ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Почему он всё время повторяет одно и то же?

«Это розыгрыш, — напомнил я себе. — Дядя Марв просто шутит».

— Домики мальчиков — слева, — продолжал объяснять дядя Марв, — а девочки живут справа. Мы встречаемся в зале собраний — вон в том большом каменном здании.

— Можно, мы распакуем вещи? — спросил Алекс.

Дядя Марв встряхнул сальными чёрными волосами.

— Да, разложите их в шкафчиках, и поживее. Скоро из лесу вернутся остальные ребята — они ушли за хворостом для костра.

Проревев лагерное приветствие, он щёлкнул нас обоих по носу и покинул домик, громко хлопнув дверью.

— Смешной дядька, — пробормотал я.

— Не смешной, а страшный, — поправил Алекс.

— Он просто шутит, — заверил я. — Во всех лагерях новичков принято разыгрывать. — И я потащил рюкзак к койке. — Всё это шутки. Нам нечего бояться, Алекс, — продолжал я.

Отнеся спальный мешок в угол, я направился к шкафчикам, чтобы найти среди них свободный.

— Чёрт! — Я вскрикнул, наступив на что-то, и посмотрел под ноги.

По полу расплылась синяя лужица. В эту липкую синюю жижу я и угодил. Подняв ногу, я осмотрел туфлю. Жижа густым слоем облепила подошву и бока теннисной туфли. Оглядевшись, я заметил в комнате ещё несколько таких же луж. Синяя жижа поблёскивала перед каждой койкой.

— А это ещё что такое? — воскликнул я.

4

Алекс уже успел расстегнуть рюкзак и теперь раскладывал вещи на нижней койке.

— Что там у тебя, Гарри? — откликнулся он не оборачиваясь.

— Какая-то синяя слизь, — ответил я. — Смотри, здесь повсюду лужи.

— Подумаешь! — пренебрежительно протянул Алекс, оборачиваясь и глядя на синюю слизь, облепившую мою туфлю. — Наверное, ещё одна лагерная традиция, — пошутил он.

Но мне было не до смеха.

— Фу! — поморщился я и сунул палец в круглую лужицу. И вздрогнул: синяя слизь оказалась ледяной.

Я отдёрнул руку, которая сразу заледенела, и изо всех сил потряс ею, а затем потёр, чтобы согреть.

— Чертовщина какая-то… — пробормотал я.

Но вскоре выяснилось, что, кроме синих луж, в лагере ещё не мало странного и загадочного.

— Приветственный костёр!

От крика дяди Марва стены домика задрожали.

Мы с Алексом обернулись к двери. С вещами мы провозились слишком долго и теперь с удивлением обнаружили, что солнце уже село. Небо за окном стало серым.

— Все ждут, — объявил дядя Марв, на лице которого играла торжествующая улыбка. Крошечные глазки почти скрылись в складках щёк. — Все мы любим костры.

Мы с Алексом вышли из домика вслед за ним. Я глубоко вздохнул. В воздухе пахло сосновой смолой.

— Ого! — воскликнул Алекс.

Костёр уже пылал. Оранжево-жёлтое пламя взлетало высоко в небо.

Вместе с дядей Марвом мы подошли к круглой площадке, на которой был разложён костёр. И впервые увидели других ребят и вожатых.

Они сидели вокруг костра, повернувшись лицом к нам.

— Они все одеты одинаково! — заметил я.

— Это лагерная форма, — пояснил дядя Марв. — После костра я выдам такую же форму и вам.

Когда мы с Алексом приблизились к костру, все ребята и вожатые встали, и от приветственного вопля «Вперёд, лунатики!» — задрожали сосны. А затем все по очереди принялись щёлкать нас по носу.

Мы с Алексом охотно отвечали на приветствие.

К нам подошёл рыжий вожатый Крис.

— Добро пожаловать! — произнёс он. — Сначала мы будем жарить на костре хот-доги. Возьмите по лучинке, по хот-догу и присоединяйтесь.

Другие ребята уже выстроились перед длинным столом, в центре стояло огромное блюдо с заранее приготовленными хот-догами. Я встал в очередь, несколько ребят приветливо окликнули меня.

— Мы с тобой живём в одном домике, — сообщил рослый парнишка с кудрявыми светлыми волосами. — Это лучший домик в лагере!

— Неправда, седьмой лучше! — воскликнула какая-то девчонка.

— Здесь вообще здорово, и обернулся ко мне мальчик, стоящий впереди. — Ты не пожалеешь, Гарри.

Все обитатели лагеря показались мне дружелюбными. Впереди мальчишка и девчонка затеяли игру, пытаясь вытолкнуть друг друга из очереди. Остальные подбадривали их криками.

Позади потрескивал костёр. Оранжевый отблеск плясал по белым шортам и футболкам.

Я чувствовал себя немного неловко, потому что был одет не так, как все, а в оливково-зелёную тенниску и шорты из обрезанных джинсов. Интересно, каково сейчас Алексу?

Обернувшись, я увидел, что он стоит в очереди за мной, возбуждённо болтая с невысоким пареньком. Хорошо, что Алекс так быстро нашёл себе приятеля.

Двое вожатых раздавали хот-доги. Я вдруг почувствовал зверский голод. На дорогу мама приготовила нам с Алексом сандвичи, но от волнения мы забыли перекусить в автобусе.

Взяв хот-дог, я направился к потрескивающему костру. Несколько ребят уже обступили его, держа над огнём хот-доги, насаженные на тонкие лучинки.

Где мне взять такую лучинку? Я растерянно огляделся.

— Лучинки приготовлены вон там, — послышался сзади девчоночий голос. Незнакомка словно прочла мои мысли. Обернувшись, я увидел девочку моих лет, одетую в белую форму. Темноглазая, с хвостиком блестящих чёрных волос, она показалась мне очень симпатичной. Глаза отчётливо выделялись на бледном лице.

Незнакомка улыбнулась.

— Новенькие всегда теряются, не знают, где взять лучинку, — объяснила она и повела меня туда, где под высокой сосной были сложены приготовленные тонкие палочки. Выбрав две, девочка протянула мне одну из них. — Тебя зовут Гарри, да? — спросила она. Для девчонки у неё был слишком низкий и хрипловатый голос, и поэтому казалось, что она всё время говорит шёпотом.

— Да, Гарри Альтман, — кивнул я.

Мне вдруг стало жутко — не знаю почему. Отвернувшись, я насадил хот-дог на палочку.

— А я Люси, — сообщила девочка и направилась к костру.

Я последовал за ней. Лица ребят, стоящих у костра, казались жёлтовато-оранжевыми. От аромата поджаривающихся хот-догов у меня заурчало в животе.

Четыре девочки сбились в стайку, болтая и посмеиваясь. Я увидел, как один из мальчишек ест хот-дог, не снимая его с лучинки.

— Фу! — скривилась Люси. — Иди сюда.

Она обошла костёр и остановилась с другой стороны. В огне что-то треснуло — громко, как петарда. Мы оба вздрогнули, Люси засмеялась.

Усевшись на траву, мы начали поворачивать хот-доги над пламенем. Костёр потрескивал не переставая. Мне сразу стало жарко.

— Я люблю поподжаристее, — заметила Люси, сунув свой хот-дог в самое пламя. — Мне нравится привкус гари. А тебе?

Я открыл рот, чтобы ответить, но тут мой хот-дог свалился с лучинки. Вскрикнув, я растерянно смотрел, как его охватывает шипящее яркое пламя.

Я обернулся к Люси. К моему изумлению и ужасу, она шагнула вперёд…

Сунула руку в костёр…

И выхватила из огня мой хот-дог.

5

Я вскочил.

— Твоя рука! — вскрикнул я.

Рука вспыхнула, пламя медленно поднималось к плечу.

Люси протянула мне хот-дог.

— Возьми, — спокойно произнесла она.

— У тебя горит рука! — холодея от ужаса, повторил я.

Пламя лизало кожу. Люси удивлённо смотрела на собственную руку, словно не понимая почему я в панике.

— Ой! — наконец вскрикнула она и широко раскрыла глаза. — Чуть не обожглась!

Она затрясла рукой, пламя потухло.

Люси засмеялась.

— Зато я спасла твой злополучный хот-дог. Он едва не сгорел.

— А как же… но ведь… — растерянно забормотал я, глядя на руку Люси.

Пламя охватило её полностью, до самого плеча. Но на коже не осталось никаких следов. Ни единого ожога.

— Хочешь картофельных чипсов? — спросила Люси.

Я не сводил глаз с её руки.

— Может, лучше поищем медсестру?

Люси потрясла рукой.

— Нет, со мной всё в порядке. Честное слово! — Она пошевелила пальцами. — Видишь?

— Но огонь…

Да ладно тебе, Гарри… — Люси повела меня к столу. — Скоро начнутся мероприятия.

3
{"b":"169848","o":1}