ЛитМир - Электронная Библиотека

— Эка, невидаль. Чиполино, что ли не видел?

— Какой Чиполино?

— А такой. Был "писателишко" Джани Родари. Он писал про всяких гуманоидов в форме растений.

— Но тут ведь это реально, не сказка, быль.

— Мало ли что. Все эти разумные растительные формы жизни не новость в просторах вселенных. Человек, да и всякое живое существо само создает себе бога по образу и подобию своему. Вот у киви, бог похож на киви, в крапивы на крапиву, у змеи на змея — ничего особенного. Да и святые из того же разряда. Как правило, это или военные лидеры или ораторы.

— Да вы из меня скоро атеиста сделаете. — Генри досадно повертел головой. — Ты хочешь сказать, что наша вера ничего не стоит?

— Я лишь констатирую факты. А факты упрямая вещь их не отбросишь как стоптанный башмак. А вообще самым главным аргументом атеистов во все времена было великое множество вер. Разве стал бы Всевышний терпеть подобное безобразие? Нет, он бы давно навел порядок и установил единую правильную веру.

— А как же свобода выбора?

— Какая свобода?! Зачем это нужно Богу! Я бы на его месте не потерпел подобного беспредела, а уж тем более издевательств над собой.

— Так это ты, а это Он! Разница есть и в морали и в нравственности. Всевышний велик духом. Он, если можно сказать, демократ и позволяет каждой расе и нации понимать себя по-своему.

Тут и Адольф, и Герман загоготали как слоны:

— Ну даешь, глупые предрассудки переносишь в живой мир.

Несколько верующих вирусов оглянулись. Пружинистой походкой в сопровождении двух роботов к ним подошел священник:

— Это дом поклонения. Здесь индивиды всех миров совершают молитву и обряды. Не мешайте им.

— Чего, — начал, было, Геринг.

Но вид грозных, увешанных оружием роботов, заставил замолчать. Кроме того, они подданные империи Букерти и им не следует применять насилие против своих братьев.

— Просто смешную историю нам рассказали. Вот вы сами, если хотите, можете послушать.

— Не хочу слушать глупости и ересь. Вы к какой концессии принадлежите?

— Мы сами по себе!

— Тогда проходите тихо, если хотите полюбоваться, и ни кому не мешайте.

Священник кивнул головой, напоминающей утыканного иголками ежика:

— Киборги вас проводят.

— Не стоит, мы сами.

И веселая тройка направилась к центральному залу. Там было много народа. Многие преклонили колени и шептали, каждый свое, творя индивидуальную молитву. Геринг набычился:

— Я не против молитвы, но в первую очередь надо рассчитывать на свои мускулы. Можете полюбоваться на картины, они действительно превосходны.

Адольф хотел, было возразить, как его слова оборвал сильнейший взрыв. Тысячи тел были разом подняты вверх, полетело разорванное в клочья мясо.

ГЛАВА 12

Колдун батяня, батяня колдун

Ты врезался братец с размаха о стул!

\Из протокола.\

Уже в полете, Абаз разделился на несколько частей и атаковал с разных сторон. Раненый Мультини отчаянно отбивался, с него гроздями капал пот, смешанный с кровью. А летающие чудовища продолжали наседать. Араге, тем временем, сбивала своими молниями монстров. Дети визжали, те, кто попадал в страшные зубы, дергались мучительно умирая. Чтобы ослабить на себя давление, Драко стал отступать, выписывая в воздухе виражи. Атакующий волшебник посылал волну за волной, но никак не мог попасть в подвижную мишень. Тогда чародей достал из кармана сеть и попытался набросить ее на парня. Первая попытка не удалась, Мультини легко увернулся, а вот второй бросок был более действенным. Судя по всему, сеть была самонаводящейся. Она накрыла Драко, спеленав его как младенца. Абаз оскалился в ухмылке:

— Попался, щенок! Теперь из тебя будет баранье седло.

Пруты сдавили Мультини, да так сильно, что ребра затрещали. Юный волшебник задергался. Старый колдун вновь выбросил сильное пламя, из которого образовалось внушительное копье.

— Теперь я насажу тебя на вертел.

Мультини понял, что это не шутки, и вскоре ему придется узнать, каково это куску мяса на крюку у мясника. В душе боролись гордость и желание жить. Победила жизнь. Еще раз дернувшись, он прокричал:

— Араге, спаси меня!

Девушка тем временем продолжала уничтожать порождения дьявола. Вот их уже осталось немного, всего два. Услышав крик своего напарника, она выпустила два солнечных зайчика. Они ударили в спину жутким тварям, рассыпав монстров в пыль,

затем развернулась. Чародей бросил копье, и Араге едва успела парировать, отклонив острие от цели. Оно устремилось вниз, пролетев, глубоко вонзилось в землю.

Теперь девушка оказалась лицом к лицу с колдуном.

— Вот как ты ведешь себя, старый хрыч.

Абаз напыжился, он не любил когда его называли старым. Выпустив заряд, он и несколько его ипостасей, ринулись на Араге. Девчонка подняла перстень. В нем светилась такая мощь, что даже жгло руку.

— Амбра кадабра! — Произнесла Араге заклинание.

Густой световой поток обрушился на злого волшебника. Удар невероятной силы просветил его насквозь. Были видны даже черные ребра. Колдун попытался поставить защиту, но вся его энергия иссякла. Араге вошла в раж. Увидев плавающий меч Мультини, она подхватила его и бросилась с ним на колдуна. Фехтовать Араге не умела, но Абаз настолько ослаб, что с трудом ворочал мечом. Быстрая и ловкая девчонка воспроизвела подсмотренную у Мультини фигуру и отсекла кисть. Абаз пошатнулся и попытался уйти, но его скорость была как у черепахи, он с трудом двигался. Араге настигла его и приставила меч к горлу:

— Сдавайся колдун или тебе придется ответить за все зло, что ты совершил.

Абаз простонал:

— Пощади меня храбрая фея. Я больше не буду.

— Ну, ты прямо ребенок. А кто ответит за трупы?-

Араге кивнула в сторону окровавленных детских тел.

— Да, я! Я же не хотел.

Абаз пустил слюни, явно кося под сумасшедшего. Мультини сбросил с себя сеть, звездные осколки осыпались. Вновь прошептав заклинание, он наколдовал меч и взмахнул им:

— Хватит церемонница с некромантом. Лучше убей его!

— Пусть он сначала отменит свои заклинания, а потом может быть, мы сохраним ему жизнь.

Абаз не внятно промычал. Тогда Араге надавила клинком на шею. Выступила розовая роса.

— Не коси под дурака, а то ликвидируем, а потом сами найдем способ справиться с враждебной магией. Не получится, старшекурсники помогут.

— Я все сделаю. Только сохраните мне жизнь.-

Абаз молитвенно сложил руки.

— Начинай и будь конкретен и краток. Помни, твоя жизнь на волоске.

Абаз отлично помнил. Он шептал заклинания, снимая наведенные чары или порчу, а то и заклятие оборотней, даже дети поврежденные вурдалаками были, в основном ранены, а не убиты и их удалось восстановить. Те, кто погиб совсем не давно и душа еще не успела улететь в иной мир, воскресли. Жизнь дороже, и Абаз старался во всю. Так как силы его были истощены, то Араге ему помогала. Колдун говорил ей, какие заклинания нужно произнести, а она пользовалась своей магией. Когда все, что можно хорошего сделать, было исполнено, Араге и Мультини призадумались над участью пленника.

Убивать его расхотелось, а вот от потенциальной опасности в его лице следовало избавиться. Мультини как более опытный произнес:

— Я полагаю, что тебя надо лишить волшебства. Ты слишком опасен.

— И я так думаю. — Добавила Араге. — Одним злым чернокнижником будет меньше.

Абаз прогнусавил:

— Не надо! Как я буду жить простым человеком?

— А так, молча. Как все живут. Будешь работать, но если ты предпочитаешь смерть то…

— Я согласен. Из двух зол надо выбирать меньшее.

Мультини растерялся, заклинание, лишающее другого волшебства, было сложным, его вообще изучают только на последнем седьмом курсе. А он простой третьекурсник тайно подслушал заклинание и хотел применить на обидчике. Правда, потом они помирились. Странно, но он ощущал определенную дрожь в коленях. А что если не сработает? То-то позору будет.

47
{"b":"170406","o":1}