ЛитМир - Электронная Библиотека

На мгновение ее глаза скрылись за солнечными бликами на стеклах очков. Затем она подвинулась, и снова стал виден ее злой взгляд.

— Это неправильно, — сказала она Сэнди, стиснув зубы. — Даже если мы твои друзья, как ты мог вовлечь нас в убийство? Что мы теперь должны делать? Просто хранить тайну и никогда больше не думать об этом?

— Но я сделал это специально для тебя, Хиллари! — яростно закричал Сэнди.

Послышался какой-то шум, и мы все повернулись к двери. Сэнди побелел. Уверена, он думал, что там стояла его мама.

Но, должно быть, это было что-то на улице, проехала машина или что-то еще. Дверь осталась закрытой. Сэнди снова обратился к Хиллари:

— Почему ты меня обвиняешь? Я сделал это для тебя. Ал разрушал твою жизнь больше, чем чью бы то ни было. Он тебя шантажировал, принуждал давать ему деньги и… и…

Хиллари покачала головой, хмуря брови.

— Ты должна меня благодарить! — протестовал Сэнди. — Действительно должна, Хиллари! Вместо того чтобы вот так смотреть на меня, ты должна быть мне благодарна.

— Но ты убил его, Сэнди! — крикнула она таким голосом, которого я у нее никогда не слышала. — Ты убил его! Да, правда, он разрушал мою жизнь. Все время мне докучал, требуя разные вещи. Надоедал, но… — Хиллари глубоко вздохнула. — Но я никогда не убила бы его! Понимаешь, Сэнди? Соображаешь, что ты сделал? Ты убил человека. Ты убил Ала! — Сэнди открыл рот, собираясь что-то сказать, но Хиллари остановила его резким движением руки и добавила, отчеканивая каждое слово: — Да еще сознался в этом полной комнате людей.

— Вы не люди, — возразил Сэнди. — Вы мои друзья. Я рассказал вам, потому что вы мои друзья.

— И для чего же еще нужны друзья? — вмешался Винсент. Он, конечно, хотел пошутить, но шутки не получилось.

Теперь даже Винсент не мог нас рассмешить. Я посмотрела на него, пытаясь догадаться, о чем он думает. Но его было очень трудно понять. Шутки Винсента всегда скрывали его истинные чувства.

— Ты поставил нас в ужасное положение, Сэнди. — Хиллари опять вздохнула, опустив руки. — Теперь у нас нет выбора. Мы должны рассказать твоим родителям. Или вызвать полицию.

— Нет! — завопила Тейлор и повернулась к ней: — Подумай, что ты говоришь?! Мы должны защитить Сэнди. И должны хранить его секрет.

— Я доверял вам, ребята, — пробормотал Сэнди, уставившись в ковер.

— Думаю, Тейлор права, — произнесла я задумчиво. — Мы не можем сдать Сэнди. Ужасно даже думать об этом. — На секунду мне показалось, что я сейчас разрыдаюсь. Слишком много всего навалилось. Слишком много печали. Слишком много ужаса. Слишком много напряжения.

— Он сделал нас причастными к убийству, — снова заспорила Хиллари.

— Но сделал это для нас, — напомнил Винсент. — Поверь мне, когда Ал разбил машину моих родителей, я хотел его убить. Я действительно хотел его убить. Но у меня не хватило нервов.

— Ты не хотел отнять у человека жизнь, — объяснила ему Хиллари. — Ты был зол, но знал, что не убьешь человека только из-за того, что он создал тебе проблемы.

Тейлор подошла к Сэнди и обвила руками его талию.

— Мы будем продолжать жить, — проговорила она, положив голову ему на плечо. — Постараемся обо всем забыть и будем жить дальше. Если мы сдадим Сэнди в полицию, то как это переживем? Как сможем вернуться к нормальной жизни?

— Она права, — поддержала я Тейлор. — Если мы сдадим Сэнди, то загубим еще одну жизнь.

— Спасибо, Джули, — тихо отозвался он и повернулся к остальным. — Вы все меня знаете. Знаете как хорошего парня. И знаете, я не убийца. Просто обычный парень. Ваш друг. Мы все хорошие друзья. — Он с трудом проглотил слюну.

Я видела, что Сэнди переполнен чувствами.

Тейлор сжала его талию. Потом подняла голову и поцеловала его в щеку.

— Вы знаете, я не убийца, — повторил он. Его глаза пробежали по нашим лицам. — Я никогда в жизни больше никого не убью. Так ведь?

Спустя неделю Сэнди снова чуть не убил человека.

Глава 6

Правда, на сей раз это произошло в моем сне.

Мне приснилось, что мы с Хиллари бежим по бесконечному зеленому полю. И вдруг мы начинаем катиться на роликах, летим навстречу ветерку, который треплет наши волосы и свитера. Помню, мне было очень странно, что мы можем вот так здорово скользить по траве.

Затем небо вдруг потемнело. Трава сначала стала синей, потом черной, по мере того как на нас надвигалась тень.

Мы снова побежали, теперь переполненные страхом. Я не знала, чего мы боялись, пока не увидела выходившего из-за деревьев Сэнди.

В руках он держал связанные ролики. Сэнди поднял их, развел в сторону и потянул за шнурки. При этом почему-то раздался странный лязг.

Никогда не забуду этого ужасающего звука. Я знала, Сэнди выжидает, чтобы задушить меня и Хиллари. Задушить нас обеих.

Но мы все равно бежали к нему, будто нас что-то притягивало, словно хотели помочь ему нас убить.

И вот мы уже близко. Сэнди сильнее натянул шнурки…

В этот момент я проснулась. Вся в поту. Моя ночная сорочка прилипла к телу.

Настороженно прислушиваясь, я уловила тот лязг. Чудовищный лязг. Потом медленно осознала, что это в моей спальне бьются от ветра об оконную раму подъемные жалюзи.

Я вздрогнула. Представила себе Сэнди. Круглолицего маленького Сэнди с его пухлым, детским лицом. Но теперь он стал для меня дьяволом, зловещей, пугающей фигурой, приходящей в мои сны.

Я покосилась на будильник, стоявший на прикроватной тумбочке. Было только шесть пятнадцать. Небо за окном еще не посветлело.

Опустив ноги на пол, я стала выбираться из кровати. Знала, что больше не смогу уснуть. Я не хотела спать. Чтобы не видеть снов.

Хиллари я рассказала о моем сне только вечером после репетиции. Репетиции торжества по поводу окончания Шейдисайдской средней школы. Можете в это поверить?

Нас было около трехсот выпускников. Но не думаю, что бы хоть кто-то серьезно осознавал, что через две недели действительно наступит конец нашей школьной жизни.

Мы все вели себя так, будто нас собрали для того, чтобы от души повеселиться. Было столько шуток и приколов, что это смахивало на что угодно, только не на репетицию.

Мистер Эрнандес пытался нас утихомирить и построить, но у него ничего не получалось. Наконец Рики Шор поднялся на сцену, подошел к микрофону и изо всех сил закричал:

— Давайте подготовимся к пению!

Мы все захохотали, но вместе с тем и замолчали. Директор поблагодарил Рики за помощь, предложил сойти с трибуны и начал объяснять нам, что надо делать.

Конечно, мы все фальшиво спели «Альма-матер» Шейдисайдской средней школы, завывая, как собаки и давясь от смеха. Затем, когда предстояло построиться на линейку, несколько парней из футбольной команды стали мешать друг другу, и тут все принялись еще больше кричать и смеяться.

Мы вели себя скорее как дети из детского сада, чем выпускники школы. Но, думаю, отчасти причина заключалась в том, что большинство из нас не хотело ее заканчивать. Да, мы не хотели покидать нашу школу. Она была нашим домом в течение четырех лет. Мы провели здесь столько приятных минут! И все знали, что после выпуска мы больше никогда не будем вместе с друзьями, как сейчас.

Репетиция закончилась чуть позже восьми. По всей аудитории ребята стали собирать свои сумки, торопясь домой делать уроки. Хоть мы почти и закончили школу, нам еще давали кое-какие задания и предстояли выпускные экзамены.

Я поискала глазами Винсента. Он выступал перед группой девиц, показывая им какой-то дикий танец, делая руками стремительные движения, трясясь всем телом. Девчонки смеялись и качали головами. Одна из них попыталась потанцевать с ним, но не выдержала темпа. Все думают, что Винсент очень остроумный и привлекательный. Так оно и есть. Только почему он никогда не хочет потанцевать со мной?

Я подняла свой ранец и догнала Хиллари.

— Подожди! Что за спешка? — сказала я.

11
{"b":"169759","o":1}