ЛитМир - Электронная Библиотека

По окончании последовавшего судебного разбирательства их вздернули, всех до единого, – паршивые овцы отправились прямиком на адские вертела.

Эдвард Ингланд был пиратом другого склада: он щелкал бичом по спине общества в Ост-Индии да на жарких берегах Индостана.

Особняком среди знаменитых пиратов стоит капитан Хауэл Дэвис. То был флибустьерский Одиссей, любимец не только плутоватого Меркурия, но и мудрой Минервы.

Это он одурачил капитана французского корабля, превосходившего его собственный по размерам и вооружению вдвое, и вынудил того сдаться, не произведя ни единого выстрела (не только из пушек, но даже из пистолета) и не нанеся ни единого удара саблей.

Это он дерзко появился в порту Гамбия на побережье Гвинеи и под прицелом крепостных пушек прикинулся работорговцем. Мошенничество продолжалось до тех пор, пока плод зла не поспел. Когда бдительность губернатора и гарнизона крепости была совершенно усыплена, а шайка Дэвиса рассредоточилась по ключевым позициям, на свет были извлечены пистолеты и сабли: кто шевельнет хоть пальцем, умрет. Пираты связали солдат спиной к спине, а губернатора привязали к его собственному креслу и захватили все, что только им приглянулось. Затем они уплыли, и хотя добыча не оправдала их ожиданий, все равно поделили между собой довольно кругленькую сумму.

С удачей росла и их наглость, и пираты решились покуситься на остров Принсипи, процветающее португальское поселение недалеко от побережья. Они разработали хитроумный план по захвату, и он сработал бы, не окажись некий португальский негр из их шайки предателем: он-то и сообщил о предстоящей операции коменданту крепости. Вследствие чего капитан Дэвис, сойдя на следующий день на берег, обнаружил усиленный караул, выстроенный якобы в честь его прибытия. Однако когда он со своими сообщниками, ничего не подозревая, выбрался из шлюпки и двинулся вдоль берега, внезапно раздался грохот мушкетов: все заволокло дымом, и воздух огласился стонами. Только одному человеку удалось вырваться из едкого облака, добежать до шлюпки и уплыть. Когда же дым рассеялся, на земле, словно груда старого тряпья, лежали сраженные капитан Дэвис и его товарищи.

Капитан Бартоломью Робертс был самым способным учеником Дэвиса, и когда последний внезапно встретил свою смерть столь прискорбным образом, описанным выше, он был единогласно избран командующим флотилией и оказался весьма достойным своего выдающегося учителя. На скольких трясущихся, словно перепуганные утки, купцов низвергался он, подобно ястребу, неизменно общипывая несчастных догола, прежде чем выпустить из своих беспощадных когтей.

«Капитан Робертс был весьма галантен, – сообщает один из историков того времени, – одевался в богатый малиновый жилет, штаны и шляпу с красным пером, а на шее носил золотую цепь с бриллиантовым крестом. Он был вооружен саблей и двумя пистолетами, которые согласно пиратской моде висели на конце шелковой перевязи, перекинутой через плечо». Таковым Робертс и предстал в своей последней схватке с «Ласточкой», королевским военным шлюпом. Как же доблестно сражались сии несгибаемые пираты, ибо, оказавшись запертыми в ловушке между боевым кораблем и берегом, они решили наброситься на слуг короля, обрушив на них шквальный бортовой залп, и затем попытаться уйти, положившись на удачу: флибустьеры надеялись, что им удастся своим огнем нанести ощутимый урон неприятелю.

Когда «Ласточка» дала ответный залп, капитан Робертс пал первым: картечь угодила ему в шею, и он рухнул на ствол пушки, рядом с которой стоял. Некий Стивенсон, стоявший у руля, увидел, как упал капитан, и решил, что тот ранен. Он поднял было его руку, но тело перевернулось, и тогда стало ясно, что Робертс мертв. «После этого, – свидетельствует все тот же историк, – он [Стивенсон] разразился слезами и взмолился, чтобы следующий выстрел достался ему». Боевой дух пиратов после гибели капитана был сломлен. «Веселого Роджера» спустили, и один за другим они сдались, чтобы затем предстать перед судом и отправиться на виселицу.

Таков краткий и весьма упрощенный отчет о жизни и деяниях наиболее прославленных пиратов. Но это лишь немногие из обширного списка выдающихся корсаров: таких, как капитаны Эвери Мартел, Чарлз Вейн (за которым, словно за призраком, доблестный полковник Ретт из Южной Каролины гонялся по тихим бухтам и заливам вдоль побережья), Джон Рэкхем да еще Томас Энстис, Ричард Уорли, Джон Эванс, Уильям Филлипс и многие другие, – несколько десятков отчаянных мужей, одни только имена которых в старые добрые времена приводили в дрожь капитанов торговых судов.

Это целая глава мировой истории – глава мрачная и зловещая, полная жестокости и страданий, насквозь пропитанная кровью и пороховым дымом. И все же глава эта написана, и содержание ее необходимо знать. От души надеюсь, что человечество сумеет прочесть меж строк истории великую истину: зло – лишь орудие в свершении добра. Посему история зла, равно как и история добра, должна быть изучена, осмыслена и понята.

Пираты южных морей - i_002.png

Глава II. Призрак капитана Бранда

Трудно объяснить, с какой стати дурная слава падает на человека, если что-то плохое сотворил его дед, однако в нашем мире вообще очень мало справедливости, и зачастую люди, не проявляя особой разборчивости, не отказывают себе в удовольствии причинять страдания невинным вместо виноватых.

Хотя Барнаби Тру был хорошим, честным и послушным мальчиком, однако ему никогда не позволяли забыть, что он приходится внуком тому самому знаменитому пирату, капитану Уильяму Бранду, который после множества поразительных приключений (если уж верить расхожим преданиям и балладам, сложенным об этом человеке) был убит на Ямайке капитаном Джоном Мальо, командовавшим его кораблем сопровождения, галерой «Приключение».

Насколько мне известно, никто никогда не оспаривал тот факт, что вплоть до отправки Бранда на борьбу с пиратами южных морей его всегда считали честным и достойным уважения морским капитаном.

В экспедицию он отправился на «Королевском владыке», судне, снаряженном одним из самых добропорядочных купцов Нью-Йорка. Сам губернатор пожертвовал на сию операцию немалые средства и лично подписал полномочия Бранда. Потому, если сей несчастный и сбился впоследствии с пути истинного, то на это его наверняка подвигло величайшее искушение – ведь немало других людей вело себя отнюдь не лучше, если им подворачивался удобный случай в тех далеких морях, где было так легко взять множество дорогих товаров и остаться при этом безнаказанным.

Разумеется, все эти многочисленные предания и баллады превратили нашего капитана в самого страшного и нечестивого негодяя, какой только жил на свете. А если даже он и впрямь был таким, что ж, одному лишь Богу ведомо, как он страдал и какую цену заплатил за это, ибо сложил Бранд кости свои на Ямайке, а после отправления на «Королевском владыке» в то долгое злополучное плавание так и не увидел более ни свой дом, ни жену и дочь, оставив их в Нью-Йорке на попечение людей совершенно посторонних.

Когда он повстречал свою судьбу в гавани Порт-Ройяла, под его командованием находилось два корабля: «Королевский владыка», снаряженный для него в Нью-Йорке, и галера «Приключение», которую, по слухам, Бранд повстречал где-то в южных морях. С ними-то он и стоял более месяца в ямайских водах по возвращении с африканского побережья, ожидая новостей из дома, которые оказались весьма дурными, ибо к тому времени колониальные власти решительно настроились схватить Бранда и повесить его за пиратство, дабы отмыть свои руки, запятнанные прежними с ним делишками. Вполне возможно, что именно тогда наш капитан и рассудил, что наилучшим выходом для него было бы припрятать добытые нечестным путем сокровища где-нибудь в укромном уголке и по прибытии в Нью-Йорк попытаться договориться с властями о помиловании; это представлялось более разумным, нежели сразу же плыть в Америку с пиратскими трофеями, рискуя таким образом потерять и жизнь, и деньги.

10
{"b":"169689","o":1}