ЛитМир - Электронная Библиотека

— Успокойся ребенок. — Сладким голосом пропищал Киборг. — мы лишь заботимся о твоей безопасности. Не превышай дитя скорость.

Ричандро в свою очередь настиг Араге, девушка правда уклонилась от захвата.

— Не лапай меня, а то закричу, насилуют.

— А что такое насилуют? — Удивился гагарец.

— Принуждение к половому акту.

— А это у вас двуполых. Мы создаемся благодаря потокам электричества и плазмы, а индивидуальность закладывает Всевышний. У нас же полов нет.

— Вы гермафродиты?

— Нет! Нас производит сама безграничная планета — душа же Господня, а гермафродиты рождают себя сами.

— Значит, у тебя нет родителей.

— Кроме Бога у меня никого нет! Правда есть еще начальство, но это уже государственная структура. — Ричандро вздохнул.

Мультини пробормотал:

— Прикажи роботу, что бы он отпустил меня. А то очень не приятно.

— А ты дашь честное слово, что не будешь убегать?

— Я не ребенок, конечно нет.

Ричандро снисходительно пробормотал:

— Многие дети считают себя взрослыми, и ты не исключение.

Драко впрочем, нашелся: — На нашей планете, хотя мы и не достигли зрелости, нам многое доверяют. В частности сам факт, что мы отправились в столь далекое путешествие и добрались до вас, свидетельствует об огромном доверии.

Гагарец вытянулся от удивления:

— Как я сразу не догадался. Вы наверняка потерялись, отстали от взрослых.

Араге перебила:

— Нет и еще раз нет! У нас есть такие права.

Ричандро заколебался, однако опыт подсказывал, что полицейскому низкого ранга не стоит самому проявлять инициативу.

— Лучше полюбуйтесь на наше великолепие. — Гагарец указал на статуи своеобразных животных, с множеством конечностей. Он них высоко в небо уходили фонтаны, уже в полете, они распадались на множество струй и сверкали все цветами радуги. Араге приходилось видеть много, но даже она была удивлена — как это в полете воде удалось придать столь вычурные формы. Струйки свивались в орнамент, цвели колосьями и пышными бутонами, сверкали сосульками и ярко раскрашенными снежинками, смешивались с огнем и вращались, словно в ураган ветряные мельницы. Не смотря на отсутствие солнц, в воде играла непередаваемая гамма из неисчислимого множества звезд. Даже видавший виды Мультини, был поражен:

— Ничего себе, а как вам это удается?

— Смесь антигравитации, электричества и сверхпроводников. — Охотно ответил Ричандро. — А теперь обратите внимание на исторический памятник. — Гагарец указал на полуразрушенные колонны с покосившейся оплавленной аркой. — Ровно тысяча триста двадцать шесть циклов назад здесь бушевала война, а теперь царит мир. Прежний город погиб и от него осталось лишь это. — Физиономия Ричандро стала печальной.

— Запомните дети — война это очень плохо. Миллионы Гагарцев погибли в плазменной геенне.

— Ну, это и так очевидно. — Перебил Мультини. — ты нам еще покажешь что-то интересное?

— Извините ребята, но детское время истекло, посмотрите на небо, оно начало темнеть. Вам пора ложиться в постель.

Араге шепнула талисману:

— Ты можешь нас перенести отсюда, в другую реальность?

— Желательно вам еще погостить, что бы я собрал побольше энергии. И, в конце концов, вы ведь долго не спали. Не много отдохнуть вам не повредит.

— Ладно передохнем. — Араге согласно кивнула гагарцу.

В этот момент на небе что-то вспыхнуло. Ричандро напрягся:

— Неужели?! — пробормотал он и полез за пояс.

ГЛАВА 19

Мои друзья — мое богатство! Юлий Цезарь.

На небольшом холме был расположен красивый, с колонами и статуями дворец выполненный в смеси древнеримского и древневосточного стилей. В самом большом зале было шумно и весело, звучала музыка — пир был горой. Знатные вельможи султаната устроили сабантуй. В дорогих вышитых золотом тогах, они лежали на пышных подушках, на невысоких столах были нагромождения из яств, вин и настоек. Сотни ламп светились на столах и стенах. По всей усадьбе сновали сотни рабов, было множество охранявших дворец солдат и телохранителей. Сановники изрядно перебрали. Главный вельможа князь де Ведерок застыл в объятиях двух обнаженных гетер. Он дергался и мычал как одержимый, наконец, освободился и прокричал:

— А теперь пора устроить гладиаторские бои. И так скучно, нет крови, и вино не в душу.

Прозвучал горн, на арену зазывали бойцов. Согласно обычаю первыми должны сразиться самые легкие и младшие по возрасту воины.

В центре миниатюрного Колизея горел костер, факела давали довольно яркий свет с багровым оттенком, белый гравий блестел, придавая подиуму веселый вид. Первым на сцену выбежал мускулистый и стройный мальчишка в кожаном поясе. Он как первоклассный гимнаст сделал два сальто и прошелся на руках. Затем стал напротив князя, замер скрестив меч и кинжал, в таком вооружении его называли- мирмиллон. Не смотря на то, что мальчишке было всего одиннадцать лет, он уже имел широкий шрам на лице. Следующий участник так же прошелся на руках. Его вооружением был трезубец и короткая сеть — ретиарий. Сделав растяжку, он стал напротив противника. Похоже, мальчишки знали друг и смущенно улыбались. Тренировки в школе гладиаторов были жесткие и на голых блестящих телах виднелись шрамы.

Толпа оживилась, заключали ставки, дикие крики подбадривали малолетних гладиаторов.

— Начали! — Подал сигнал князь.

Юные участники сошлись, их движения были быстрыми и хаотичными. Сначала мальчик с трезубцем попытался накинуть сеть, но промахнулся и его соперник, ловко прыгнув на него, сумел полоснуть кинжалом по животу. Тот отскочил и ударил трезубцем в грудь, но лишь слегка расцарапал кожу. Тем не менее, его маневр заставил отступить противника. Он отошел и прислонился к сетке, не давая подойти маленькому гладиатору. Внезапно ретиарий с трезубцем захватил рукой гравий и швырнул в лицо. Маневр произвел эффект мальчик зажмурился, и в туже секунду трезубец вонзился ему в пресс.

Вскрикнув от боли, юный гладиатор скорчился, но, тем не менее, успел всадить лезвие в плечо. Его противник закричал и выдернул оружие. Меч мелькнул словно молния, едва не пронзив шею. Гладиатор отступил, ему рассекло грудь. Ребенок застонал от боли и выронил трезубец. Тогда соперник прыгнул на него и метнул кинжал. Замах был слабоват, и острие пробило мякоть ноги. Ретиарий вскрикнул и упал, потом подобрал кинжал, попытался подняться, в этот момент меч поразил его в шею. Уже теряя сознание, он ударил клинком мирмиллона в солнечное сплетение. Оба мальчика замертво повалились на гравий. Пьяная публика смеялась и уйлюкала. На арену выбежали три угрюмых раба, они прижгли раскаленным железом тела мальчишек и, убедившись, что они мертвы, поддели их крючьями за ребра и выволокли со сцены. Место, где была кровь, засыпали песком.

— Они уйдут на корм насекомым. — Оскалила лошадиные зубы жена князя Деметра. — Жаль, что косточки маловаты, звери останутся голодными.

— Ничего будет мясо и понаваристей. Жалко, правда, ребят из них могли получиться отличные гладиаторы.

Вновь звучит гонг и на арену выбегают мальчишки постарше. На вид им лет четырнадцать-пятнадцать, довольно широкие плечи и грудь. Как и предыдущие бойцы, они делают сальто и бегут на руках. Уже выбежав на подиум, надевают вооружение, шлемы, грудной панцирь щиты и мечи. У одного клинок прямой, а у другого изогнут как сабля. Рельефный пресс открыть и на нем видны шрамы. У стоящего справа мальчишки зажившие порезы пересекают тремя линиями грудь.

Кожа смазана маслом и блестит.

Распорядитель объявляет:

— На арене выступают известные бойцы Кикок с кривой саблей и Марочов с прямым мечом. На счету у Кикока семь боев у Марочева восемь. Все их соперники были либо убиты на месте, либо заколоты по воле публики. Вновь появились желающие заключить пари. Князь скомандовал:

— Вперед!

Гладиаторы сошлись. На сей раз, они не торопились, проверяя друг друга осторожными ударами. Сталкиваясь, мечи, слегка искрили, щиты дрожали. Это осторожность не очень нравилась публике, она недовольно ворчала, в сторону бойцов летели кости. Князь прокричал:

78
{"b":"170406","o":1}