ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Сегодня мы окончательно остановили грозного противника. Теперь сами пойдём в наступление».

Наше наступление началось 24 декабря. Оно было очень успешным. Уже утром 29 декабря советские танки выбили врага из Котельникова. Потрёпанные дивизии Манштейна, опасаясь окружения, поспешно отходили на юг. К последнему дню 1942 года, к 31 декабря, линия фронта отодвинулась от Сталинграда на 200-250 километров.

«Зимняя гроза» кончилась. Она не помогла 6-й армии.

Книга будущих командиров - _189.jpg

Пленные в Сталинграде. С картины В. Ефанова

Но Гитлер, как ты помнишь, обещал ещё Паулюсу наладить воздушное снабжение войск. По расчётам германского командования, армия, получив в достаточном количестве боеприпасы, горючее и продовольствие, могла продержаться в кольце до весны – до нового общего наступления немцев. И если она всё же погибла бы за зиму, то с очень большими потерями для советских войск.

Посмотрим, что получилось с этим обещанием фюрера.

КАК РУХНУЛ «ВОЗДУШНЫЙ МОСТ»

После того как фашисты были окружены, перед гитлеровским командованием встала задача наладить воздушное снабжение окружённых. Боеспособность армии теперь зависела от продуктов питания, боеприпасов и горючего, которые доставят ей самолёты.

Мы с тобой в главе «Почерк полководца» уже говорили, как важно уметь командиру считать и не упускать при этом из виду самые мелочи. Немецкие генералы в дни окружения принялись за подсчёты всего необходимого для 6-й армии. Они считают и теперь – пытаются понять, как погибло их окружённое воинство.

После войны в Западной Германии вышла книга генерал-майора Ганса Дёрра.

Она называется «Поход на Сталинград». Дёрр участвовал в неудачном наступлении Манштейна и был очевидцем тех событий. Генерал ругает теперь Гитлера, а заодно и командование 6-й армии за то, что суточная потребность грузов была определена только в 600 тонн. Дёрр сам составил таблицу, в которой определяет ежедневный расход продовольствия, боеприпасов и горючего.

«На 250 000 человек по 1,225 кг – 306 тонн продовольствия. На 1800 орудий при расходе в день 10 снарядов – 540 тонн боеприпасов. На 10 000 моторов при норме расхода горючего в день 10 л, причём предполагается, что большая их часть не работает, – 100 тонн горючего. Всего 946 тонн

В этих подсчётах, – пишет Дёрр, – не учтены 8000 лошадей, боеприпасы для стрелкового оружия всех видов, инженерное имущество, материалы для ремонтно-восстановительных работ, санитарное имущество, обмундирование и полевая почта, хотя без всего этого нельзя обойтись. Если учесть всё это, то итог возрастает до 1200 тонн в сутки».

Для нас с тобой особенно важно начало рассуждений Дёрра о снабжении 6-й армии по воздуху: «Учитывая уроки последней войны с Россией, следует в будущем при подготовке офицерских кадров, а также в планах генерального штаба рассматривать снабжение в масштабах, выходящих за рамки ведения операции и боя… В этом отношении нам предстоит переучиваться».

Недобиток Дёрр, который задал дёру от Котельникова, пишет теперь цифры, чтобы уберечь нынешних реваншистов от ошибок в будущей войне. Ну что ж, характер западных генералов нам известен. Добра от них ждать не приходится. Поэтому мы, тоже учитывая опыт прошлого, разберём, как и почему в кольцо фашисты доставляли в сутки не 1200 тонн, а всего 94. Тебе, будущему командиру, важно знать, и как взлетают в воздух мосты наземные, и как врезаются в землю мосты воздушные.

Основные базы снабжения немцев вначале располагались в районах Тацинской и Морозовска. (Они в левом нижнем углу карты.) Там были сосредоточены сотни транспортных самолётов «Юнкерс-52» (грузоподъёмность 2 тонны) и «Хейнкель-111» (грузоподъёмность 1,5 тонны). Уничтожение транспортных самолётов стало главной задачей нашей авиации и войск противовоздушной обороны. Потом за это дело взялись и наземные войска.

Командование нашей авиации поделило пространство между базами снабжения и кольцом на четыре зоны. В первой – за линией фронта – действовали лётчики дальней бомбардировочной авиации. Во второй – между линией внешнего фронта и кольцом – фашистов перехватывали истребители. В третьей – на подходе к кольцу – по транспортным самолётам вела огонь зенитная артиллерия. В четвёртой – в самом кольце – действовали истребители, штурмовики и бомбардировщики: первые сбивали врага в воздухе, вторые и третьи бомбили его, когда он приземлялся на аэродромах в районах Питомник, Гумрак, Воропоново.

Первый удар по скоплению Ю-52 и ХЕ-111 в Тацинской нанёс отряд наших самолётов, состоявший из семи штурмовиков ИЛ-2 и девяти пикирующих бомбардировщиков ПЕ-2. Наши под прикрытием ЯКов незаметно подошли к аэродрому и, вынырнув из облаков, сбросили бомбы. Во второй заход тоже были сброшены бомбы, а в последующие четыре захода транспортные самолёты уничтожались огнём из пушек и пулемётов, а также реактивными снарядами (у штурмовиков под крыльями были маленькие «катюши»). ЯКи вступили в бой с «мессершмиттами» и отвлекли их от наших тяжёлых самолётов. В этот раз враг потерял около 40 «юнкерсов» и «хейнкелей».

А как же выполняли эту задачу наземные войска? Особое военное счастье в борьбе с воздушными базами немцев выпало на долю танкистов 24-го корпуса. Им командовал генерал-майор (ныне генерал-лейтенант танковых войск) Василий Михайлович Баданов. «Небольшого роста, энергичный, он носил простой овчинный полушубок, на голове – огромную папаху. Баданов когда-то был учителем, но теперь напоминал командира времён гражданской войны. За внешней его простотой таился глубокий ум, твёрдая воля крупного военачальника» – так описывает своего боевого товарища маршал авиации С. А. Красовский.

В то время наши войска начали новое наступление – против 8-й армии итальянцев, 3-й армии румын и немецких частей. Корпусу Баданова было приказано войти в прорыв и устремиться в глубь немецких тылов, чтобы внезапно выйти к Тацинской и уничтожить там самолёты и склады.

Легендарный рейд танков начался 17 декабря. Невозможно представить трудности, которые выпали танкистам. Был сильный мороз. Снег забивал смотровые щели, проникал в машины и висел там белой пылью. Бомбардировщики противника сторожили танки на марше. Танки разъезжались во время налётов по степи и, маневрируя, уклонялись от сброшенных бомб. Рядом взлетала земля, по броне били осколки, но страшны были только прямые попадания. А их удалось избежать.

Оберегаясь от вражеских бомбардировщиков, корпус двигался в основном ночами, с потушенными фарами. Днём же танки небольшими группами совершали броски-перекаты от одного укрытия к другому. Экипажи и десантники, сидевшие на танках, ели и спали на морозе, да и такого сна не хватало. К этому надо добавить главное – постоянные бои с немцами, итальянцами, румынами. Танки громили штабы, резервы, захватывали склады с продовольствием и горючим, освобождали сёла и хутора. Следом двигались механизированные и стрелковые части. Танкисты передавали им в руки трофеи и пленных.

За шесть дней корпус продвинулся вперёд на 300 километров. Наступил день, когда танки далеко оторвались от своих тихоходных товарищей и остались в немецком тылу одни. Это было опасно. Однако ждать отставших – значит потерять драгоценное время, упустить момент внезапности, дать возможность фашистам разгадать маршрут корпуса. До Тацинской оставалось всего лишь 30 километров.

Баданов решил действовать в одиночестве. Настала ночь. Только три часа получили экипажи на сон и ремонт машин перед решающим броском. Пока готовили они танки и дремали в своих железных домах, пешая разведка с помощью партизан обследовала подступы к Тацинской и обозначила вешками и регулировщиками маршруты движения танковых отрядов.

О том, что было дальше, послушаем самого генерала Баданова:

«Утром 24 декабря был сильный густой туман. Оправдалось наше предвидение: противник нас не ожидал. Личный состав зенитных частей, противотанковой артиллерии, прикрывавших аэродром и станцию, находился не у орудий. Гарнизон противника спал. В 7.30 по сигналу «залп гвардейских миномётов» наши танковые бригады неожиданно для врага перешли в атаку. Танки 54-й танковой бригады с десантом стремительным броском ворвались на аэродром, начали уничтожать охрану аэродрома, расстреливали из автоматов и пулемётов бегущих к самолётам гитлеровских лётчиков. Фашисты в панике бежали к самолётам кто в чём: в комбинезонах, в шинелях. Они пытались оказывать сопротивление, но попадали под гусеницы танков. Одновременно 130-я танковая бригада овладела Тацинской, уничтожила несколько артиллерийских батарей, танки противника, ворвалась с востока на аэродром и совместно с 54-й танковой бригадой стала истреблять самолёты.

71
{"b":"170126","o":1}