ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Спину прикрывайте… И не спорь, Гвоздь… Тут я старшим… – мягко, но непреклонно отрезал Потапов. – А вот и остальные, тебе в подмогу…

К ним, перескочив через поваленный плетень, подбежали бойцы. Демьян поначалу их не признал. Все в надвинутых на лица касках, покрытые пылью и грязью.

– Держите ухо востро… – уже на ходу добавил Потапов. – Тут эсэсовцы, как тараканы, из каждой щели могут выскочить…

– Оно и понятно, Потапыч, они ж пруссаки. Хоть и пятнистые!.. – раздался веселый, до боли знакомый голос.

XXXVIII

Переменник сорвал каску, отирая лоб.

– Аркаша! – не сдержав радостных эмоций, воскликнул Гвоздев.

– Чертяка! Живой!.. Ну, вы тут устроили… – продолжал Аркаша.

С Зарайским прибежал Ряба. Все трое похлопали друг дружку по плечам, при этом стряхивая с гимнастерок толстенный налет пыли. Перешли на шаг и, следуя наказу Потапова, двинулись в сторону площади, по пути внимательно оглядываясь по сторонам и высматривая недобитых фашистов.

– Ряба воды тебе дал? – спросил Зарайский.

Рябчиков виновато спохватился.

– Забыл, товарищ командир, забыл…

– Забыл… – смешно передразнил Зарайский парнишку. – Эх ты, Ряба… Люди тут от жажды чуть не померли… Я вот лично у Потапыча выдул почти всю флягу. Так она, представь, еще чуть холодненькая была!

Он произнес это с таким наслаждением, что Гвоздев невольно сглотнул, протолкнув ком в сухой, как наждак, глотке.

– На вот, Дема, испей. Конечно, нагрелась уже, но все лучше, чем ничего…

Зарайский быстрым движением скинул с плеча вещмешок и вынул оттуда флягу.

– А мы уж подумали, что тебя – все… – проговорил он, деловито отвинчивая крышку и подавая ее Демьяну. – Фома вроде сказал, что сам видел, как тебя «пантера» переехала…

Гвоздев оторвал пересохшие губы от горячего горлышка фляги.

– А ты видел Фомина?.. – почему-то с тревогой спросил он.

Аркаша махнул рукой на правый фланг, туда, откуда по полю удалялась вражеская машина.

– Фома жив, – тут его радость как-то сразу пожухла, и потускневшим голосом он добавил: – Ранен только. Нога… Говорит, если бы не ты, Гвоздь, хана бы ему была. А вот Фаррах погиб…

– Фаррахов?! – воскликнул Рябчиков.

XXXIX

Гвоздев промолчал, а потом глухим голосом спросил:

– Как это случилось?

– Из танка его… – выдохнул Зарайский. – «Пантера» за танкистами нашими прилепилась в хвост.

Он кивнул головой на левый фланг, в сторону подбитой «семидесятки».

– Вы как раз в лес отошли… А Ремезов с Паньковым здорово немчуре башку закрутили. Чуть-чуть не успели в сосны нырнуть. Ну, эти им ходовую и своротили… И автоматчики прут, понимаешь. Думали наших живьем взять. А там Фаррахов на опушке. Пока танкисты выбирались из машины, так он дал эсэсовцам прикурить. Пехоту положил носом в поле, заставил землю грызть. А эта гадина накатывает на него… Ему бы с опушки вглубь уйти, а он лежит, ни с места, ждет, пока наши отползут. Бьет прямо в морду танковую, а они, само собой, в ответ… А потом вроде как пушечка маленькая сработала с башни в его сторону и над ним прямо: ба-бах! Разрыв вроде такой небольшой… А осколками его накрыло так, что живого места не было. Я уже после Фарраха в сосны оттащил…

– Артюхов тоже… – после секунды тягостной тишины проговорил Демьян. – Под гусеницы…

– Гады… – скорбно добавил Зарайский, но тут же ожил: – Зато как Потапыч с ребятами дал им… «Пантеру»-то в лесу… Это пэтээровцы наши зажгли. С левого борта, прямо в бочину, в упор – «ба-бах!». А потом гранатами – под гусеницу, по башне… Выкурить этих гадов не могли с полчаса… Вешнякова из расчета ПТР убили… Минометчика ранили, тяжело… Не помню фамилию… Из пулеметов, из щелей потайных, из пистолетов стреляли, ни за что не хотели сдаваться… Пока зажигательной смесью лючки им и щели не залили… Тут люк на командирской башенке откинулся сразу. Белый платок высунули, на антенне какой или еще на чем, так и не разобрал… «Сдавайся!» – орут. По-русски, понимаешь, орут, но так, как заучили. «Сдавайся!» А Потапов на корпус запрыгивает и первого за шкирку вытаскивает под дулом своего ППШ, потом второго… Механики потом вылезли через второй люк… Одного под мышки тащили, угорел, гад. Оружие тут же покидали, возле гусениц… Ну, выстроили их. Я был, Потапыч, номер второй из расчета пэтээровцев, у которого Вешнякова убили… Не помню, как фамилия его, а зовут Вася. Так вот Вася этот все никак не мог от гибели Вешнякова в себя прийти. Все порывался кровь им пустить. А Потапыч даже не успел ничего сделать. А может, и не планировал… Ты же его знаешь, у него свой счет с фашистами… А тут еще эсэсовцы черепушку намалевали на броне, на форме своей. Это значит: смерть вам несем. А как говорится, за что боролись, на то и напоролись… Этот, значит, Вася, пока Потапов последнего на землю стаскивал, вскидывает свою винтовку и старшего их, командира танка фашистского, и застрелил. «Паф!» ему в голову, тот на броню с башкой раскроенной и грохнулся. Остальные как заорут. Один на Потапова кинулся, другие – кто куда… Ну и положили мы их… Всех там положили… Магазинов вот набрал запасных от гадских их автоматов. Гранаты еще были. Это у Фомы… Его возле «пантеры» оставили. Он все хотел залезть внутрь, пулеметы снять… Сказал, попробует… Бери, вот, Гвоздь… У тебя тоже, смотрю, трофейный… А то мне «сидор» уже всю спину отбил…

Зарайский достал из вещмешка и протянул Демьяну зажатые в жменю магазины, густо смазанные и жирно блестевшие на солнце. Гвоздев взял их. Перед глазами его снова отчетливо всплыла картина гибели Артюхова.

– Так им и надо! Я бы так же сделал, – глухо сказал он. – За Тюху спросили с гадов… А Потапов молодец!

– Да, Потапыч – голова, – сразу повеселевшим голосом согласился Зарайский. – Первым делом потому, что нам передышку дал. А то думал, уже кончусь…

– Твоя правда, – подтвердил Гвоздев.

* * *

Бойцы, прочесав избу за избой, вышли на колхозную площадь. От брошенной фашистами искореженной бронетехники валил черный дым. С восточной стороны продолжала греметь канонада орудийных выстрелов. Это без устали работали самоходные установки. Выпущенные ими снаряды теперь рвались где-то за колхозом, может быть, уже за рекой, там, куда передовые силы атакующих танков теснили остатки эсэсовцев.

Глава 4

Залечивая раны

I

Цепь атакующих пеших фашистов и траншею переднего края, где держал оборону взвод старшего лейтенанта Коптюка, разделяло меньше пятидесяти метров, и расстояние это стремительно сокращалось.

«Тигр» обошел «пантеру» по диагонали и, ревя двигателями, подминая огромными, спереди задранными кверху, как турецкие туфли, гусеницами рыхлую землю, приближался к окопам.

– Гранаты – к бою!.. – крикнул Федор, и, разжав усики, взялся за чеку, выжидая, когда машина подойдет ближе.

Теперь уже было ясно, что танк пройдет через траншею первым, а затем в расчищенный им коридор устремятся автоматчики. «Давайте, гады, давайте, идите сюда… Ответите за Веточкина, и за радиста Григорьева, за Андрюху Виленского и за всех остальных… Ближе, ближе…» Он уже не отдавал себе отчета, вслух он это говорил или это гулко, вместе со стуком сердца отдавалось в его голове. Да это уже было и неважно.

Важно было то, что надвигалось на его взвод и на него. Важно было встретить этих пятнистых достойно. Эта «тигриная» груда брони пусть проходит. Денисов встретит их достойно. В этом можно не сомневаться. Получат по зубам, по своим клыкам, залитым кровью его товарищей, его однополчан.

Главное, не пропустить пятнистых. Уж очень нагло они идут, в полный рост, уже и не прячутся, рослые громилы. Ничего, посмотрим, кто кого… Посмотрим…

Приготовившись метнуть гранату в сторону танка, Федор со стрельбой по вражеским автоматчикам решил тянуть до последнего. В последнем барабанном диске его ППШ оставалась едва половина патронов. Если бить короткими очередями, по три-четыре пули на выстрел, это не больше десяти нажатий на курок. Хорошо, потом наганом, прикладом, руками, зубами…

31
{"b":"169141","o":1}