ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Толпа снова качнулась вперед, пленники плакали и умоляли Ганса даровать им жизнь. Кто-то упал и тут же был затоптан другими; люди превратились в загнанное стадо. Ганс вскинул свой лом, но не смог заставить себя ударить им человека. Его отпихнули в сторону, и у входа в тоннель образовалась неимоверная давка. Отверстие в полу напоминало открытую могилу, но по ту сторону подземного хода была жизнь.

Ганса прижало к стене, его легким не хватало воздуха. Рядом с ним в стену вонзилось несколько пуль. Его засыпало кирпичным крошевом, и он поднял руки, защищая глаза. Из-за печи, отбросив на бегу винтовку, вылетел бантагский воин. Он продирался сквозь толпу людей, разбрасывая их в стороны, как кегли. Меч в его руке взлетал и опускался. Вслед за ним появился другой бантаг, вооруженный ружьем. Его взгляд пал на Ганса. Обезумевший от вида крови бантаг яростно взвыл и направил свое ружье прямо на Шудера.

Но его устрашающий вой вдруг сменился судорожным всхлипом, воин орды повалился на пол, выронив из рук оружие. Кетсвана вытащил саблю из его спины и следующим ударом чуть не снес голову с плеч второго бантага. Огромный зулус легко пробивал себе дорогу в толпе, рядом с ним были его соратники. Кетсвана пел боевую песнь своего племени.

Добравшись до спуска в подземный ход, он развернулся и саблей очертил вокруг себя смертоносную дугу. Толпа отпрянула назад. Зулус схватил одного из своих землекопов, швырнул его в лаз и тут же отправил вслед за ним еще одного своего человека. Продолжая петь, он огляделся и увидел Ганса.

— Иди!

— Только после тебя!

— Заткнись и иди! — взревел Кетсвана и обхватил Ганса за шею.

Янки пытался вырваться из железной хватки зулуса, но Кетсвана не обращал на его сопротивление никакого внимания. Подняв Ганса в воздух, он поднес его к отверстию лаза и отпустил. Ганс упал в тоннель и приземлился прямо на спину человека, который в этот момент спускался вниз по лесенке. Он попытался было выбраться обратно наверх, но Кетсвана отпихнул его ногой.

— Иди! — прошипел он. — Ты всех задерживаешь!

Чернокожий гигант возвышался над Гансом непоколебимой базальтовой глыбой.

— Кетсвана, пойдем со мной! — взмолился Ганс. — Нам без тебя не обойтись!

— Уж не думаешь ли ты, что я собираюсь здесь подохнуть? Еще чего! Иди! Я полезу следом.

Ганс помедлил еще секунду и начал спускаться в подкоп. Добравшись до дна, он опустился на четвереньки и пополз вперед. Висевшие здесь светильники упали и разбились, поэтому в тоннеле было темно. Человек, закачивавший в подкоп свежий воздух, уже убежал, и дышать было практически нечем. Скоро Ганс уткнулся в зад человека, ползущего перед ним. Скорость передвижения была удручающей — они проползали футов десять, потом какое-то время отдыхали и снова ползли дальше. Сзади кто-то схватил Ганса за пятку и выругался на неизвестном ему языке. Глаза Ганса начали слезиться от едкого воздуха, у него закружилась голова. Звуки боя, доносившиеся с фабрики, стали глуше; неожиданно он почувствовал, что тоннель начал подниматься. Гансу показалось, что он услышал паровозный свисток, и на мгновение его охватил страх, что их поезд уже уходит. В следующую секунду над его головой раздались ружейные выстрелы.

Джим Хинсен проводил задумчивым взглядом поезд, прогрохотавший мимо него и свернувший на боковую ветку. Он обратил внимание на то, что после прохода поезда стрелочник повернул стрелку обратно. Поезд медленно миновал единственный стоявший в центре депо состав, локомотив которого был окутан облаком пара.

Единственный состав! Джим обернулся на лагерную стену, позади которой находился литейный цех. В ней не было никакой бреши или лазейки, да и стена самой фабрики оставалась нетронутой.

Подкоп! Они прорыли подкоп!

Хинсен молниеносно развернулся и вновь уставился на стоявший в депо поезд.

Вот оно! Они прорыли тоннель и захватили поезд. Но где же тогда скрываются беглецы? Как раз посередине между местом, где был Джим, и единственным поездом, которым могли воспользоваться Ганс и его отребье, располагалось здание продуктового склада. С губ Хинсена слетело грязное ругательство.

— Они на складе! — взревел он. — На складе!

Бантаги, охранявшие Хинсена, недоуменно посмотрели на него.

— Дьявол и преисподняя! Они прорыли подземный ход прямо туда! — Он указал на склад. — Остановите их!

Стражники ошарашенно посмотрели на Хинсена, не веря своим ушам. Какой-то скот осмеливается отдавать им приказы!

Хинсен сделал несколько шагов по направлению к складу и остановился.

— Ну?! Задержите их!

Один из воинов наконец сдвинулся с места. Джим внимательно следил за тем, как тот приближается к зданию. Дверь склада начала открываться, и бантаг замедлил шаг.

Прозвучал выстрел, бантаг схватился за простреленное плечо, и его развернуло. Дверь распахнулась настежь, и из склада вырвалась огромная толпа рабочих.

— Хинсен! Убью гада!

Кто-то бежал прямо на него. Завидев приближающегося врага, Хинсен попятился. На голове нападавшего был бантагский шлем, но кричал он по-русски. Странное существо остановилось и вскинуло вверх руку. Револьвер выстрелил, и Джим едва успел броситься на землю. Пуля всего лишь оцарапала ему плечо, он шлепнулся на спину. Свернувшись в клубок, Хинсен ощупал поврежденное плечо. Трое оставшихся в живых стражников начали отстреливаться, над ним засвистели пули. От толпы, выбегавшей из склада, отделилось около десятка человек, которые устремились к бантагам. Некоторые из них упали, сраженные меткими выстрелами, но остальные были уже совсем рядом.

С трудом поднявшись, он решил, что пора убраться отсюда подальше.

— Хинсен!

Перед ним стоял человек в бантагском плаще, но не этот факт привлек внимание Джима. В руке незнакомца был револьвер, его дуло смотрело прямо на Хинсена. Палец нападавшего нажал на курок, и Джим издал истошный вопль. Прозвучал сухой щелчок, но выстрела не последовало. Барабан револьвера оказался пустым.

Позади Хинсена раздался залп из ружей, и люди, убившие его охранников, сами попадали на землю.

— Увидимся в аду! — крикнул Григорий и кинулся прочь.

Рабочие развернулись и побежали за ним, некоторые из них тащили захваченные в стычке тяжелые бантагские ружья. Хинсен оглянулся и увидел толпу бантагских воинов, вырвавшуюся из ворот лагеря.

Один из солдат бросился к нему, и Хинсен с радостной улыбкой распростер руки ему навстречу.

Бантаг замахнулся мечом. Голову Джима пронзила ужасная догадка.

— Я свой! — дико завопил он. — Я свой!

Острый клинок со свистом разрезал воздух, разделив Хинсена на две половинки.

— Давайте, ребята, пошевеливайтесь!

Ганс стоял у отверстия в полу склада, вытаскивая из подкопа последних беглецов и направляя их к двери наружу. Один за другим из дыры выбрались два зулуса, после них некоторое время не было никого. Наконец среди разбросанных мешков с рисом возникла курчавая черная голова. Ганс нагнулся и помог Кетсване вылезти из тоннеля.

— Я последний, — прошептал Кетсвана.

В глазах великана стоял страх. Его голова была в крови — удар бантагского меча пришелся по касательной, и Кетсвана едва не лишился левого уха.

Они вместе кинулись к выходу, сказавшись снаружи, Ганс увидел множество бантагов у ворот. Одна из пуль просвистела в паре дюймов от него. Бантаги бежали к ним. Сорвавшись с места, Ганс помчался к медленно набиравшему ход поезду, из трубы которого с пыхтением вырывались клубы дыма. Десятки людей облепили вагоны, стараясь забраться в них. Человек, бегущий рядом с Гансом, упал и выронил бантагское ружье — ему целиком снесло заднюю часть черепа. Ганс на бегу подхватил оружие и вырвал из руки мертвеца патронташ.

Колеса поезда завертелись быстрее, Алексей увеличивал скорость.

— Ганс!

На тендере с ружьем в руках стоял Григорий. Ганс остановился у рельсов, пропуская паровоз; нижняя часть тела старого сержанта скрылась в облаке пара. Из кабины машиниста высунулась чья-то рука, Ганс схватил ее и почувствовал, как земля уходит у него из-под ног. Забросив внутрь локомотива свое ружье, он ухватился за кочегара освободившейся рукой. Наконец он нащупал ногой какую-то точку опоры и вполз в кабину. Тяжело дыша, он рухнул у открытой дверцы топки и, оглянувшись, увидел, что Кетсвана запрыгнул на подножку вслед за ним.

48
{"b":"170670","o":1}