ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Голубая юбка вновь начала двигаться. Она отдалилась от столика и упала на пол. Виктор увидел пару прекраснейших белых ножек, которые вышли сначала из лежащего платья, а потом сбросили изящные синие туфли.

– Мне нужно переодеться к ужину, – сказал первый голос, очевидно принадлежащий графине.

– Еще не все платья доставлены, ваше сиятельство. Здесь только шесть.

Антипов заметил, как дверцы большого шкафа, стоящего напротив сундука, распахнулись.

– Не могу выбрать, что надеть. – Графиня села на край кровати менее чем в метре от головы Виктора. Если бы он решился, то мог бы протянуть руку и дотронуться до обнаженных тонких щиколоток. И, без сомнения, ему этого очень хотелось. – Знаешь, Вирета, нам придется тяжело. Эти мужчины их слишком много. И они говорят не то, совсем не то!

– Вашему сиятельству не нравятся кавалеры? – спросила Вирета. – Мне кажется, что среди них есть весьма сильные и достойные.

– Сильные – это точно, – с иронией в голосе ответила Ласана. – И их достоинство лишь в этом. Ты думаешь, почему я отличаю Женара? Он ведь умный человек. Но и здесь нет гарантий.

– Каких гарантий, госпожа?

– Во что превратится наша с тобой жизнь, Вирета, после моего замужества? Как ты считаешь? Я буду рожать детей и следить за замком, а муж – играть в кости, проводить время на охоте и иногда с кем-нибудь воевать. Пышные приемы, которые мы сейчас устраиваем, станут редкими событиями. Деньги графства пойдут в первую очередь на забавы мужчины, а уж потом на благо самого графства. И только жалкие крохи перепадут нам с тобой. Сейчас при моем дворе живут шесть поэтов и менестрелей. Я лично слежу, чтобы деревни при замке не бедствовали. Но это все изменится, ты понимаешь?

– Но ваше сиятельство сами решили выбрать лучшего воина. Конечно, он будет тратить деньги прежде всего на солдат.

– А кого же мне еще выбирать, Вирета, с таким-то дядей? Вот если бы нашелся человек верный, сильный и проницательный, который сказал бы так: «Госпожа, я обо всем позабочусь сам. Удвою за год доходы графства, чтобы вы лично и опекаемые вами люди ни в чем не нуждались». Вот тогда бы я сразу вышла за него.

Виктор в который раз за сегодняшний день испытал непреодолимое желание законспектировать полученную информацию.

– Увы, госпожа, настоящие мужчины перевелись.

– Они никогда и не рождались, Вирета. Мы смотрим на мужчину через девичьи мечты и называем его настоящим, если он нам подходит. И как разочаровываемся, когда обнаруживаем малейшее отличие! Настоящий мужчина на самом деле представляет собой ходячее собрание женских грез. Это же смешно. Будем практичными – нужно иметь дело с теми, кто существует в реальности.

«Однако, господин Ницше, графиня-то жжет, – подумал Антипов. – Любопытственный экземпляр. И икры просто замечательные».

– Помнишь, недавно один из моих менестрелей посвятил мне песенку с таким припевом: «Ах, если бы здесь сейчас же появился мужчина, на которого я могу положиться во всем»? – продолжала графиня, снимая оставшиеся на ней предметы туалета, судя по тому, как ноги поочередно поднялись и опустились обратно. – Очень своевременная песенка, и там нет ни слова о настоящих мужчинах! Однако я замерзла. Пусть принесут еще другие платья, Вирета. Нужен больший выбор.

– Я распоряжусь, госпожа. – Черная юбка подошла к двери. – Сейчас кликну служанок, они доставят всю одежду, а также тут немного приберут, пока вы будете одеваться. А потом, когда мы уйдем на ужин, кто-нибудь починит дверь и окно.

«Кажется, пора сматываться. – Мысль Антипова была проста как кусок стекла. – Если сюда придут служанки, то непременно меня обнаружат. И что хуже – опознают. И тогда возникнет вопрос – что я делаю под кроватью графини? И вряд ли поверят в то, что я просто из чувства сострадания помог почти незнакомому мне человеку вытащить палец из замка».

Дверь со скрипом открылась и захлопнулась. Графиня осталась одна, а Виктор судорожно перебирал возможности побега. Ласана встала с кровати и отошла в дальний угол комнаты, к сундуку, в результате чего воин сумел увидеть не только ножки, но и то, что было сразу над ними. Зрелище привело его в восторг, он даже на мгновение перестал нервничать, сконцентрировавшись на ощущениях в нижней части своего тела.

Однако Антипов сумел взять себя в руки, решив быть стойким несмотря ни на что.

«Да, графиня хороша, – подумал он. – Но я ведь наверняка видел и получше! Например эта как ее ну та, которая застраховала свой зад на миллион он потом раздался вширь в два раза и стал, наверное, стоить два миллиона тьфу! Если бы я был миллионером, то дал бы миллионов пять за каждую Ласанину ягодицу. А это – сразу место в Книге рекордов Гиннесса! О черт, опять я не о том думаю».

Виктор попытался переключиться на более нейтральную тему. Он вспомнил о том, что у него есть загадочный враг неизвестного происхождения. Это сразу же помогло.

Антипов проанализировал обстановку. Он даже потянулся к свисающему покрывалу, проверяя, можно ли его быстро сдернуть с кровати. Выходило, что да, можно.

Графиня отворила ключом сундук и со стуком откинула крышку. Она все еще стояла спиной к Виктору, и тот решил, что пришло время действовать.

«Ах, если бы здесь сейчас же появился мужчина, на которого я могу положиться во всем», – очень музыкально запела Ласана.

В эту же секунду из-под кровати выкатился Антипов, который, не останавливаясь, заворачивался с головой в желтое покрывало, снимая его с кровати. Графиня, услышав шум, обернулась и пронзительно закричала. Виктор не стал задерживаться в комнате. Покрывало кое-как пропускало свет, воин шагнул к окну, нащупал раму, распахнул и вывалился наружу, сопровождаемый удивительно звонким и мелодичным криком. Если бы он позволил графине закончить припев, то узнал бы, что мужчина из песни, «на которого можно положиться», тоже не стал задерживаться, а побежал выполнять работу на благо замка.

Глава 7

Наш герой много успел за этот день, но вечер еще не закончился. Виктор, сам того не ожидая, попал в замок в самый ответственный момент: когда претенденты выбивались из сил ради того, чтобы произвести первое (и самое важное) впечатление на главного судью – графиню.

Антипов ворвался в свою каморку и сразу же скинул темно-желтые башмаки.

– Выбрось их, – сказал он сонному Риксте, которого разбудил. – Выбрось так, чтобы никто не заметил.

Виктору расставаться с обувью не хотелось: башмаки были удобны и легки. Но, увы, их видела графиня во время бегства нашего героя через окно.

– Хотя постой, – внезапно добавил Антипов. – Не выбрасывай, а спрячь где-нибудь. Может, пригодятся

Он уже вошел в ритм жизни в графском замке. Женар и ан-Суа произвели на Виктора сильное впечатление. Но он сдаваться не собирался. Чтобы одолеть этих двоих, нужно собрать все силы, предельно сконцентрироваться. А значит, ничто не должно пропадать зря!

– Теперь давай карту, – сказал Антипов слуге. – Я уже примерно знаю, где находится меч, нужно взглянуть, нет ли чего на карте.

Рикста, который все время с момента происшествия с подвалом просидел под домашним арестом, уныло потянулся за мешком. Хозяин собственноручно спрятал карту туда. Слуга развязал мешок, пошарил в нем рукой, а потом высыпал все содержимое на кровать. Карты не было.

– Что такое? – встревожился Виктор. – Ты перекладывал вещи?

– Нет, – мотнул печальной рыжей головой Рикста.

– Выходил?!

– Нет, – слуга смотрел недоумевающе. – Никуда не выходил, господин. Все время сидел тут.

Виктор поначалу не стал беспокоиться. Он уже знал, что на карте изображен замок графини, и находил ее очень полезной, особенно с обозначенными секретными переходами (если, конечно, это на самом деле переходы). Молодой гость Ласаны скрупулезно и тщательно проверил все свои вещи и заставил Риксту заглянуть под кровати и в камин. Карты не было. Виктор даже взял лучину и спустился в подвал, но там, кроме голых стены и двери, ведущей неизвестно куда, тоже ничего не было. Ценная находка исчезла бесследно.

20
{"b":"169028","o":1}