когда кто-то смотрит на своего друга, то видит себя со стороны. Друг может быть лишен свободы только врагом. Ритуал не будет завершен, пока враг мешает».

Антипов потрогал переносицу. Ему приходилось решать в прежнем мире разные задачки и головоломки, но эта

– У меня есть враг? – спросил он. – Да еще такой, который может помешать двум бо большим магам провести ритуал?

Маг наклонил голову к плечу, вглядываясь в буквы.

– Вероятно. Так написано. Хотя этой записи, скорее всего, не одна сотня лет

Виктор обескураженно смотрел то на книгу, то на старика. Что еще за враг такой?

– Моего слугу в тюрьму посадил барон, мой приемный отец, – сказал Антипов. – «Друг может быть лишен свободы только врагом»… Выходит, барон – враг? Ну, если прямолинейно читать текст.

– Барон – маг? – спросил ун-Мусеп. – Или состоит в тайной организации? Работает на кого-то?

– Не маг, – ответил Виктор, морщась. – Он состоит лишь в одной организации – организации укрепления личной власти. Работает на себя ну, еще кое на кого другого. Но этот другой – точно не враг и заинтересован в том, чтобы я стал магом. Барон, кстати, тоже в этом заинтересован.

– Тогда это не барон, – произнес ун-Мусеп и вдруг поднял морщинистый палец, показывая на потолок. – Конечно, не барон. Он ведь даже не маг тут выше нужно брать, выше. Ваш барон, скорее всего, такая же игрушка в руках судьбы, как и слуга. Наверняка дело обстояло так, что барон не мог не посадить слугу в тюрьму. Тот сделал что-то ужасное?

Виктор кивнул. Мысли, не имеющие ответа, опять одолевали его. Враг – Зентел? Нет, этот тип сразу навалился бы всеми силами, если бы узнал о существовании истинных богов и скромного жреца. Тогда кто? Остальные могущественные демоны, выдающие себя за богов, были далеко и блюли свою территорию. А немогущественные вряд ли сумели бы что-то сделать. Антипов чувствовал, что далек от верных догадок. Ему в голову пришла лишь одна идея: неведомый враг явно не хочет, чтобы некий Ролт обрел Длань. Или, по крайней мере, не хотел неделю назад. Больше ценных мыслей по этому вопросу не имелось.

Он вскоре попрощался с магом, собрал свою гвардию воедино (Рикста явственно перепил) и вновь выступил по направлению к замку графини.

Мысли мучили Виктора. Сначала он думал о неведомом враге, но оттого, что здесь не было даже малейших зацепок, вскоре переключился на размышления о Лябу. В свете недавних событий у Антипова появилась новая версия: девица вовсе не была обыкновенной девушкой, а являлась каким-нибудь демоном. Однако это смелое предположение не могло полностью объяснить произошедшего. Демоны – существа бесплотные, вселяющиеся в людей или создающие себе временные тела (часто – грубо сработанные), но куда же в таком случае подевалось тело? Виктор опять пожалел, что не осмотрел сарая. Вдруг там осталось нечто, во что тело превратилось, когда демон сбежал? С другой стороны, кем были тюремщики? В чем вообще их роль и для чего демон посадил сам себя в клетку? Неужели чтобы позволить храброму воину спасти прекрасную незнакомку? Но Антипов мог с ходу придумать множество менее трудоемких способов знакомства. Например, если бы он встретил на пути девушку, якобы упавшую с лошади и подвернувшую ногу, то был бы вынужден ее подобрать. И никаких подозрительных платьев! История была бы проста и достоверна как слеза.

Виктор терзался раздумьями вплоть до того момента, когда вдали показался высокий и величавый темно-серый замок. Особенно выделялась одна из башен – самая высокая: ее конструкция была столь необычна, что напоминала спираль. Солнце как раз шло к закату и создавало вокруг замка кровавый ореол. Тайны временно позабылись, их сменило предчувствие нового. Это нормально. Человеку кажется, что он живет полноценной жизнью, только когда новые впечатления заслоняют старые.

Глава 5

Антипов остановился, подъехав совсем близко к обитым железом массивным воротам. Они были слегка приоткрыты, и, судя по голосам, раздающимся из-за них, там находилась большая группа встречающих. Виктор извлек копье, прикрепленное к седлу, и уверенно постучал в ворота тупым концом.

Раздался глухой звук, а разговор стих. Приезжий выждал пару секунд и хотел было опять начать стучать, но его опередили.

– Кто там? – раздался голос, и створка ворот чуть приоткрылась.

– Меня зовут Ролт ан-Орреант, – важно ответил воин. – Я прибыл на турнир.

Створка открылась полностью. За нею обнаружилась троица стражников, одетых в блестящие кольчуги очень хорошего качества.

– Ваша милость – сын графа? – спросил один из них, высокий и с длинной бородой с проседью, почти достигающей пояса.

– Нет, сын барона, – ответил воин.

На лице стражника мелькнуло едва заметное разочарование.

– Старший сын? – с надеждой спросил он.

– Лучший, – последовал ответ.

Разочарование стало отчетливей, но стражник справился с собой.

– Я – десятник Рекпа, ваша милость, – сообщил он. – В связи с большим количеством участников турнира мы вынуждены уведомить каждого, что замок не в состоянии предоставить привычного комфорта всем, за что ее сиятельство графиня извиняется, но.

Виктор заставил себя выслушать длинную речь. Желающих было действительно много, и практичная графиня решила их сортировать. Старшие сыновья графов и те, кто стоит выше них по социальной лестнице, селились в наиболее роскошных комнатах замка. Им дозволялось взять с собой до пяти слуг. Младшие сыновья графов и старшие баронов располагались в комнатах поплоше, и сопровождающих у них было меньше. Все остальные ограничивались лишь одним слугой, а их апартаменты Антипову очень хотелось надеяться, что никто не станет выселять кур из привычного им помещения, чтобы разместить вновь прибывшего. Стражник предложил оставить Нарпа и Пестера в деревне неподалеку.

– Я согласен, десятник. – Виктор решил пока вести себя тихо и осмотреться.

– Добро пожаловать, ваша милость! – Стражник, поднатужась, широко открыл створку ворот. – Вы найдете господина дворецкого в донжоне. Он разместит вас.

Антипов взял с собой лишь самое необходимое и вместе с Рикстой въехал во двор. Они двигались по отлично сделанной мостовой, выложенной из черных тщательно подогнанных камней, и разглядывали попадающихся на пути дворян, которых было довольно много. Зрелище оказалось настолько внушительным, что даже бросило тень сомнений на чело всегда уверенного в себе Виктора. Рикста же подливал масла в огонь.

– Смотрите, какой красавчик, господин! – шептал он, наклоняясь к Антипову и показывая на блондина в мягкой роскошной шляпе с плюмажем, из-под которой виднелись длинные завитые кудри. – А вон еще один! А вон тот-то, вон тот, в доспехах! Вот это здоровяк!

«Вот так вот, господин Дюма, – мрачно думал Антипов, не забывая вежливо кланяться в ответ на поклоны прохожих, – мне придется сражаться с теми, кто шире меня в плечах раза в полтора, а соревноваться за внимание графини с красавчиками, кто так и просится на обложку какого-нибудь популярного женского журнала в разделе «Секс-символ месяца» или даже года. На них даже плавки можно оставить. А вот полюбуйтесь на тот шкаф почти в сплошных доспехах. Если он их не снимет, то куда я буду бить? А вон еще образчик с физиономией Жана Маре. Да такому ничего и говорить не нужно. Просто выйти и принимать героические или задумчивые позы, а женщины будут сами на шею вешаться. Н-да. Куда меня занесло?»

15
{"b":"169028","o":1}