ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ганс с трудом поднялся на ноги, и в следующую секунду кочегар, помогавший ему залезть в кабину, пошатнулся и осел у стенки. На его груди проступила кровь.

Ганс вскочил на тендер, переломил ружье и вогнал в казенник патрон. Бантаги были уже рядом с поездом и убивали тех, кто все еще пытался достичь спасительных вагонов. Ганс опустил дуло ружья и выстрелил прямо в лицо воину орды, который находился менее чем в десяти футов от него. Бантаг повалился на землю. Один из бегущих людей тут же схватил его ружье и успел бросить его в тендер за секунду до того, как его самого сразила бантагская пуля.

Люди, не успевшие сесть на поезд и бегущие рядом с ним, были охвачены паникой и страхом. Ганс перезарядил свое ружье и убил еще одного бантага, который хотел залезть в открытую дверь вагона.

Они достигли первой стрелки, и поезд затрясло. С другой стороны локомотива к кабине машиниста подбежали еще двое человек, и могучий Кетсвана одним рывком втащил их внутрь.

— Ганс! — предупреждающе крикнул Григорий, указывая вверх дулом своей разряженной винтовки.

На крыше высилась фигура бантага с занесенным над головой ятаганом. Ганс вскинул к плечу ружье, спустил курок, но выстрела не последовало. Его оружие тоже оказалось незаряженным.

С душераздирающим воплем бантаг спрыгнул вниз. Припав на одно колено, Ганс упер приклад своего ружья в пол и насадил вражеского воина на штык. Бантаг взвыл в агонии. Ганс отпихнул его в сторону, и оставшийся в живых кочегар Алексея, взревев, размозжил голову бантага бревном.

Набирая ход, состав с грохотом миновал вторую стрелку и вылетел на главную ветку. Ганс с болью наблюдал за тем, как бантаги добивают несколько десятков людей, которые не смогли добраться до поезда.

Из западной части лагеря выбежал еще один отряд бантагов, четверо из них кинулись к путям, таща в своих лапах длинный рельс.

— Григорий! — отчаянно закричал Ганс, сообразив, что бантаги хотят положить этот рельс перед колесами локомотива и пустить их поезд под откос. Суздалец по пояс высунулся из тендера, прицелился и выстрелил. Промах!

Ганс в несколько секунд перезарядил свою винтовку. Оружие предназначалось восьмифутовому бантагу и для Ганса было тяжеловатым. Поезд кренился то в одну, то в другую сторону. Ганс навел ружье на первого в цепочке бантагов, чуть не потерял равновесие и снова выпрямился. Воина, которого он избрал своей мишенью, уже не было видно, так как он находился совсем рядом с железной дорогой и паровоз загораживал его от Ганса. Янки чуть передвинул ствол и выстрелил в замыкающего. Бантаг дернулся и упал на землю, так и не выпустив свой конец рельса. Трое оставшихся в живых воинов, надрываясь, подтащили рельс к путям, но поезд уже прогрохотал мимо них.

Вдруг Ганс узнал первого воина — это был Карга.

— Эй, Карга, сукин сын! — завопил он, торжествующе согнув в локте руку с выставленным средним пальцем. Этот жест был универсальным и для людей, и для орды, и надсмотрщик яростно взвыл от унижения.

Несмотря на то что вокруг него по-прежнему свистели пули, Ганса охватило радостное возбуждение. Железная дорога круто повернула к западу, и Карга скрылся за поворотом. Поезд шел все быстрее и быстрее. Ганс стоял на вершине поленницы, все еще не веря тому, что их безумный замысел удался; ветер бросал ему в лицо клочья древесного дыма. Паровоз вскарабкался на невысокий холм, Ганс оглянулся и кинул последний взгляд на оставленный позади лагерь, от которого они удалились уже почти на милю. В некоторых бараках бушевал пожар. Ганс понимал, какой кошмар сейчас там творится, и его снова захлестнуло чувство вины. К утру в лагере не останется в живых ни одного человека.

— Мы и так все были покойниками, — прочитав его мысли, произнес Кетсвана.

— Я знаю, но все же…

— Мы и так все были покойниками, — с нажимом в голосе повторил зулус. Ганс видел, что Кетсвана старается убедить не только его, но и самого себя в том, что их действия были правильными.

Неожиданно до его ушей донесся какой-то странный звук — не то смех, не то плач. Напряжение боя отпустило Григория, и долго сдерживаемый страх вырвался наружу в истеричных всхлипах.

Ганс уставился на своего помощника.

— Тамира, Эндрю, Менда? Они добрались до поезда?

Тяжело дыша, Григорий осел вдоль стенки тендера.

— Я не знаю, — прошептал он. — Я видел, как они выбрались из склада… — Вдруг его голос оборвался.

— Ты ранен? — встревоженно воскликнул Ганс, падая на колени рядом со своим молодым другом.

— Нет. В жизни так не боялся, — вымученно улыбнулся Григорий. — Даже под Испанией. Ходил вдоль склада на виду у бантагов и каждую секунду ждал разоблачения. — Он снова замолк. — Лин мертв. И все его люди тоже. Они безоружными бросились на врагов. Это я отдал им такой приказ, и они все погибли.

Ганс вспомнил толпу у входа в тоннель и понял чувства Григория. Ему тоже пришлось решать, кому жить, а кому умереть, и эта боль навсегда останется в его сердце. Ганс посмотрел на Кетсвану. Что пришлось пережить зулусу в последние секунды перед тем, как он нырнул в спасительный лаз?

Григорий улыбнулся.

— Впрочем, у меня есть и одна хорошая новость, — промолвил он.

— Какая?

— Хинсен. Я видел, как он сдох. Один из бантагов разрубил его надвое. Это было великолепно.

Новость и впрямь была замечательной, вот только именно в этот момент Ганс был не в силах ей порадоваться.

Поезд замедлил ход, и Шудер вопросительно взглянул на Алексея.

— Что случилось?

— Надо перерезать телеграфный провод, — объяснил машинист. — Минутное дело.

Когда поезд остановился, Ганс соскочил на землю и двинулся вдоль вагонов, разыскивая свою семью. Дойдя до предпоследнего вагона, он почувствовал, что его сердце готово разорваться от счастья, — Тамира с младенцем на руках стояла в дверях и смотрела на него.

Его колени вдруг задрожали, и Ганс с трудом заставил себя подойти к жене и взять ее за руку.

— Эндрю? — одними губами спросил он.

— Он спит, — успокоила его Тамира.

Рядом с ней возникла Менда, которая тут же спрыгнула вниз в объятия завопившего от радости Кетсваны.

— Этот вагон загружен ружьями и пулями, — сообщила зулуска.

Ганс повернулся к Кетсване.

— Возьми по нескольку человек из каждого вагона и скажи им, чтобы они пробрались в тендер. Там мы покажем им, как надо заряжать ружья и стрелять из них. Потом они вернутся в свои вагоны и научат всех остальных. Дьявол, если бантаги и загонят нас в угол, мы не дадимся им без боя!

Раздался паровозный свисток, оповещавший о том, что телеграфист перерезал провода. По поезду пробежала дрожь. Ганс снова поднял глаза на Тамиру.

— Постарайся заснуть, — сказал он и, подтянувшись за поручни, поцеловал ее. — Наш сын будет жить свободным человеком.

Послав жене ободряющую улыбку, Ганс побежал назад к паровозу и влез в кабину машиниста.

— Нас не догонят! — пропел Алексей.

Ганс промолчал, глядя на дым, поднимавшийся из трубы. К нему подошел Григорий.

— Ветер нам благоприятствует, жаль только, он не слишком сильный, — прошептал он. — Если бантаги прямо сейчас поднимут в воздух дирижабль, он может нас опередить.

Ганс мрачно кивнул и достал из кармана плитку табака, только накануне подаренную ему Гаарком.

Откусив изрядный кусок, он протянул плитку Григорию, который неуверенно взял ее и последовал примеру своего командира. Начав жевать, юноша чуть не подавился, но тем не менее мужественно продолжил двигать челюстями.

Гаарк. Этот подонок не может допустить, чтобы они спаслись. Если беглецы доберутся до Республики, они расскажут своим о бантагской индустриализации и новом оружии врагов, и планы кар-карта будут нарушены. Кроме того, если Гаарк не посадит на кол всех, дерзнувших бросить ему вызов, и не выставит их тела на всеобщее обозрение, миллионы рабов орды обретут надежду на освобождение.

Ганс бережно развернул драгоценную карту, где была изображена железная дорога. До ближайшей крупной станции еще сорок миль. Оттуда на юг ведет боковая ветка, по которой с гор доставляется известняк для флюса. Там они пополнят запасы воды и дров. При станции наверняка имеется бантагский гарнизон. Ганс посмотрел на Григория, который уже выстроил вокруг себя кружок рабочих и показывал им, как надо обращаться с ружьем. Сделать из них солдат за два часа — нет, это безумие. Но ведь безумной была и вся их затея. Перегнувшись через бортик тендера, Ганс сплюнул на землю табачную слюну и снова задал себе все тот же вопрос: «Что теперь предпримет Гаарк?»

49
{"b":"170670","o":1}