ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

КАК СОЗДАТЬ ВПЕЧАТЛЕНИЕ ОБИЛИЯ

Когда галлы осаждали Капитолий, римляне, дойдя до крайней степени голода, стали бросать хлеб в неприятеля. Создав таким образом видимость обилия продовольствия, они выдержали осаду, пока не подоспела помощь.

Фракийцы, осаждённые на крутой горе, куда доступа врагам не было, накормили пшеницей нескольких овец и погнали их к неприятельским позициям. Враги поймали и убили животных. Обнаружив у них во внутренностях остатки хлеба, подумали, что у фракийцев остаётся ещё очень много пшеницы, раз они скармливают её скоту. Неприятель снял осаду.

О МЕРАХ ПРОТИВ ИЗМЕННИКОВ

Ганнибал, зная, что некоторые из его солдат прошлой ночью перешли к неприятелю, и уверенный, что в его лагере находятся вражеские лазутчики, заявил, что не следует называть перебежчиками отважнейших воинов, ушедших по его приказу, чтобы выведать планы неприятеля. Услыхав это, лазутчики донесли об этом своим. Тогда римляне схватили перебежчиков, отрубили им руки и отпустили.

О ДИСЦИПЛИНЕ

Диктатор Курсор приговорил к розгам начальника конницы Фабия Рулла за то, что тот вопреки его приказу сразился, хотя и с успехом, и собирался после порки казнить его. Ни возражения, ни мольбы солдат не заставили отменить казнь. А когда Рулл бежал, Курсор последовал за ним в Рим. Там он снял с него угрозу смерти лишь после того, как Фабий вместе с отцом пали перед ним на колени и одновременно за него просили сенат и народ.

О ВОЗДЕРЖАННОСТИ

Эпаминонд, вождь фиванцев, отличался такой воздержанностью, что утвари у него никакой не было, кроме циновки и единственного вертела.

Скавр передаёт, что усыпанная плодами яблоня, оказавшаяся на территории лагеря на другой день, когда войско уходило, осталась нетронутой.

О СПРАВЕДЛИВОСТИ И ДОБРОЖЕЛАТЕЛЬСТВЕ

Когда Камилл осаждал фалисков, учитель игр вывел за стены детей фалисков будто бы для прогулки и выдал их неприятелю, говоря, что, если их задержат как заложников, город вынужден будет выполнить предъявленные ему требования. Камилл приказал связать учителю руки за спиной и поручил детям розгами погнать его к родителям.

Когда сын Кв. Фабия убеждал отца пожертвовать немногими людьми, чтобы занять удобную позицию, тот сказал: «А не хочешь ли ты быть в числе этих немногих?»

Александр, ведя зимой войско, сидя у огня, начал обозревать проходящие войска. Заметив солдата, совершенно изнемогшего от холода, он приказал ему сесть на его место.

Ксенофонт ехал на лошади, а пехотинцам приказал занять какой-то холм. Слыша, что кто-то из них ворчит, что легко, сидя на коне, давать такое трудное поручение, он соскочил, посадил на коня рядового и сам бегом направился к холму. Солдат не мог вынести позора и под смех товарищей сам сошёл с коня. Ксенофонта все с трудом упросили вновь сесть на коня и сохранить свои силы для присущих полководцу обязанностей.

ДРЕВНЕРУССКИЕ БУКВЫ ВОЕННОЙ АЗБУКИ

Книга будущих командиров - _048.jpg
Книга будущих командиров - _049.jpg

Русские дружинники X – XII веков.

Книга будущих командиров - _050.jpg

Вооружение древних руссов.

Отчество как кончик нити, смотанной в клубок. Назовёшь себя по имени-отчеству, вспомнишь отца, назовёшь отца – вспомнишь деда, назовёшь по имени-отчеству деда, вспомнишь прадеда… Без обрыва тянется нить. Длина её – вечность.

Какими были они, мои предки – славяне? Что было тогда, когда началась нить поколений? Какие испытания выпали на долю моего рода? И как осталась непорванной ниточка жизни?

Мало я знаю об этом. Но знаю, что трудом иных племён в то время был разбой на дорогах Европы, а трудом моей далёкой родни была добыча зверя и мёда в лесной стороне да хлебопашество.

Предки молились Яриле. Солнечный лик из дерева возвышали они на ладейных мачтах и плыли с товарами «из варяг в греки». Но не только днепровские пороги вставали препятствием на их пути – в засадах таились печенеги.

Наследник Римской империи Царьград искал себе новых данников в славянских землях.

С запада на славян наседали немецкие феодалы; с востока, из азиатских степей, как цунами, катились орды кочевников… Гунны, печенеги, половцы, татаро-монголы… Потом турки с юга…

Сотни и сотни лет прошли с той поры, но я чувствую – словно живу в ту пору, – как нелегко было моим пращурам, а были они мужественны. Иной раз кажется, что совсем недавно, может, месяц назад, где-то в ста верстах от меня произошло то, о чём писал летописец:

«Нашли хозары полян в лесах, и сказали хозары: «платите нам дань». Подумали поляне и дали с каждой избы по мечу. Понесли эту дань хозары к своему князю и старейшинам. Сказали старейшины хозарские: «не добра эта дань, мы доискались её оружием односторонним – саблями, а у этих оружие обоюдоострое – мечи, они будут брать дань с нас и с других».

Где теперь хозары? Нет их, унесло ветром истории.

Византийский император дал приказ своим войскам отправиться в земли славян. Воины не выполнили приказ и подняли восстание. Во главе восставших был солдат Фока. Фока и его товарищи рассудили просто: лучше быть наказанными в Византии, чем погибнуть в схватке с дружинами.

«Родился ли на свете и согревается ли лучами солнца тот человек, который подчинил бы себе силу нашу?..» – так ответил грозному аварскому кагану вождь славян Даврит. Чтобы сказать это, надо было иметь храброе сердце и опытное войско. Так оно и было. В азбуку военного искусства вписано немало славянских и древнерусских букв.

ЛАДЬИ ПРОТИВ ТРИЕР

В далёкие времена Чёрное море называлось понтом Эвксинским, в переводе с греческого – морем Гостеприимным. Греки, чтобы снабжать свою страну пшеницей и вести торговлю, основали на черноморском побережье много колоний, построили города, оборудовали гавани. Моряки Афин или Спарты после долгого опасного плавания, после бурь и штормов действительно находили у своих соотечественников гостеприимство, радушие, покойный отдых.

Позже море стало называться Русским. Названия не меняются просто так и не даются даром. Должны были возникнуть веские основания для этого.

В том районе Земли, о котором мы начинаем рассказ, ко времени смены названия произошли огромные перемены. Греции, такой, какой мы видели её при Фемистокле, уже не было. Несколько столетий она числилась провинцией Рима и ещё несколько столетий – провинцией Византии (или Восточно-Римской империи).

И сама Византия уже вступила в пору заката. Внутри империи не утихали восстания рабов. К тому же шло великое переселение народов. Границы между племенами причудливо менялись, словно были они лёгкими лентами; ветер истории уносил эти ленты на сотни, тысячи километров, запутывал, разрывал, связывал вновь. В поисках лучших земель или под натиском кочевых орд множество разных племён двигалось в края с тёплым климатом, поближе к приморским городам с их ремёслами и торговлей. На Византию, подобно штормовым валам, накатывались готы, гунны, авары, болгары, славяне-склавины, славяне-анты.

Анты жили между Дунаем и Северным Донцом, их южной границей было Чёрное море. Своё начало анты вели от венедов, упоминавшихся римскими историками ещё в I веке нашей эры. Сами же анты дали начало руссам.

Руссы, предки русских, украинцев и белорусов, унаследовали от антов многие черты характера, а также занятия и промыслы. Поскольку предмет нашего разговора – дела военные, мы коснёмся «наследства», полученного руссами в его военной части.

11
{"b":"170126","o":1}