ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что-то ты стал редко у нас появляться, — сказала моя мама Алу.

— Да, был немного занят, — ответил он. Уши его все еще пылали. Ал спешно попрощался и исчез за дверью.

Мама повернулась к нам.

— Почему он весь в черном? — удивилась она. — Кто-то умер? — Но не дала нам даже возможности открыть рот. Вскрикнув от негодования, она сердито показала на пол.

Там валялась сигарета Ала.

— Мам, — начала я.

Она нагнулась и подняла окурок. Лицо ее было разгневано.

— Она еще не потухла…

— Это Ал! — закричала я. — Мы не курили. Это сигарета Ала!

— Это правда, миссис Карлсон, — подтвердила Хиллари.

Они с Тейлор стояли у стола и чувствовали себя очень неловко. Я знала, что они в этот момент мечтали исчезнуть, испариться. Обе видели, как моя мама рассердилась.

— Меня не интересует, кто курил, Джули, — стиснув зубы, но отчетливо проговорила она. — Ты предоставлена сама себе, когда меня нет и…

Мама отнесла сигарету в помойное ведро.

— Еще и банка из-под пива?! — воскликнула она.

— Это банка Ала! — хором закричали мы с Тейлор.

Я видела, как Хиллари прижалась к стене, стараясь слиться с обоями в цветочек.

— Почему же она валяется на полу?

Я попыталась объяснить, но все было напрасно, и я поняла, что вляпалась в крупные неприятности.

Не имело значения, что это Ал оставил банку и сигарету. С тех пор как три года назад мама поймала нас с Хиллари курящими, думаю, она мне до конца не доверяла. Уверена, мама решила, что такого рода вещи частенько происходят в нашем доме, пока она на работе. А теперь, вернувшись раньше времени, это обнаружила.

— Джули, я наказываю тебя на выходные, — тихим голосом произнесла мама.

Я видела, как задвигались желваки на ее лице, хотя она говорила спокойно, стараясь контролировать свой гнев.

— Нет, ты не можешь так поступить! — завизжала я. Мне не хотелось впадать в такое отчаяние, но как можно было это предотвратить? — Вечеринка! — закричала я. — Вечеринка у Рэвы! Мама, если ты меня накажешь, я пропущу вечеринку!

Мама поднесла палец к губам:

— Больше ни слова.

— Ты не можешь так со мной поступить, — застонала я. — Мне семнадцать, и нельзя…

— Я не допущу, чтобы твои друзья пили здесь пиво и курили, пока меня нет дома, — повысила мама голос, выходя из себя. — Меня не волнует, даже если вечеринка будет в Букингемском дворце! Ты наказана. Ты ее пропускаешь. Еще одно слово — и я накажу тебя на две недели!

Я замахала в воздухе кулаками, издав яростный крик. Тейлор и Хиллари, стоявшие за столом, старались не смотреть на меня. Я понимала, что они в замешательстве и сильно из-за меня переживают. «И все это по вине Ала, — сказала я сама себе. — Он стал невыносимым. Это все из-за него. Какой ужасный день!»

Думаю, мы все трое — Хиллари, Тейлор и я — чувствовали одно и то же. По-моему, в этот момент мы все хотели убить Ала.

Конечно, тогда мы и подумать не могли, что спустя две недели он будет мертв.

Глава 3

Одним словом, вечеринку я пропустила.

Прощу ли я это маме? Может быть, когда-нибудь в следующем десятилетии.

Хиллари доложила мне, что это была самая лучшая вечеринка в истории Шейдисайдской средней школы. У моей подруги есть такая отвратительная черта.

Могла бы ведь сказать, что это был самый утомительный вечер в ее жизни. Но Хиллари, наоборот, подробно рассказала, какое неизгладимое впечатление произвели на нее обе группы, как она танцевала до двух часов ночи, а затем под лунным светом плавала в бассейне с подогревом. Сообщила даже, что никогда раньше столько не смеялась. А под конец упомянула, что все спрашивали у нее про меня.

Я попросила Хиллари никогда больше не упоминать при мне об этой вечеринке. И она сдерживала свое обещание целую неделю, пока в пятницу после школы мы не пошли с ней на Каньон Роад домой к Сэнди.

Мы шли, а над нами сгущались тучи, предвещающие дождь. Было холодно и сыро, погода больше походила на зимнюю, чем на весеннюю.

— Просто не пойму этих Тейлор и Сэнди, — начала Хиллари.

Я поправила на спине ранец, набитый тетрадями с домашним заданием на выходные, и, думая про экзаменационные билеты по истории, спросила:

— А что Тейлор и Сэнди?

— Видела бы ты их на вечеринке у Рэвы…

Я остановилась и потянула рукав ее синего свитера.

— Ты обещала. Больше ни слова про вечеринку.

Хиллари одернула руку:

— Я не о вечеринке, Джули. Я рассказываю тебе о Тейлор и Сэнди.

— Ну ладно… И что с ними? — неохотно протянула я.

— Я наблюдала там за ними, — пояснила она. — Это было жалкое зрелище. Сэнди ходил за Тейлор, как томящийся от любви щенок. А она еле с ним говорила. И увивалась вокруг других парней.

— Тейлор любит пофлиртовать, — согласилась я, подталкивая подругу, чтобы перейти дорогу.

— Это было омерзительно, — продолжала Хиллари. — Ты бы только видела, как она танцевала с Бобби Ньюкирком. А потом такое вытворяла за гаражом с каким-то парнем, которого я не знаю…

— О, — прошептала я. — И как же вел себя Сэнди?

— Бегал вокруг нее, носил ей кока-колу… Я этого просто не понимаю! Он же должен был знать, что делает Тейлор, — это было так очевидно. А она вела себя так, словно его там не было. Но он только улыбался и кружился вокруг нее.

— Это настоящая любовь, — сухо заметила я.

— Не смешно! — заворчала Хиллари. — Ты ведь знаешь, каким серьезным может быть Сэнди.

— Мечтаю, чтобы Винсент стал серьезным, — прошептала я.

Хиллари повернулась и покосилась на меня:

— Что ты сказала?

— О, ничего, — вздохнула я и представила себе, как Тейлор кокетничала с другими парнями на вечеринке.

Я тоже пыталась флиртовать с Винсентом. Но ему показалось, что я шучу или что-то такое. И просто все переводил в шутку.

— Сэнди отличный парень, — заявила Хиллари. — Но я думаю…

— А по-моему, они прекрасная пара, — перебила я ее. — Я имею в виду, что, может, Тейлор сумеет его немного расшевелить. Сэнди уж слишком застенчивый и тихий. На самом деле ведь у него никогда по-настоящему не было девушки. А сейчас он очень взволнован, и возможно, это его изменит. Может быть… — Я помахала проехавшему мимо школьному автобусу, полному детей.

Когда, громыхая, он исчез из вида, я заметила раздражение на лице Хиллари.

— Мне кажется, Тейлор совсем не подходит Сэнди, — заспорила она. — Думаю, она причинит ему боль. Уверена, Тейлор тут же его бросит, как только ей представится удобный случай.

— Конечно, он относится к ней намного серьезнее, чем она к нему, — согласилась я. — Но, по-моему, ты слишком строго судишь Тейлор.

Хиллари открыла рот:

— Извини, я слишком строго ее сужу? О чем это ты?

В этот момент мы как раз завернули на Каньон Роад, и на нас налетел сильный ветер. Но мы уже были почти у дома Сэнди из красного кирпича.

Мне показалось, что Хиллари попросту ревнует Тейлор. До того как Сэнди начал с ней встречаться, мы с Хиллари были единственными девушками в нашей компании. А теперь появилась она. Тейлор модно одевалась, у нее были шикарные волосы, красивое лицо и идеальная фигура. Неудивительно, что она очень быстро стала центром всеобщего внимания. Так что, возможно, Хиллари ее просто ревновала. Но пока мы шли к дому Сэнди, я решила об этом не говорить. Зачем ее ранить? Потом целую неделю будет это опровергать.

— Тейлор нормальная, — сказала я. — Она неплохая девчонка. Просто любит пошутить. И явно не робкого десятка.

Хиллари усмехнулась.

— Это точно.

Я свернула на дорожку из гравия, ведущую к дому Сэнди. Но Хиллари остановила меня.

— Подожди, — прошептала она, уставившись на дом.

— Что случилось? — удивилась я, глядя ей в лицо.

— Ал снова докучал мне, — призналась Хиллари, моргая. — Представляешь?

— И что ему понадобилось на этот раз? Больше денег?

Хиллари покачала головой:

— Он заставил меня одолжить ему машину.

3
{"b":"169759","o":1}