ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это разве плохо?

— Вот именно! Не знаю, за какие грехи я стал сыном одного из рабов. Детства практически не было, рос я очень быстро, и когда мне на вид стало пять лет, меня заставили вращать жернов. Потом отправили в каменоломни. Но я был сильным и сообразительным парнишкой. Вскоре приехал покупатель из школы гладиаторов. Меня купили и стали учить убивать для потехи толпы. Я объездил многие цирки и Колизеи, несколько раз был тяжело ранен, но сумел выжить.

По древнему обычаю, гладиатор сумевший выжить после ста боев получает свободу. Вот, наконец, и я получил ее. После чего, меня в добровольно-принудительном порядке записали в гвардию. И снова началась моя военная карьера. Я стал десятником, моя сила весьма ценилась, но потом произошло следующее. Наши ученые мужи изобрели новые катапульты и я…

— Стойте, слышите шум, к нам кто-то приближается.

Отряд рабов остановился, в кустах послышалось движение.

ГЛАВА 11

Мы отстаиваем мир и боремся за дело мира. \Адольф Гитлер\.

Оба пьяницы смачно храпели, хотя звуки, издаваемые при этом, были далеки от обычных, человеческих. Большие корабли, пока неизвестной цивилизации, продолжали бомбить ту часть планеты, которая не была прикрыта силовым полем. После ярких вспышек поднимались похожие на ядерные грибы клубы дыма. В городе началось землетрясение, некоторые, не особенно устойчивые дома рухнули. Один круглый шар сорвался с силового барьера и, рухнув вниз, едва не придавил спящих вирусов. Грохот от падения был впрочем, такой, что мог разбудить и мертвого. И все же Герман и Адольф так бы и не проснулись, если бы не команда, вбиваемая в шлемы.

— Тревога! Тревога! Угроза класса "А"! Всем занять боевые места.

Адольф поднял налитые свинцом веки. Попытался встать, но ноги-отростки были как спагетти. Когда взорвалось за барьером, яркие блики, ослепили глаза. Было видно, как радиоактивные лучи отражаются, попадая в барьер. Геринг с трудом выпрямился, перед глазами плыло, и шум битвы долетал, словно сквозь рев оркестра. Рядом с ними, как стадо бешеных слонов, бегали одноклеточные солдаты. Похоже, что хорошо укрепленный город не был готов к нападению. Находящиеся на вражеских звездолетах командиры отдавали команды. В ответ с поверхности стреляли тяжелые плазменные пушки. Они выбрасывали потоки гиперплазмы, которая в свою очередь врезалась в силовые поля. Все буквально сотрясалось, защита искрила и разогревалась. Что бы избежать перегрузок, звездолеты маневрировали, стараясь подставлять под удар разные борта. Наконец, один из них загорелся почти невидимым голубоватым пламенем, похоже, что обшивку удалось пробить. Корабль завис, а затем стал удаляться. Вдогонку выплевывались снаряды с температурой на многие миллионы градусов. Они настигали свою жертву, раскрылись подземные ангары и несколько термокварковых ракет, словно хищные акулы устремились за поврежденным судном. Контр-ракеты сумели сбить лишь два заряда, остальные настигли отчаянно дергающийся раскуроченный звездолет. Ослепляющая вспышка, и те, из полутора тысячного экипажа, кто не успел эвакуироваться, испарились в плазме. Командир эскадры в гневе сжал кулак. Силовое поле, прикрывающее город по-прежнему было неуязвимо.

— Уничтожьте генераторы. Они защищают этот гадюшник.

Эта команда, как не странно, достигла шлема Адольфа. Он повернулся и завизжал, звуковая волна ударила по коже. Ведь вместо привычных ушей он слушал практически всем телом.

— Геринг. Полки преисподней обрушились на нас.

— Успокойся Адик. Сейчас мы примем пилюли, и нам станет легче.

Оба вируса все еще не вышли из ступора. А между тем, враг приступил к высадке десанта. На поверхность высаживались транспорты с десятками тысяч бойцов на борту, одетых в тяжелые боекостюмы. Большинство десантников напоминали шестируких гиббонов, много было и человеческих фигур. Встречались похожие на каракатиц, змей, пауков со щупальцами и клешням, и прочее порождение мегакосмической эволюции. Рептилии предпочитали передвигаться без громоздкой брони, а лишь в одних гибких комбинезонах. Много было и боевых роботов, на колесиках или антигравитационных гусеницах. Часть из них по форме напоминала танки с обтекаемой заостренной броней. Другие смахивали на утюги или лампочки с хвостами. Общими были лишь короткие дула, торчащие из-под брони. Впереди всех двигались работы-взломщики. Они несли миниатюрные силовые установки, способные прожигать дыры в защите. Они должные были проделать проходы к могучим генераторам. Однако вокруг была внушительная охрана, и

битва вспыхнула еще на подступах. Вирусы встретили разномастную орду плотным огнем. Заработали спрятанные в засаде и в секретах лазерные пулеметы. Атакующие ряды, попав под ливень плазмы, не дрогнули, а наоборот стали отстреливаться. Они активно огрызались. Было очевидно, что если столица планеты останется без прикрытия, то ее уничтожат залпами с орбиты.

Адольф принял пилюлю, нейтрализующую токсины, стало легче, мозговые извилины прояснились. Геринг, как только ожил, выхватил лучеметы, он принял бойцовскую стойку:

— Что обезьяны, мы вас сотрем в дорожную пыль.

Герман бегом побежал к арсеналу, затем. словно опомнился и проорал в шлемофон:

— Эй вы! Космические флибустьеры, черт вас побери! Давайте в звездолет, будем готовиться к прорыву.

Адольф выпучил половину глаз:

— Как это к прорыву. Мы что, сматываемся?

— А ты что думал? Такими силами нас атакуют, главное сохранить экипаж.

Мощь и впрямь на них обрушилась немалая. Новые, еще более крупные корабли, вынырнули из космической бездны. Они как карающий меч Немезиды обрушили шквал мощного огня. Территория, что окружала столицу планеты Стакилем, напоминала радиоактивную пустыню, в гигантских кратерах пробитых ракетами клокотало адское пламя. Местные аборигены (создания похожие на бесхвостых и очень симпатичных горилл) гибли миллионами, шахты разрушились те, кто случайно выжили, умирали в чудовищных муках. Такова участь раба, работать бесплатно, а потом первому шагнуть в бездонную пропасть. Шифер и Геринг по растерянности забыли включить антигравы и поэтому мчались бегом. Путь, однако, был не близкий, в небе также происходила битва. Превосходящие силы противника смяли слабое прикрытие, посбивав немногочисленные корабли букертайцев. Впрочем, сам Космопорт был надежно прикрыт, и часть судов все еще находилось в нем.

— Судя по всему, на нас напала империя Парупа. Их флот зачем-то скапливался возле наших границ.-

Пробурчал Геринг.

— Вполне возможно. Реально решили отомстить за наши пиратские вылазки.

Тем временем войска Парупа, преодолев первые две линии обороны, вплотную подошли к генераторам. Последний третий рубеж был самым укрепленным. В бой вступили плазмометы, и гравиапушки. Кроме того, почувствовав, что им приходиться туго, вирусы применили секретное оружие, вакуумный дестабилизатор. От него пространство теряло привычные очертания, скручивалось в клубок или на оборот растягивалось как резинка. Потери нападавших выросли, но они лезли вперед словно биороботы, ну а настоящие роботы тем более не знают страха и прут напролом. В ответ на применение дестабилизаторов, танки стали выплевывать аннигиляционные ракеты. Их взрывы словно прожигали пространство, делая менее эффективным применение супероружия. Обе стороны бросили на чашу весов все силы. На помощь парупайцам подходили все новые и новые подкрепления. Все небо было изукрашено транспортами с десантом, а возле звездолетов уже становилось тесно. Наконец несколько танков смогло настолько близко подойти к генераторам, что их прицельные выстрелы повредили броневое покрытие. Силовое поле задрожало и прошлось волнами, в излучении, что подавали машины, наметились перебои. Атакующие монстры обрадовались, по рядам прошелся гул. Атака усилилась, сотни тысяч зарядов сотрясали и без того изувеченный грунт.

Адольф и Герман поняли, что на своих четверых далеко не ускачешь и включили антигравы, их скорость возросла, и они стремительно приближались к космопорту. Сверху штормило, воспользовавшись ослаблением защиты, вражеские звездолеты поливали их плазменным ливнем. Отдельные капли доставали город, принося колоссальные разрушения. Рушились вычурные здания, пузырились и трескались подвижные дорожки. На границе города из-за трещин пролилась легкая нефть, попав в кислородную атмосферу, она загорелась. Пламя выписывало вычурные узоры, разлетаясь по воздуху.

43
{"b":"170406","o":1}