ЛитМир - Электронная Библиотека

Лицо Хиллари ничего не выражало. По нему я ничего не могла понять. Она сидела прямо, одной рукой то дергая, то поглаживая свою длинную черную косу. Никаких эмоций.

Тейлор тихо плакала в скомканный бумажный носовой платок. Ее платиново-белые волосы были собраны на макушке. Но все равно спадали на лицо, когда она прикасалась платком к глазам.

Наблюдая за ребятами, изучая их лица, я осознавала, что они не могут быть убийцами.

Я знала их.

Они были моими друзьями. И не могли быть убийцами. Не могли. Не могли.

После похорон мы все собрались дома у Сэнди. Его мама поставила на стол тарелки с сэндвичами, и мы с жадностью набросились на них, так как умирали с голода.

Мы все время болтали. Думаю, потому что были ужасно напряжены и мечтали забыть о похоронах. Но это было нелегко, поскольку мы оставались в траурных одеждах.

Винсент снял свой галстук и обмотал его вокруг лба. Постепенно он становился похожим на себя самого. Винсент слегка ожил, так как его родители разрешили ему прийти к Сэнди, хотя он был наказан на несколько дней!

Винсент рассказал нам про похороны его бабушки. По его словам, она была очень строгой личностью, очень строгой, и старалась, чтобы все всегда делалось правильно. Над ее гробом священник произнес такую трогательную траурную речь, что все расплакались. А затем гроб открыли, чтобы каждый мог пройти мимо и отдать последнюю дань уважения.

Но тут все ахнули от изумления. Бабушки Винсента там не оказалось. Вместо нее в гробу лежал трехсотфунтовый лысый мужчина с густой бородой, как у Санта-Клауса.

В церковь доставили не тот гроб.

Ахи переросли в хихиканье. Затем церковь залилась смехом.

— Люди просто взрывались от хохота, — радостно поведал нам Винсент. — Все буквально катались от смеха. Правда. Это было так весело! Бабушка всю жизнь жаловалась, что никто ничего не делает правильно, и была права!

Мы все засмеялись. Все, кроме Сэнди. Он все еще оставался ужасно напряженным. Потом я заметила, как он встал у камина, взял маленький бронзовый бюст и стал нервно перекладывать его из одной руки в другую.

Мама Сэнди, маленькая хрупкая женщина, — талантливый скульптор. Их гостиная наполнена скульптурными головами Сэнди и его старшей сестры Гретхен, которая тогда училась в колледже в Корнуолле. Сходство бесподобное!

Я наблюдала, как Сэнди перекатывал бюст из одной руки в другую. Он едва слушал рассказ Винсента. Мне показалось странным, что он даже не обращал внимания на Тейлор.

Тейлор тихо болтала с Хиллари на диване. Теперь она распустила волосы, и даже издалека я видела, что ее глаза покраснели от слез.

— Ты все еще наказан? — спросила я у Винсента. — Или родители тебя уже простили?

Думаю, он не расслышал моего вопроса, потому что отошел от меня и быстрыми шагами направился на кухню.

— Кто-нибудь хочет колу или еще что-нибудь? — крикнул оттуда.

Я последовала за ним на кухню. Он открыл дверцу холодильника и наклонился.

— С тобой все в порядке? — спросила я.

Винсент достал банку «Маунтин Дью» и выпрямился.

— Полагаю, что да. Это просто судьба, не так ли?

— Да, судьба, — согласилась я.

Он шумно открыл банку.

— А ты в порядке, Джули? Тебя не мучают кошмары? Я хочу сказать, ведь именно ты нашла его там. Должно быть…

— У меня это все время перед глазами, — призналась я. — Мои родители говорят, что это еще продолжится какое-то время. Они думают… — Я замолчала, услышав, что Сэнди зовет нас в гостиную.

Винсент сделал большой глоток из банки. Затем повернулся, и мы пошли в гостиную, чтобы узнать, в чем дело.

— Заходите, — пригласил Сэнди, проводя нас в кабинет. Я пыталась понять выражение его лица. Но он избегал моего взгляда. — Все заходите! — Голос у него был какой-то подавленный.

— В чем дело? — спросила Тейлор.

Сэнди что-то пробормотал, уставившись в пол. Я ничего не расслышала. Думаю, Тейлор тоже.

Мы все уселись в маленьком кабинете, стены которого были обиты пробковым дубом. Сэнди осторожно закрыл дверь.

— Я… я хочу вам кое-что сказать, — тихо объявил он, все еще продолжая держать в руках маленький бронзовый бюст.

— Собираешься продать эту вещь? — пошутил Винсент. — Или ты просто себя любишь?

Тейлор рассмеялась. Мы с Хиллари переглянулись.

Мне было любопытно, что придумал Сэнди. Какое сообщение хочет сделать?

Сэнди кашлянул и прочистил горло. Затем поставил бронзовую голову на полку.

— Я вам это рассказываю, ребята, потому что вы мои друзья и я доверяю вам, — быстро проговорил он, уставившись в окно позади меня.

Я увидела, что Винсент открыл рот, собираясь выдать очередную шутку, и строго покачала головой, давая ему понять, чтобы он помолчал. Винсент откинулся на спинку стула.

— Я хочу рассказать вам это, но в то же время не хочу, — загадочно произнес Сэнди. — Но я чувствую, что… чувствую… — Его голос задрожал. Он глубоко вздохнул. — Я чувствую, что мне надо вам это сказать.

— Сэнди, что это? — крикнула Тейлор, вскочив на ноги.

— Ладно… — Сэнди снова прочистил горло. — Я… я должен сделать признание. Понимаете, я — именно тот… тот, кто убил Ала!

Глава 5

— Это не смешно! — закричала я.

Тейлор открыла рот от изумления и прикрыла его рукой. Хиллари сузила глаза и никак не отреагировала.

— Ты шутишь, ведь так? — спросил Винсент, опуская банку с содовой на пол и вскакивая на ноги. — Ну и шуточка, парень!

Сэнди дико заорал:

— Это не шутка, Винсент! Я не шучу. Я говорю вам правду!

— Нееееееет! — завопила Тейлор, глядя на него диким взглядом.

— Я сделал это, — повторил Сэнди. — Я убил Ала. Вы мои друзья. Я хочу, чтобы вы знали правду. И знаю, что вы будете хранить мой секрет.

— Bay! — протянул Винсент.

Мурашки пробежали по моему телу. Одна за другой. Я уставилась на Сэнди. Я слышала его слова. Но не могла в них поверить. Не хотела в них верить.

— Это неправда! Неправда! — вопила Тейлор. Она пронеслась по кабинету, обняла Сэнди и зарыдала. — Это неправда! Я знаю, это не так! Я знаю!

Сэнди взял ее за руки и нежно отстранил от себя.

— Мне очень жаль, Тейлор. Мне действительно жаль. Но я сделал это. Я говорю правду.

Хиллари встала, качая головой. Затем скрестила руки на груди, подошла к окну и посмотрела на залитую солнцем улицу.

Винсент глядел на Сэнди, широко открыв рот.

Я старалась унять дрожь. Наконец постепенно пришла в себя.

— Но… почему? — задыхаясь от волнения, спросила я. — Почему, Сэнди? Что заставило тебя это сделать?

В комнате вдруг воцарилась тишина. Я слышала только тихие рыдания Тейлор и сильное постукивание собственного сердца.

— Он разрушал нашу жизнь, — тихо, почти шепотом ответил Сэнди. — Он разрушал всю нашу жизнь. Все становилось только хуже и хуже. Я… я сделал это для всех нас.

— Но, Сэнди… — начала я.

— Мы ведь все хотели, чтобы Ал умер, не так ли? — перебил он меня. — Мы все ненавидели его, верно? Нам всем было неприятно, когда он задирал нас, когда помыкал нами, когда заставлял нас делать… — Его голос прервался.

— Это неправда! — снова завопила Тейлор. — Это неправда! Неправда!

— Мне очень жаль, — тихо сказал Сэнди. — Мне очень жаль, что ты так расстроилась. Но я не жалею о том, что сделал. Не жалею, что его убил.

Я посмотрела на Хиллари. Она встала спиной к окну, по-прежнему со скрещенными руками на груди. К моему удивлению, у нее было очень сердитое выражение лица.

— Сэнди, ты не должен был нам этого рассказывать, — неожиданно заявила она.

Сэнди широко открыл глаза и изумленно уставился на нее.

— Что? Я подумал…

— Ты не должен был нам сознаваться, — твердо проговорила Хиллари. — Вовлекать нас в преступление. Это нечестно.

— Но, но… вы же мои друзья, — пробормотал Сэнди и, вытянув руки, сделал несколько шагов по направлению к ней.

Хиллари попятилась назад, пока не ударилась о подоконник.

10
{"b":"169759","o":1}