ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Так темно же, – резонно возразил Виктор. – Скоро вообще стемнеет.

– Ну а вдруг увидим? – продолжал настаивать Ипика. – Мы ведь одним глазком! Да и окно рядом. Заглянем, и все.

Они находились на пустынной части замка между зданием донжона и внутренней стеной. Там проходила дорожка из черного камня, которая местами почти утопала в давно не стриженной высокой траве.

– Ну, посмотрим, если вы так хотите., – Антипов изо всех сил старался скрыть заинтересованность. – Где окно?

– Да вот. – Ипика показал на черный прямоугольник в каменной стене, нижняя часть которого располагалась на высоте человеческого роста.

– Тут подсаживать надо. Иначе не достать. – Виктор сразу же оценил объем работ. – Да и не видно ничего. Может, завтра утром?

– Но мы же здесь, Ролт! Заглянем, а?

– Ладно. Только вы полезете, а я вас подсажу. – Антипов решил пропустить приятеля вперед. Так будет лучше.

Они подошли к окну поближе, юноша попытался подтянуться самостоятельно, схватившись пальцами за нишу, но из этого ничего не вышло. Руки скользили, а ноги не находили опоры в тщательно подогнанных камнях.

Виктор сцепил кисти в «замок», Ипика встал туда одной ногой, распрямился и наконец за что-то ухватился.

– Окно не заперто! – горячо зашептал он. – Похоже, щеколда поломалась.

Антипов уже знал, что в графском замке в некоторых местах имеются самые настоящие рамы. На первом этаже к этим рамам были приделаны железные решетки, плотно прилегающие к стеклам. Если окно открывалось, то и решетка открывалась вместе с ним.

Ипика ловко взобрался на окно и, бормоча себе под нос, что отсюда ничего не видно, шмыгнул в комнату. Виктор остался снаружи. Он не ожидал от приятеля такой прыти и пытался лихорадочно сообразить, что делать. Если Ипика действительно доберется до меча, то это – одно, но если его там поймают – это совсем другое. Виктор не хотел полагаться на волю случая. Риск должен быть оправдан и просчитан.

Тем временем неугомонный Ипика уже пробирался по комнате. Виктор слышал шепот юнца, который сетовал на то, что по-прежнему плохо видно, что какие-то тумбочки мешают нормально идти, большая кровать занимает слишком много места, а сундук вовсе не решетчатый.

В голову Антипова закралось смутное подозрение, что в том месте, где хранится такой меч, никаких кроватей быть не должно. Но потом он отверг эту идею, предположив, что артефакт находится в одной из спален. От размышлений его отвлек громкий шепот Ипики.

– Ролт! – шипел тот изо всех сил. – Ролт! Помогите! У меня тут неприятность!

– Что случилось? – спросил Виктор, старательно вглядываясь во тьму, хотя точно знал, что ничего там не увидит: слишком высоко.

– Я застрял, Ролт! Палец застрял!

«Приехали, господин Достоевский, – с раздражением подумал Антипов. – Наказание уже есть, теперь дело за преступлением».

– Как застрял? Где?

– В сундуке, Ролт! Я его сунул в замочную скважину, думал, открою, посмотрю.

Виктор тяжело вздохнул. Ситуация развивалась не по плану. Спасти Ипику и в случае чего оказаться пойманным за компанию? Или не спасать, но тогда Ипику точно поймают. А что он скажет? Выдаст сообщника или нет? Да и бросать как-то неприлично

– Сейчас, подождите. Постараюсь залезть, – буркнул Антипов, примериваясь к стене.

Он подпрыгнул и, пользуясь тем, что его рост выше Ипики, а окно уже распахнуто, сумел сразу же ухватиться за раму. Подтянулся, кряхтя, и втиснул свое тело в узкий проем. Скользнул внутрь комнаты и оказался на полу, покрытом толстым и мягким ковром. Виктор немного постоял у окна, чтобы позволить глазам привыкнуть к темноте, и вскоре обнаружил огромную кровать под балдахином. В углу комнаты рядом с большим сундуком уныло сидел Ипика.

– Это чья-то спальня, – шепнул Антипов, двигаясь к страдальцу мимо зеркала над столиком с изогнутыми ножками. – Женская спальня, наверное. Что там у вас?

– Вот… – Было очень плохо видно, но Виктору удалось рассмотреть, что палец юноши погружен в сундук.

Воин на ощупь определил, что там находится замочная скважина стандартных размеров для людей, увлекающихся гигантоманией.

– Как вас угораздило? Зачем туда пальцы совать? – Антипов не пытался скрыть недовольного тона.

– Я же посмотреть хотел, – начал оправдываться Ипика. – У моего отца есть похожий сундук. Если туда засунуть палец и согнуть, то можно поддеть самым его кончиком замок. Я так часто делал еще в детстве.

– Понятно. Смотреть больше ни на что не будем, – безапелляционно заявил Виктор. – Сейчас я вас освобожу – и на выход.

Юноша кивнул соглашаясь.

Антипов зашарил по одной из небольших полок, приделанных к стене на высоте пары метров. Эта была пуста, он перешел к следующей и обнаружил то, что искал, – масляную лампу. Взяв ее в руки, Виктор капнул немного масла на палец Ипики, действуя больше на ощупь, чем видя, что делает.

– Попробуйте сейчас, – прошептал он. – Подвигайте там пальцем и тащите!

Юноша дернулся и с радостным вдохом освободился.

– Все! К окну! – сказал Антипов, ставя лампу на место.

Ипика пошел вперед по направлению к прямоугольнику окна, казавшемуся даже ярким на фоне неосвещенной комнаты. Виктор уже предвкушал, что сейчас они выберутся, и это неожиданное приключение, заставившее его понервничать, наконец завершится. Интересно, что сказал бы Кеаль, если бы ему сообщили, что его лучший последователь бездарно схвачен за попытку украсть призовой меч? Даже стыдно так попадаться.

Юноша уже взобрался на окно и, свешивая ноги вниз, неожиданно произнес:

– Простите, Ролт, но я сейчас лишь сообразил. Это – другая сторона.

– Другая сторона чего? – нетерпеливо осведомился Виктор.

– Замка! Меч не тут, а там. Здесь ничего нет!

Антипов только собрался с присущей ему вежливостью и тактом высказать все, что он думает о способностях собеседника к ориентации в пространстве, а также о том, куда мужчине пристало совать пальцы, а куда – нет, как вдруг раздался подозрительный шум. Он весьма напоминал звук открывающейся двери, ведущей в эту комнату.

– Быстрее, Ипика! – прошептал Виктор, впадая в легкую панику. Его, конечно, уже утешала мысль, что меча тут нет, но ведь это мало что значило, потому что здесь есть он, Антипов. В спальне незнакомой женщины, с никому не ясными намерениями по отношению к ее имуществу или к ней самой. Даже самому себе не ясными.

Но юноша, как назло, замешкался. Дверной замок уже грохотал вовсю. Им не пользовались, должно быть, целую вечность.

Виктор с ужасом понял простую вещь: он не успевает. Сейчас Ипика спрыгнет, а потом, буквально через секунду, распахнется дверь. Антипов не стал особенно раздумывать, а, отшатнувшись от окна, пригнувшись, нырнул под кровать, моля Ареса и Кеаля вместе взятых, чтобы его никто не услышал. Возможно, что какой-нибудь бог дверей и замков по ошибке принял эту мольбу на свой счет, но дверь распахнулась с таким скрипом, что Виктор ощутил огромное облегчение. Услышать что-либо происходящее в комнате было невозможно.

Тут же комната наполнилась светом. Антипов, скосив глаза в щель между покрывалом и полом, заметил нижние края двух длинных юбок. Одна юбка, голубая, отошла к зеркалу и остановилась там, а другая, черная, перемещалась по комнате, видимо, зажигая лампы, – становилось все светлее и светлее.

– Нужно здесь все починить, – раздался высокий и приятный голосок. – Дверь скрипит, а окно сломано. Распорядись, Вирета.

– Ваше сиятельство пожертвовали собой, когда отдали свои комнаты жрецам, – последовал ответ, произнесенный тоже неплохим голосом, но уступающим по звонкости первому. – Слуги еще не успели все сделать. Я их потороплю.

– Жрецы прибывают завтра утром?

– Да, госпожа. Очень хочется, чтобы они побыстрее схватили того, кого ищут, и убирались восвояси. Здесь ведь и без них тесно.

Виктор почувствовал, что по его лбу заструился пот. Он сразу же понял, что жрецы – это неспроста. Особенно такие жрецы, которым графиня отдала свои комнаты. И кого они ищут, спрашивается? За точный ответ на этот вопрос Антипов был готов отдать все, что у него есть из честно нажитого имущества (все пять медяков).

19
{"b":"169028","o":1}