ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но все-таки мне как-то удалось взять себя в руки.

– Это честь для меня, – сказал я, заставляя себя быть вежливым.

– Конечно, – согласился Утор. Он церемонно поклонился. Когда я ответил тем же, он тяжело опустился на свое место.

– Позвольте предложить вам гостеприимство Амбера, – сказал я. Это показалось мне наиболее уместным на данный момент.

– Спасибо. Дворкин уже обо всем позаботился. Вы можете покинуть нас.

– Здесь король – я, – сказал я, добавив металла в голос и подавшись вперед. – Вы будете разговаривать со мной – или ни с кем.

– Король? – ухмыльнувшись, произнес Утор. – Какая... восхитительная самонадеянность.

Он оглядел мою грязную дорожную одежду.

– Вы вполне соответствуете своему титулу, сир.

Я скрестил руки на груди и смерял Утора ледяным взглядом.

– По крайней мере, я обладаю соответствующими манерами.

– Конечно-конечно.

Он ухмыльнулся, не таясь.

– Позвольте мне напомнить, Утор, что вы – гость и находитесь у меня дома.

Утор вздохнул:

– Мы здесь не для того, чтобы мериться титулами, какими бы незначительными они ни были.

Эта фраза меня разозлила. Утор откинулся на спинку стула.

– В конце концов, ваш отец рассказал нам о ваших задатках.

Я хмыкнул и взглянул на отца. Мои «задатки»? Меня заинтересовал этот странный оборот, но я не стал его комментировать. Возможно, это какая-то принятая в Хаосе формальность, касающаяся новых королей. Я плохо разбираюсь в придворном этикете. Ничего, расспрошу об этом позже, в приватной обстановке.

– Утор, – сказал я, намеренно опустив титул, – я – человек простой и предпочитаю изъясняться просто. Все, что происходило до сих пор – и здесь, и в Хаосе, – не дало мне оснований любить вас либо доверять вам. Так что переходите к делу или удалитесь отсюда.

– Ваша честность чрезвычайно занятна, – сказал Утор. Он повертел в пальцах кубок. – Кстати, превосходное вино. Вполне достойное короля.

– Я здесь не за тем, чтобы обсуждать достоинства вин.

Отец кашлянул.

– Терпение, мальчик мой. В конце концов, Утор явился под белым флагом. Выслушай его.

– Ладно. – Я непринужденно уселся рядом с отцом. Коннер остался стоять у нас за спиной. – Слушаю вас, – сказал я, обращаясь к королю Хаоса.

– У нас много общего... – пробормотал Утор, изобразив некий неопределенный жест.

– Верно. Несколько общих знакомых. – Я неспешно запустил руку в поясную сумку, отыскал там Карты, отобранные у убийцы, и выложил их на стол. Утор бросил на них взгляд, но если он и узнал эти Карты, то ничем этого не выказал.

– Я здесь... – продолжал Утор, – чтобы обсудить... заключение союза.

Казалось, будто эти слова причиняют ему боль. Я приподнял брови.

– Союз? Между Амбером и Хаосом?

– Между братьями-королями. – При этих словах губы Утора дернулись – почти непроизвольно; он попытался скрыть это, глотнув еще вина. Я ясно видел, что ему не нравится называть меня братом – ни в каком смысле; он определенно считал меня ниже себя.

Я откинулся на спинку стула, внимательно разглядывая Утора. Союз... Да, вот уж и вправду неожиданный поворот событий. Должно быть, он находится в отчаянном положении, раз явился к нам с таким предложением.

– Возможно, у нас имеются некоторые общие интересы, – сказал я.

Надо выяснить побольше, прежде чем соглашаться на что бы то ни было. Все это и так звучало слишком хорошо, чтобы быть правдой.

– Да, во всяком случае, некоторые. – Утор упорно избегал моего взгляда. – И определенно есть общий враг.

Я продолжал изучать его, сохраняя прежнюю позу. Общий враг? Я полагал, что это Утор несет ответственность за всех моих убитых родственников и за все покушения на нас.

– И что же это за враг? – наконец поинтересовался я.

– Зон Свейвилл, конечно же.

Зон... Лорд Зон. Но разве это не Утор натравил его на нас? С чего бы вдруг этим двоим теперь ссориться, если оба они, похоже, желают видеть Амбер разрушенным, а всю мою семью – мертвой?

– Зон Свейвилл захватил трон, – пояснил отец, – и объявил себя королем Хаоса. Конечно, при помощи Логруса.

– И он поплатится за это жизнью! – вскочив, прорычал Утор.

26

– Ага.

Я откинулся на спинку стула, лихорадочно размышляя.

Внезапно все встало на свои места. Лорд Свейвилл воспользовался распрей между Хаосом и моей семьей, чтобы подорвать положение короля Утора.

Все мы оказались орудиями в его борьбе за трон... Нас переставили, как пешки, а потом позабыли о нас, когда Зон принялся бороться за более крупный приз – за весь Хаос!

Теперь я понял, в каком отчаянном положении должен был оказаться Утор, чтобы прийти сюда.

– А почему я должен вам помогать? – невозмутимо поинтересовался я.

Я взял со стола отобранную у убийцы Карту и многозначительно повертел ее в руках.

– Вы определенно не испытываете теплых чувств ни к моей семье, ни к Узору, ни к его Теням.

Утор посмотрел мне в глаза.

– Я и не собираюсь притворяться, будто испытываю их. Вы мне не нравитесь. Равно как и ваш отец, и все ваши родственники. Я бы только порадовался, если бы вы все умерли, ваш род пресекся, а Тени были навсегда уничтожены.

– Но?.. – подбодрил его я.

Утор сглотнул.

– Я готов жить, мирясь с этим всем, если иначе нельзя.

– Возможно, нам стоит подождать, вдруг король Свейвилл предложит что-то более интересное, – парировал я. – Сейчас Хаос принадлежит ему. Он находится в куда лучшем положении, чем вы.

Утор подался вперед. Лицо его напряглось, и чувствовалось, что необходимость говорить об этом причиняет ему боль.

– Я никогда не увиливал от исполнения долга, – медленно произнес он. – Нынешнее время ставит нас перед непростым выбором. Вы и ваша семья – враги Хаоса. Вы отвернулись от Логруса и его силы. У меня не было иного выхода, кроме как выступить против вас.

– Равно как и у Лорда Зона, – заметил я.

– Свейвилл хочет власти, – отрезал Утор. – Он использовал вас, чтобы отвлечь мое внимание. Мне бы стоило вместо этого следить за ним – а теперь Логрус предал меня.

Я открыл было рот, собираясь спросить, что он имеет в виду, но Утор жестом велел мне молчать. Но каким образом Логрус мог предать его?

– Слушай меня внимательно, сын Дворкина. У тебя будет всего одна возможность присоединиться ко мне.

– Когда я должен принять решение?

– Сейчас.

– Тогда подождите здесь. Нам нужно посоветоваться.

Утор кивнул.

– Отец! – позвал я.

Он встал, и мы вместе с Коннером вышли в коридор. Я закрыл за нами дверь.

– Зон кажется более опасным врагом, – сказал я. – Но если мы заключим союз с Утором, можем ли мы верить, что он сдержит свое слово?

– Я ему верю, – просто сказал отец. – Он был не настолько великим королем, как подобало бы королю Хаоса. Но он всегда руководствовался долгом. И я не знаю ни единого случая, когда он нарушил бы свое слово.

– Коннер, а ты? – поинтересовался я.

– Я согласен. А если это означает мир... если это означает, что мы сможем вернуться домой, в Хаос...

Я кивнул. Я и сам склонялся к этому решению. Их мнение лишь подтвердило его.

Я открыл дверь и вернулся обратно. Утор встал.

– Хорошо, – сказал я. – Я принимаю ваше предложение. Давайте заключим мир. Вместе мы победим Зона и вернем вам Хаос!

27

Было написано и подписано множество бумаг, принесены священные обеты и даны клятвы поддерживать и защищать друг друга. Мы трое – отец, Утор и я – работали всю ночь, обсуждая подробности, торгуясь, споря и отыскивая компромиссы.

В конце концов, перед рассветом мы пришли к соглашению.

Если говорить вкратце, то взамен за военную и тактическую помощь, оказанную королю Утору, вся наша семья должна была получить официальное прощение от короля. Нам должны были вернуть все конфискованные владения и все титулы. Все члены семьи, находящиеся на данный момент в королевской тюрьме, должны были получить свободу.

42
{"b":"169930","o":1}