ЛитМир - Электронная Библиотека

Красивая девушка в розовом халате, она казалась Степану огромной, положила свою прохладную ладонь на разгоряченный лобик. Ее голос был удивительно музыкальным:

— Не плач малыш. Ничего страшного с тобой не случилось. Просто ты вначале умер, а теперь вновь родился, что бы жить в новом мире.

Степан попытался ответить. Его голос звучал пискляво и не вполне разборчиво, но видно добрая няня имела не малый опыт в общении с подобными младенцами. Кроме того, возможно свою роль играла телепатия, во всяком случае, профессору казалось, что с ним говорят на чистейшем русском языке.

— Где я?! Куда занесла меня нелегкая судьба?

Девушка тряхнула золотистыми кудрями, тембр ее голоса стал на пол октавы выше:

— Ты в другой Вселенной. Именно сюда попадают души умерших.

Степан от изумления едва не лишился дара речи:

— Как в другой? Значит, мой дух перелетел межпространственный барьер?

— Да, и теперь ты в новом мире. Радуйся, у тебя теперь будет возможность зажить полноценной жизнью.

Профессор все понял, не даром он получил свое звание, его ум был по-прежнему остер.

— Так значит, я превратился в младенца. И теперь буду ходить в ползунках и с подгузником?

Девушка сверкнула не передаваемой улыбкой:

— Необязательно! Твое тело теперь более совершенно и ты гораздо реже нуждаешься в оправлении естественной нужды.

— И все же, как это не привычно быть маленьким. Я вообще то прочел не мало книг про реаркарнацию, но не думал, что это выглядит именно так.

Степан попытался встать. Его ножки держались не совсем уверенно, Но все-таки держали. Сила тяжести была примерно равна земной, и он попытался сделать первый шаг. Неожиданно девушка взяла его на руки.

— Будь осторожнее. В нашем мире шесть измерений и ты, передвигаясь не правильно, можешь разбить себе лобик.

— Шесть! — В голове профессора закружилось. — Вот это да. А я, честно говоря, с большим трудом описал мир, где было всего четыре измерения, не считая времени.

— Я тебя понимаю. Я сама в прошлой жизни жила в трехмерной вселенной и для меня поначалу многое здесь было необычным и странным.

— Так ты тоже из умерших?

— Да. Здесь все когда-то проживали в ином мироздании, а после смерти переместились, что бы жить, увы, тоже не вечно. Хотя стареют тела здесь гораздо медленнее.

— Вот как. Физиологические процессы замедлены и значит, я в течение десятилетий буду младенцем.

Девушка ласково улыбнулась:

— Нет! Ты вырастешь очень быстро. Только надолго застрянешь в юношеском возрасте. Тебе ведь многому предстоит научиться. Ты, с какой планеты?

— Земля. Солнечная система, — на всякий случай добавил Степан. Затем, смутившись, прошептал:

— Как вас, кстати, зовут?

— Меня зовут Энзера Вайд. Я не знаю такой планеты Земля, но мой компьютер знает почти все.

Она коснулась запястья, на котором висел браслет в форме искрящейся сороконожки, и тронула один усик. Тут же возникла гигантская объемная голограмма. Низкий голос произнес:

— Что ты хочешь узнать, Энзера Вайд?

— Сведение о планете Земля в солнечной системе.

Компьютер заговорил, он очень быстро сбрасывал слова-коды, одновременно с ураганной скоростью мелькали голографические изображения. Девушка внимательно смотрела необычайное кино. Ее зрачки то сужались, то расширялись, по лбу стекала тонкая струйка пота:

— Довольно! — Произнесла она и щелчком пальцев выключила компьютер.

— Я все поняла. Твоя планета все еще находится на довольно низком уровне развития. Что же, я проведу тебя в первый класс. Как кстати твое имя?

— Степан Громов.

— Теперь ты будешь называться Зером Солнцев. Фамилия в честь вашего светила, а Зером значит первый. На этой планете ты первый, воплощенный из загадочного мира Земля. Вступай в новую жизнь.

Она подхватила свежеиспеченного Зерома на руки, и понесла по коридору. Степан задергался, затем растеряно уставился в прозрачный потолок. Небо было оранжевым и на нем не было солнца. Хотя глазам было больно, младенец успел рассмотреть две необычайные светящиеся формы. Огненно-красный треугольник, его лучи больно терзали сетчатку глаза, и пурпурно-фиолетовый ромб, испускающий ласковое голубое сияние. Зером по-детски ткнул пальцем в небо:

— Это искусственные светила?

Девушка качнула головой:

— Ошибаешься. Это все пока еще природное, наша вселенная еще молода и звезды не успели погаснуть.

— А почему они треугольные? Ведь шаровидная форма естественна для звезды.

— Это чудеса шести измерений. Когда я впервые увидела, меня это тоже поразило. Иное натяжение материи, совсем по-другому протекают термоядерные реакции и, как следствие, вместо традиционного шара ромб и острые углы. Если тебе повезет, и ты проживешь хотя бы двести циклов, привыкнешь. Хотя цикл у нас условность, они все разные. Этот мир гораздо загадочнее и абсолютно непредсказуемый.

Степан вздохнул:

— Трудно найти более непредсказуемый мир, чем наша планета Земля.

В этот момент, словно в ответ, треугольник вместо красного вспыхнул желтым светом. Лучи полились более сильным потоком, стало намного жарче. Светило словно подмигивало жгучим спектром. Громов зажмурил глаза, ему вновь стало больно. Довольно не приятно ощущать себя беспомощным младенцем, которого несут на руках в новую жизнь. Интересно, какие в этом мире компьютеры, один он уже видел, и это произвело на него впечатление. Вот они встали на движущуюся дорожку, и она потекла ручейком, потом остановилась. Энзера вошла в лифт, на какое-то мгновение свет вокруг них дрогнул, а затем они оказались в просторном конусообразном помещении. С верху спускались гирлянды, а в низу копошились голенькие дети. Некоторые такие младенцы, как и он сам, их впрочем, было меньшинство, а остальные постарше. Судя по серьезным лицам, это были переселенцы с другой, может его, а может быть и с параллельной вселенной.

Прекрасная фея поставила его на ноги. На встречу ей подошла похожая на нее женщина с лилово-фиолетовыми волосами.

— Пополнение прибыло. Как зовут этого очаровательного малыша?

— Меня зовут Зером Солнцев. — Младенец предпочел ответить сам.

Энзера улыбнулась:

— Он не по годам развит, воплотился только сегодня и возможно был на своей планете гением. Я права, Зером?

Степан уже стал привыкать к своему новому имени, он сразу покраснел:

— Ну, нет, это не правда. Талантливым меня называли, а гением нет.

— Он еще и скромный.

Воспитательница посмотрела на него своими васильковыми глазами:

— Тебе будет хорошо у нас. Мы научим тебя всему, что нужно для жизни в новой вселенной.

Зером не уверено встал на свои стройные маленькие ножки. Он попытался сделать шаг, но все вокруг его подкосилось, и он неожиданно подпрыгнул вверх. Приземление, к счастью, пришлось на мягкий пол, какой-то на вид трехлетний мальчишка помог подняться.

— Ты не ушибся дружок? — Произнес новый друг свищущим тоном.

— Нет. А что это такое?

— Шесть измерений, надо ходить очень аккуратно, если немного не так повернуть ногу тебя может забросить далеко вверх.

Ребенок прижал палец к губам. Воспитательница вмешалась:

— Ты уже почти взрослый Слев Игра. Значит, можешь объяснить и показать ему как следует шагать по этой планете.

— Компьютер это сделает лучше меня. Сейчас тебя поведут в специальный зал для новорожденных, где тебе с помощью виртуальных голограмм покажут, как надо общаться и жить в этом мире.

— Неужели мне придется снова ходить в школу?

— Недолго, всего какой-то цикл и тебя образно говоря выпустят на свободу. Ты станешь полноценным гражданином великой Тамерлии.

Год не так уж и долго, можно и потерпеть. Его отвели в зал, наполненный подобием игровых автоматов. Маленькие дети лежали в прозрачных креслах. Они то и дело дергались, шевелили руками и ногами.

"Няня" подошла к блестящему автомату, провела рукой, оттуда выпрыгнула близкая разновидность золотого венка. Ее нежные руки опустились на маленькую головку Зерома.

3
{"b":"170406","o":1}