ЛитМир - Электронная Библиотека

Начались крутые повороты, стремительные спуски, подъемы.

Преследуя комара, стрекоза то падала вниз камнем, то описывала петли, то скользила боком. Расстояние все сокращалось, лучники открыли огонь. Зером задергался, старясь избежать стрел. Вскоре преследователи прекратили стрельбу, рассчитывая взять его живьем. Наконец членистоногий кошмар налетел на комара и протянул к нему огромные покрытые шипами клещи.

Зером едва не слетел со спины, когда его "скакун" перевернулся, брюхом к верху. Его лапы угрожающе вытянулись, стараясь оттолкнуть прочь неумолимые клещи. Но это мало помогало. Конечности насекомого сомкнулись вместе, превратившись в корзинку. Комар был пойман словно сачком.

— Пи-пи-пи! — Жалобно запищал покоритель воздушных просторов.

Воины ринулись на абордаж — двенадцать взрослых хорошо вооруженных мужчин против полуголого парня с мечом. Ко всему прочему одна из стрел пробила ногу, и Зером с трудом вытянул кривое железное жало.

ГЛАВА 14

Я хочу подарить вам всю полноту своей любви и бурных чувств. "Маркиз де Сад"

Храм сотрясало от разрывов. Посыпался мрамор, гранит и известь. На Адольфа рухнул кусок статуи, оглушив и слегка помяв шлем. Вирус завалился, брызнула пахучая жидкость. Герман Геринг также оказался придавлен, если бы не боекостюм, то его бы раздавило в лепешку. Лишь один Генри отделался легким испугом. Святое место загорелось, пламя было серебристым и очень жгучим. Бывший спецназовец подхватил Адольфа и поволок, словно куль. С верху продолжало сыпаться, наполовину раздавленный робот истерично палил из лучемета. Уцелевшие вирусы бежали как стадо перепуганных баранов. Адольф был в бредовом состоянии, тем нее сумел прошептать:

— Генри брось меня и беги, спасай командира.

— Геринга!? А где он?

Адольф не ответил, десяток глаз налились кровью, затем поплыли в тумане. Продолжало грохотать, горел и плавился камень, купол был пробит, в нем сияло покрытое клубами дыма небо. Легкий бензин заменяющий атмосферу шипел и разлагался. Разрушения были значительные, словно пронеслось ядерное торнадо, похоже, что погибла не одна тысяча одноклеточных бойцов.

— Это теракт! Космический Бен Ладен. — Пропищал Генри.

Вокруг было шумно, словно стервятники слетались полицейские и пожарные машины. Они нарезали круги, вертелись волчком, светились тревожные огни. Пожарные из широких коротких шлангов выбрасывали клейкую жидкость, она падала на рыжие и зеленые языки, придавливая их липкой массой. Помимо прочего, огонь подавляли ударами электроразряда, светлая корона вспыхивала, и пламя опадало. Похожие на осьминогов роботы разгребали завалы, извлекая трупы и чуть живых букертайцев. Мертвые вирусы выглядели омерзительно, расплющенные, синюшные, покрытые грязными пятнами.

В небе тускло блеснул серый корпус звездолета, территорию спешно оцепили. Кобры, у каждой по тринадцать лап, раздували свои капюшоны. Солдаты внутренних войск были одеты в зеркальную форму и ярко блестели в лучах трех солнц. Одна из змеюк повернула голову и приняла угрожающую стойку. Перехватив удивленный и отчасти испуганный взгляд Генри, полицейский одернул зверюгу, затем охотно объяснил:

— Не бойся, раздувая капюшон, ящер-кобра расширяет нюхательные рецепторы. При нападении она наоборот сдувается.

Урагганы гораздо опаснее.

Генри одобрительно кивнул и поманил зверя пальцем. Ящер-кобра извивалась, шипела, затем свернулась в клубок.

Бывший спецназовец не стал задерживаться. Кругом по-прежнему царил хаос. Вот из-под развалин извлекли полузадушенного Геринга. Его изрядно сплющило, но главарь пиратов был еще жив. Его ударили электрошокером, и он надулся. У вирусов нет сердца в человеческом понимании, зато есть сложные цепочки молекул, что выполняют его функции. Генри подмигнул:

— Ничего братишка. Тебя поставят на ноги.

Геринг был без сознания и лишь невнятно бормотал. А вот Адольф постепенно приходил в себя. В боекостюме был запас регенерирующего раствора и живительной микстуры. Он взбодрился, глаза открылись.

— Мы, что еще в трансе?

— В каком трансе?

— То есть я хотел сказать в транс-зале. Где справляют религиозные культы.

— Нет! Транс-зал разрушен.

— Господь их накажет.

Адольф встал и задвигал конечностями. Ящер-кобра проползла мимо, ее кожа светилась. Вирус крякнул и отошел подальше. В воздухе опять рвануло, послышалась стрельба.

— Ого, кого-то повяжут. — Адольф ткнул лапой.

Горящий танк выплыл из-за внезапно налетевших туч. Они, как-то по ненормальному, калейдоскопическим веером сновали по небу. Генри, впрочем, не растерялся:

— Террор, это значит террор!

Адольф огрызнулся:

— Что ты болтаешь?

Пираты рванули по улице, не смотря на все повреждения, гравиопояса у них еще работали. Тем не менее, лететь было тяжело, их то и дело трясло, заносило влево. С большим трудом они добрались до своего звездолета. Вскоре туда же привезли и Германа Геринга. Тот уже успел оправиться от потрясения, и ему очень хотелось есть. Так как местная кухня его не устраивала, он предпочел отправиться в дорогой фешенебельный ресторан "Миньон". Это заведение было чрезвычайно дорогим. Генри и Адольф не очень хотели идти туда — ради кормежки расшевелить свой и без того тощий кошелек, но Геринг оказался упрямым. Мало того, он решил взять и прокатиться на роскошном гравиопланере. Весь, словно выложенный из драгоценностей он сиял неповторимым светом. Генри даже неуклюже перекрестился:

— О господи, похоже, что тебя крепко двинуло.

Геринг угрожающе поднял лучемет:

— Я командир корабля, а ты мой подчиненный, за нарушение субординации, будешь драить сортир. Три наряда вне очереди.

Дисциплина есть дисциплина, и Генри заткнулся.

Город был велик, и вирусы могли наслаждаться зрелищем внушительного мегаполиса. Летели, не спеша и довольно долго, стал пробуждаться аппетит. Ресторан по форме напоминал прозрачную рыбешку, восемнадцать желто-золотистых плавников вяло шевелились нагоняя волну. Столики были разные по форме и размерам: большие, размерами с теннисный корт и, совсем крохотные. Публика была самой разнообразной — были существа похожие на улитку с тремя усиками, они ели что-то клейкое, а также забавные грызуны. За отдельной перегородкой питались радиоактивные существа. Они напоминали смесь поставленных друг на друга пентагонов, каждый разного цвета, от сиреневого до бирюзового. А уж светилось от них, что так и хотело пропеть: — Какие люди в Голливуде, сплошные звезды, а не люди! Конечно, эти типы были самыми необычными. Генри и Адольф еще не утратили свежего любопытства и с удовольствием рассматривали их. Геринг, обратив на это внимание, прервал их самым бесцеремонным образом:

— Вы что сдурели, да у вас глаза ослепнуть. Это кварри, на них нельзя долго смотреть. Давайте лучше закажем чего ни будь по дороже.

— А расплатится кто, Пушкин? — Пробурчал Адольф.

— Ну ладно, с чего это вас так беспокоит содержимое моего кошелька? У меня еще есть заначка, а я словно заново родился. Кроме того, нутром чую, будут у нас еще большие деньги!

— Ну, раз за ваш счет, то можно.-

Просипел Генри.

Роботы-официанты напоминали по форме спелые груши с множеством рук. Они ловко перебирали подносы и нанесли целую груду иногалактической экзотики.

Одно из блюд особенно понравилась Адольфу, крупная улитка с алмазным домиком, очень уж она напоминала разумных существ сидящих в зале. А съесть наделенного разумом, особенно приятно. Герман заказал практически одно мясо, гарнира было чуть-чуть. Кое-что прожевать было очень сложно — вязло на зубах. Видя, как мучается Адольф, Геринг объяснил:

— Это сверхпроводниковое мясо, что бы оно стало нежным нужно послать в него небольшой электрический заряд.

Командир пиратов достал электрический хлыст, ударило током. У Адольфа свело бородавчатый рот. Вирус рыгнул на пол.

Тут же подкатили услужливые киборги, вытерли, хрустальная поверхность стала блестеть еще ярче.

56
{"b":"170406","o":1}