ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Понял-понял. Чего тут не понять! – Рикста испугался неожиданного гнева хозяина и поспешил сменить тему: – Господин, а какая она, графиня Ласана? Правда, что очень красивая? Что все мужчины влюбляются в нее с первого взгляда?

– Не знаю, как насчет влюбляются, – Виктор встряхнул слугу для профилактики перед тем, как отпустить, – но глядя на весь этот ажиотаж с турниром, можно сказать, что мужчины к ней хорошо относятся.

– Ну а если она не такая красивая? Вдруг слухи врут? – с облегчением продолжал допытываться Рикста.

Антипов отмахнулся, возвращаясь к изучению чертежа, но все-таки ответил:

– Если она некрасивая, то к ней хорошо относятся женщины.

Графиня Ласана ан-Мереа сидела перед большим серебряным зеркалом, украшенным причудливым узором из переплетенных веток и листьев. Она рассматривала свое лицо в зеркале как что-то привычное, хотя многие мужчины отдали бы все на свете, чтобы видеть его как можно дольше. Мягкие белокурые волосы обрамляли лицо с пухлыми щечками и небольшими алыми губами, не нуждающимися ни в какой помаде. Небольшой прямой нос позволял любоваться Ласаной не только анфас, но и в профиль. Темно-зеленые глаза удивительно гармонировали с бровями, которые были немного темнее, чем волосы.

– Так что у нас за проблемы, Вирета? – Голос графини был звонким и нежным, хороший поэт мог бы сравнить его с журчанием лесного ручья, а опытный поэт (поднаторевший в лести) запросто заявил бы, что этот самый ручей должен чувствовать себя польщенным таким сравнением.

Рядом с Ласаной стояла доверенная дама, темноволосая девушка лет двадцати пяти, одетая в роскошное черное платье, которое резко контрастировало с белой ночной сорочкой графини. Вирета принесла тревожные вести и старалась подать их в легкомысленной форме, словно это могло как-то изменить их суть.

– Ваше сиятельство, нам сообщили, что сюда пожалуют жрецы на время турнира. Вероятно, для того чтобы сразу по его окончании заключить брак вашего сиятельства с каким-то счастливчиком.

Однако графиня не оценила шутки.

– Жрецы? Какие жрецы? – переспросила она. – Зачем они? У меня ведь есть собственный.

– Его благочестие верховный жрец Ларант отрядил к нам очень высокопоставленного священника со свитой. Он прислал письмо, в котором сообщает, что распорядился проверять все без исключения турниры и мероприятия. Он опасается, что какой-то знаменитый преступник может почтить нас своим вниманием.

– Преступник? Что за преступник? – Ласана слегка наморщила чистый и высокий лоб.

– Неизвестно, ваше сиятельство. Этот турнир – большое событие, мало ли кто к нам заявится. Но вопрос в том, где мы разместим жрецов. Все комнаты заняты, а священники высокопоставленные. Их нужно поселить хорошо.

– Неужели ничего нет? – Упоминание о преступнике быстро вылетело у графини из головы. Она была слишком озабочена насущными проблемами: ведь даже представить не могла, что ее скромный турнир привлечет столько претендентов на приз.

– Нет, – покачала головой Вирета. – Кого-то придется потеснить.

– Только не Женара! Он ведь старший сын соседнего графа, и к тому же отличный боец.

– Я знаю, что вашему сиятельству он нравится, – улыбнулась дама.

– Конечно, нравится. Он и кое-кто еще. За такими точно будешь как за каменной стеной. Ты знаешь, что это нам сейчас очень нужно. Король мне опять угрожал.

Вирета тихо вздохнула. Она догадывалась, о чем говорит госпожа. Год назад скончался отец Ласаны (а перед ним по несчастливому стечению обстоятельств умерли все остальные мужчины рода ан-Мереа), и на совсем юную девушку, единственную наследницу, свалился ворох забот о землях. Возможно, графиня и справилась бы со всем сама, если бы не ее двоюродный дядя Гийор ан-Труе. Он воспользовался смертью родственников и решил проверить, как будет смотреться графский венец на его лысоватой голове. Для осуществления мечты надо было всего ничего – убедить короля в том, что если Ласана в ближайшем будущем не выйдет замуж, то нужно забрать ее земли и передать ему, Гийору. Единоличное управление графством женщиной традиционно было невозможно. Ласана и так продержалась целый год, отбиваясь от нападок дяди. Неудивительно, что девушка искала сильного защитника.

– Ваше сиятельство, ходят слухи, что к нам со дня на день пожалует сам Менел, – выложила дама вторую сногсшибательную новость. – Его тоже придется где-то размещать.

– Что, тот самый? – с недоверием переспросила графиня.

– Да.

– О котором говорят, что он – сын бога? Герой?

– Да, ваше сиятельство. Непобедимый Менел, который даже не носит ресстра. Вы ведь слышали об этом? Никто не знает, сын ли он кого-то из богов на самом деле, но магия не оказывает на него никакого влияния. Поговаривают, что и боги с ним мало что могут сделать.

Графиня слабо улыбнулась. Она еще не решила, как отнестись к этой новости. Если сюда заявится настоящий герой, то исход турнира будет предрешен.

– А ты добавила вновь прибывших к списку? Ничего не напутала? – Ласана подумала, что разбираться с проблемами нужно по мере их поступления. Менела ведь еще нет в замке.

– Как можно, ваше сиятельство! – возмутилась Вирета. – Все как мы договаривались. Знатные занимают верхние строчки, а знатные и сильные – еще выше. Но список разросся. Я предлагаю больше не включать в него провинциальных дворянчиков.

Ласана была очень практичной девушкой. У нее склонность к этому проявилась с детства, а последний год развил и укрепил столь похвальное качество. Графиня решила подойти к процессу отбора женихов рационально и завела список. В нем основные претенденты были на самом верху и могли двигаться вверх и вниз. Очень удобно.

– Может быть, ты и права. Слишком много кандидатов, – согласилась графиня. – А что, уже кто-то не вошел в список?

– Да, ваше сиятельство. Но только один. Я решила не добавлять нищих дворянчиков только сегодня.

– Один? Кто же он, этот невезучий человек?

– Некий Ролт ан-Орреант, младший сын какого-то барона. Я его видела. Одет так себе, доспехи неплохие, но это, пожалуй, все, что у него есть. Даже слуга – мальчишка. Об этом Ролте никто не знает. Птица низкого полета. На такого жаль тратить время.

Ласана посмотрела на свои тонкие и ухоженные руки. Она старалась быть непредвзятой, но Вирета права. Зачем нужны никому не известные дворянчики?

– Сыновей баронов перестанем вносить в список с завтрашнего дня, – распорядилась графиня. – Так что добавь этого Ролта. Это будет справедливо, но помести его в самый конец. Только там ему место.

Глава 6

Виктор не терял времени даром. Энергия, подстегнутая грозным видом конкурентов, бурлила. Его память и чувства обострились. Даже обоняние работало на полную катушку, словно у гончей, напавшей на след зайца.

Антипова почти не терзали угрызения совести по поводу того, что он собирался обманом заполучить меч. Он понимал, что все участники турнира – верные сторонники Зентела, а следовательно, потенциальные враги. С этой же точки зрения следовало рассматривать и графиню. Виктор вновь чувствовал себя диверсантом в тылу противника.

Нюх безошибочно привел Антипова на площадку для тренировок. Приближалось время большого ужина, солнце совсем село, а площадка была освещена светом многочисленных факелов.

Там толпился народ. Некоторые фехтовали друг с другом, а иные просто наблюдали. Когда Виктор увидел это, он подумал о том, что если бы подобного места не существовало, его следовало бы немедленно ввести в обиход. Ведь что может дать информацию о противниках новичку? Только наблюдение за ними. Возможно, остальные дворяне знали друг друга, догадывались о сильных и слабых сторонах, но Антипов вообще в первый раз лицезрел большинство присутствующих. Сейчас он боролся с желанием раздобыть бумагу, чтобы тут же записывать достоинства и недостатки потенциальных конкурентов.

Турнир должен был состоять из состязаний нескольких видов. Сюда относились индивидуальные пешие соревнования с мечом и щитом, мечом без щита, двуручным копьем, копьем и щитом, а также классические конные соревнования с копьем. Индивидуальных видов было ровно пять. В каждом из них выявлялось два победителя, обладателя первого и второго места, которым вручались большие (золотые) и малые (серебряные) кольца. После того как эти пять состязаний будут завершены, назначалось последнее, групповое – ристалище. В нем две команды противостояли друг другу, ведомые лидерами. Участникам, проявившим себя, тоже вручались кольца. Затем количество полученных наград подсчитывалось, и выявлялся абсолютный победитель.

17
{"b":"169028","o":1}