ЛитМир - Электронная Библиотека

Она покачала головой, рот ее все еще был открыт.

— Не знаю, о чем ты говоришь, Джули. Я вас не слышала. Я обычно не подслушиваю чужие разговоры.

От ее слов мне стало чуть легче, чуть-чуть спокойнее. И вдруг я поняла, что она врет.

Я прочитала это в ее холодных зеленых глазах. Конечно же, она подслушивала нас с Хиллари, конечно же, слышала, что мы говорили про Сэнди, и, естественно, ему рассказала!

— Ой… мы пропускаем начало, — спохватилась я. — Хиллари и я… мы с удовольствием встретимся с тобой после фильма.

Еще одна ложь. Ложь, достойная предыдущей.

Я повернулась, открыла дверь и поторопилась в темный зал.

В понедельник вечером у нас опять была выпускная репетиция. На сей раз костюмированная — с головными уборами, мантиями и всем остальным.

Репетиция затянулась допоздна. С головными уборами и мантиями получилась неразбериха, некоторым ребятам они не подходили по размеру.

Затем пианист заиграл «Великолепие и церемония», что заставило нас истерически хохотать. Почему-то в этот вечер все было очень смешно. И нам приходилось все повторять, повторять, повторять…

Наконец мы ужасно устали от смеха и маршировок по залу. Всем было жарко, мы потели в мантиях, которые казались все тяжелее и тяжелее с каждой минутой.

Было около одиннадцати, когда я высадила Хиллари у ее дома, а к себе подъехала еще позже.

В доме было темно. Мама с папой уехали навестить родственников, которые жили в Старой деревне. Обычно они оставляли зажженную лампочку, но в тот вечер забыли это сделать.

Я остановилась у гаража и, не выключая фар и мотора, вылезла из машины. Затем нашла под кустом, где мы всегда ее храним, защелку от гаражных жалюзи. Я вставила ее в замок, и металлическое полотно, громыхая, медленно поползло вверх.

Я положила защелку обратно на ее место под куст, снова залезла в машину и осторожно въехала в гараж. Наш гараж маленький — на полторы машины, и полон газонокосилок, велосипедов, всякого другого хлама.

Думая о глотке чего-нибудь холодного и о душе, я выключила двигатель и фары, вылезла из машины и вдохнула острый запах краски. Мой отец выкрасил забор на заднем дворе. Потом обошла машину, опустила гаражные жалюзи и, направляясь к двери на кухню, полезла в сумку за ключом. Было очень темно, и мне приходилось искать его на ощупь.

Я все еще рылась в сумке, когда услышала, как что-то громко щелкнуло и следом раздался лязг металла.

Испуганно повернувшись, я увидела, что гаражные жалюзи поднимаются.

— Эй! — удивленно крикнула я и в панике замерла, не зная что делать — попытаться где-то спрятаться или все-таки постараться найти ключ и попасть в дом?

Холодок пробежал по моему телу и, казалось, приковал меня к месту. Я смогла только еще раз повторить:

— Эй, кто там?

Но мои слова утонули в грохоте металла. Жалюзи уже наполовину поднялись, и кто-то нырнул в гараж.

— Кто там? — пронзительно заорала я. — Что вам нужно?

Ответа не последовало.

Я снова принялась искать ключ, но сумка выпала из моей дрожащей руки на пол, и все находящиеся в ней вещи рассыпались.

Но я не опустила взгляд, я напряженно следила за темным силуэтом, медленно двигающимся ко мне.

Тяжелые жалюзи опустились. Воцарилась тишина.

Я поняла, что оказалась в ловушке и стала шарить одной рукой по темной гаражной полке в поисках чего-нибудь, что можно было бы использовать как оружие — садовые ножницы, рукоятку метлы, хоть что-нибудь!

— Кто вы? Что вам нужно? — Мой голос дрожал от страха.

Через длинное, узкое оконце гаража пробивался слабый лунный свет. Незваный гость приблизился к нему…

Сэнди!

— Привет, Джули, это я, — тихо произнес он. Теперь, в серебристом лунном свете, я даже разглядела на его лице странную, неприятную улыбку.

— Сэнди! Что все это значит? — крикнула я, сменив страх на гнев. — Ты… ты меня смертельно напугал!

Он не ответил.

Я видела, как он нагнулся, поднял что-то с пола. Блеснул металл.

Сэнди держал мои роликовые коньки.

— Сэнди, остановись! — заорала я. — Что ты собираешься делать?

Глава 12

Я попятилась, но столкнулась с машиной. Он поднял роликовые коньки буквально над моей головой.

— Сэнди! — завизжала я, поднимая руки, чтобы защититься.

— Ты не должна оставлять их на полу, — тихо сказал он. — Кто-нибудь может споткнуться. — Он положил коньки на полку, шепотом добавив: — И пораниться…

У меня вырвался длинный вздох. Сэнди усмехнулся, довольный своей глупой шуткой.

— Не смешно! — огрызнулась я, стараясь успокоиться и унять выпрыгивающее из груди сердце. — Почему ты стараешься меня напугать?

Он пожал плечами, приблизился ко мне еще, уставился в мои глаза ледяным взглядом и спросил:

— А ты почему стараешься меня напугать?

— Не… не понимаю, о чем ты, — заикаясь, проговорила я и обеими руками толкнула его в грудь. «Действительно ли это Сэнди? — Я задавала себе этот вопрос, изучая холодное, угрожающее выражение его лица. — Неужели это тот парень, с которым я дружила с третьего класса?» — Как я могла тебя напугать?

— Ты разговаривала с полицейским, — резко ответил он. — Это меня очень испугало.

— Ага, значит, ты признаешь, что шпионил за моим домом? — спросила я. — Значит, это ты прятался за деревом?

Он снова пожал плечами и проворчал:

— Надо же знать хоть что-нибудь.

— Сэнди… — начала я, но он меня перебил:

— Я увидел полицейскую машину, и мне стало интересно, что происходит. Да, я наблюдал, подумаешь, большое дело!

— Сэнди, ты не случайно оказался около моего дома. Ты шел за мной и Хиллари от школы. Почему ты не хочешь сказать правду?

Он не обратил внимания на мой вопрос. Вместо этого, прищурившись, посмотрел на меня.

— Почему ты вызвала полицию, Джули? Ответь мне. Почему ты их вызвала?

— Я их не вызывала! — пронзительно крикнула я, удивившись своему голосу. — Не вызывала! Офицер Рид сам приехал. Он ждал меня у дома, когда я возвращалась с репетиции. Я его не звала. Он пришел, чтобы задать мне еще несколько вопросов. Неужели полиция не расспрашивала тебя, Сэнди?

Он кивнул.

— Не отстают, — признался тихо. — Все возвращаются и возвращаются, чтобы задать еще вопросы.

— Им кажется, что они близки к разгадке, — предположила я.

Его глаза загорелись.

— Нет, это не так. Это ложь, Джули. Не верь в эту ложь. Они заявили в телевизионном репортаже, что подошли близко к разгадке, чтобы не выглядеть в дурном свете. Но у полиции нет зацепки. — Он нахмурился и приблизился ко мне: — Если ты им ничего не сказала.

— Я… я ничего не говорила, — заикаясь, ответила я, пятясь назад. — Не сказала им ни слова, Сэнди. Клянусь!

Он изучал мое лицо, уставившись мне прямо в глаза, как бы стараясь рассмотреть в них правду.

— Клянусь, — повторила я, глядя на нахмурившееся лицо Сэнди. Даже при тусклом свете на его лбу были видны капельки пота. И вдруг крикнула:

— Посмотри на себя! Ты совсем запутался. Если ты думаешь, что мы тебя сдадим, если ты думаешь, что мы все расскажем полиции, то зачем нам признался? Почему ты нам признался?

Он издал дикий вопль.

— Потому, что я вам доверял. Вот почему! — Сэнди тяжело задышал. — Но теперь…

— Что теперь?

Он покачал головой и не ответил. Наконец, опустив глаза, проворчал:

— Мы должны справиться с этим. На самом деле, Джули, нам надо забыть о происшедшем.

— Как мы можем? — удивилась я. — Полиция нам не позволяет. И ты тоже…

— Я… я устраиваю вечеринку, — вдруг сообщил Сэнди, поднимая на меня глаза. — У себя в доме. В следующую пятницу. Что-то типа прощальной вечеринки перед окончанием школы с лозунгом: «Давайте вернемся к обычной жизни!» Так что приходи около восьми, хорошо? Я приглашаю Хиллари, Винсента и еще кучу других ребят.

«Невероятно, — думала я. — Устроил мне ловушку в гараже, умышленно хотел меня напугать, а после всего этого приглашает на вечеринку…»

15
{"b":"169759","o":1}