ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В мозгу Джека мелькнуло ужасное воспоминание о погребении Джубади и колоссальной гекатомбе, свидетелем которой он стал.

— Эх, спуститься бы сюда с хорошей батареей на борту и выпустить на свободу этих несчастных! — прошептал он.

Федор не ответил, прилипнув к окулярам бинокля.

— Похоже, впереди по курсу город, — возвестил он. Опустив бинокль, бортинженер схватил подзорную трубу и раздвинул ее, положив дальний конец на край иллюминатора.

— Ну-ка взгляни, — предложил он своему другу, уступая ему место у трубы. Джеку потребовалась пара секунд, чтобы навести фокус. Наконец картинка стала четкой, и Петраччи протяжно присвистнул.

— Думаю, это дело нужно сфотографировать, — хрипло произнес он.

Через несколько минут он опустил подзорную трубу и взял в руки бинокль, более удобный в обращении. Внимательно рассмотрев верфи, он, к своему ужасу, обнаружил на стапелях свыше дюжины бронированных кораблей, из палуб которых торчали черные трубы. Город тянулся вдоль реки, и Джек ясно различал судостроительные бригады, трудившиеся внизу. Над доками высились стены земляной крепости, и в сторону реки грозно смотрели дула пушек внушительной батареи.

Федор прильнул к первому фотоаппарату. Наведя камеру вниз, он поднял затвор объектива, досчитал до десяти и опустил его. Картинка выйдет смазанной, но главное будет видно.

Джек снова посмотрел вниз. В этом месте река круто поворачивала на юг, а потом возвращалась обратно на север, и выше по течению подступ к городу оборонялся еще одной земляной крепостью, которая, казалось, примыкала к первому укреплению, хотя на самом деле их разделяла водная петля. Судну, поднимавшемуся вверх по реке, сначала предстояло миновать нижнюю крепость, а потом и верхнюю.

Джек внимательно разглядывал второе укрепление, и вдруг его взгляд зацепился за столб дыма, поднимавшийся рядом с ним. В первое мгновение ему показалось, что это какая-то чепуха, на которую можно не обращать внимания, и он отвернулся в другую сторону.

Неожиданно его мозг пронзила невероятная мысль, Джек схватил подзорную трубу и снова посмотрел вниз. На секунду этот дым снова попал в поле его зрения, но тут же опять исчез. И вот Джек все-таки нашел его.

— Боже милостивый, у них есть поезда!

Рядом с ним навел на землю свой бинокль Федор.

Вдоль гряды невысоких холмов медленно плыло черное облако. Джек разглядывал в трубу горный хребет, над которым поднимался дым, и наконец увидел блеснувшие внизу полосы рельсов. К верхней крепости вела боковая ветка, а основной путь шел прямо в город, над которым они как раз в этот момент пролетали.

— Взгляни на здания к востоку от форта, Джек. Похоже, это ангары для дирижаблей!

Джек отвел взгляд от железной дороги и посмотрел на строения, на которые показывал Федор. От большой открытой поляны в разные стороны, как спицы, отходили шесть длинных узких зданий. На их глазах из одного ангара высунулся нос бантагского дирижабля.

— У нас появилась компания, — заметил Джек.

Он снова взглянул на хребет, и его глазам предстал ползущий по мосту паровоз, тянувший за собой шесть платформ, на каждой из которых находилась какая-то похожая на огромный ящик конструкция, накрытая брезентом.

— Не пора ли нам поворачивать оглобли? — поинтересовался Федор.

— Подожди, я хочу сфотографировать поезд.

— А потом мы разворачиваемся обратно, да?

Федор был прав. Они уже добыли такую информацию, узнав о которой Эндрю лишится дара речи. А главное, теперь и Калин, и Конгресс признают их правоту. Джек не отрывал взгляда от поезда. Он доставлял в порт какой-то груз. Это явно были готовые изделия — иначе зачем покрывать груз брезентом? Однако он не заметил никаких следов фабрик или мастерских по производству паровых двигателей, брони, пушек и прочего оружия. Если эти ублюдки проложили здесь железную дорогу, то она должна вести к каким-то очень важным объектам.

Судя по дыму, поднимавшемуся из трубы паровоза, ветер у земли все еще был западным. Значит, на обратном пути ветер будет дуть в скулу.

— Давай-ка посмотрим, куда ведет эта дорога, — сказал Джек.

Федор уставился на него и покачал головой.

— Старик, не забывай про этот дирижабль внизу. К тому моменту, как он наберет высоту, мы его намного опередим, но когда придет время разворачиваться и лететь домой, он создаст нам кучу проблем.

Джек откупорил переговорную трубу и дунул в нее, чтобы на другом конце раздался свист.

— Степан, в воздух поднимается вражеский дирижабль. Если у бантагов есть один такой, их может быть и несколько. Так что смотри в оба!

— Хорошо бы поучаствовать в воздушном бою, сэр!

Проворчав проклятие в адрес юного энтузиаста, Джек слегка развернул «Летящее облако» на восток, нацелив нос дирижабля на проход между холмами в двадцати милях от города. Железная дорога вела именно туда.

— Вижу встречный поезд!

Высунувшись из кабины машиниста, Ганс посмотрел вперед и увидел поднимавшееся над горизонтом черное облако. Наступило раннее утро.

— Он уже успел миновать ответвление?

— А я откуда знаю? — огрызнулся Алексей. Сказывалось напряжение долгой гонки.

Преследовавший их поезд постепенно приближался к беглецам и сейчас был всего в паре миль позади них.

— Если они уже проехали стрелку, нам всем конец.

— По-моему, я вижу семафор у развилки! — закричал кочегар, стоявший с другой стороны кабины. — Они до него еще не добрались!

Ганс нащупал свою винтовку и нервно поправил патронташ, висевший у него через плечо. Выбравшись из кабины, он дошел до задней стенки тендера и просунул голову в отверстие, ведущее в первый вагон.

— Приготовьтесь к бою. Помните: один долгий гудок означает, что мы выбегаем из вагонов и вступаем в сражение. Передайте мои слова дальше.

Один из рабочих помахал Гансу, давая понять, что его слова были услышаны. Старый сержант только покачал головой. Если бы у него под рукой была рота-другая его парней из русской армии, а еще лучше — из старого Тридцать пятого, он бы не задумываясь нажал на тормоза, и пусть эти бантагские ублюдки лезут на рожон. Ганс был бы почти рад такому способу снять напряжение. В их поезде было не меньше двухсот готовых сражаться человек, но они не имели ни малейшего представления о воинской дисциплине, и Ганс боялся, что в лучшем случае один из десяти рабочих способен попасть из ружья в бантага, даже если тот будет находиться на расстоянии нескольких дюймов.

— Встречный поезд замедляет ход! — воскликнул Алексей и издал серию коротких гудков.

— А ты не можешь просигналить им, чтобы они убрались с дороги?

— Именно этим я и занимаюсь.

Алексей бросил взгляд на датчик, показывавший давление в паровом котле.

— Они все еще на главном пути! Переводят для нас стрелку! — крикнул кочегар.

Ганс витиевато выругался.

— Я должен сбавить ход, — произнес Алексей. — Может быть, они закрывают нам въезд на запасной путь.

Шудер снова посмотрел назад. Поезд преследователей стал еще ближе. Сколько же все-таки в этом эшелоне воинов? Милях в двенадцати позади дорога сделала крутой поворот, и в свете лунного серпа Ганс смог разглядеть, что бантагский паровоз тянет как минимум четыре-пять вагонов. Значит, их преследуют порядка двухсот воинов орды. Если они догонят беглецов, начнется побоище.

— Сначала мы просто проскочим стрелку. Не давай сигнала к бою, если только в этом встречном поезде не окажется воинов. Если это всего лишь товарняк, мы убьем охрану, разгоним поезд и на полной скорости спустим его на ублюдков позади нас!

Алексей перекрестился. Ганс повернулся к Кетсване и Григорию:

— Приготовились!

Алексей уменьшил мощность работы двигателя и начал торможение. Рядом со стрелкой стояли бантаг и двое людей, причем воин орды явно был в ярости. Их поезд свернул на запасной путь, и в этот момент Ганс высунулся из кабины паровоза, прицелился и уложил бантага, который даже не успел понять, что происходит.

Стрелочники ошарашенно уставились на него, не веря своим глазам, один из них с воплями припустил в открытую степь, прочь от железной дороги. Рельсы повернули еще раз, и их состав покатился параллельно основной ветке. Кетсвана с Григорием одновременно выстрелили из своих ружей, убив еще одного бантага, сидевшего в кабине встречного поезда. Проносясь мимо крытых вагонов, Ганс задержал дыхание, каждую секунду ожидая, что их двери сейчас распахнутся и наружу вырвется поток воинов. Однако все было спокойно. Догадка Алексея была верной — бантагский товарный состав был слишком длинным, чтобы разместиться на объездном пути. В нем было десять вагонов, и его хвост загораживал им выезд на главную колею.

53
{"b":"170670","o":1}