ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Кетсвана, оставь здесь еще несколько своих парней. Пусть они успокоят этих людей, соберут их вместе и отходят на восток, взрывая рельсы.

Броневик Ганса летел вперед. Бантаги отступали, не ввязывась в бой, и с каждой милей их становилось все больше. Очевидно, к противнику подходили подкрепления, находившиеся в резерве у моста. На вершине следующего холма возвышался небольшой земляной форт, и Ганс моментально заметил большие нарезные стволы, блестевшие золотом в лучах вечернего солнца. Не поддаваясь панике, он поднес к глазам полевой бинокль. Его взгляду предстали два орудия угрожающего вида, приведенные в состояние полной боевой готовности.

Ганс оглянулся. Броневики продолжали ехать колонной вслед за его головной машиной. Шудер развел руки в стороны, сигнализируя командирам броневиков перестроиться в цепь, и махнул в направлении форта.

— Кетсвана! Ты со своими людьми будешь прикрывать нас с флангов, и не лезьте вперед машин!

Выпущенный из бантагской мортиры снаряд просвистел у него над головой и разорвался слева от броневика Ганса. Один из кавалеристов вылетел из седла и больше не поднялся.

— Чжон, полезай внутрь кабины!

Ганс вылез из орудийной башни и, свесив ноги вниз, ткнул пальцем в отверстие люка.

Чин уставился на него выпученными от ужаса глазами.

— Полезай сюда! — рявкнул старый сержант и, схватив Чжона за плечи, начал втаскивать упирающегося чина внутрь броневика. Наконец Чжон оказался в чреве изрыгающего пар дракона. Ганс нырнул в люк вслед за ним и плотно захлопнул за собой крышку.

Прильнув к «гатлингу», Шудер открыл паровой кран, положил палец на гашетку и стал ждать. Над стенами форта взметнулось облако дыма, и мгновение спустя вражеский снаряд вспорол землю в ста ярдах впереди машины Ганса.

У бантагов дрожали поджилки — наверняка гарнизон форта не участвовал в боевых действиях с самого начала войны и ни разу не имел дела с броневиками.

Тысяча ярдов до цели, восемьсот, шестьсот. Поворачивая свою башню, Ганс видел, что броневики построились цепью, как он и приказал. Один из пулеметчиков выпустил короткую очередь в сторону форта, и его почин тут же был подхвачен на остальных машинах. Дьявол, время для «гатлингов» еще не пришло, лучше бы они поберегли заряды.

До форта оставалось всего двести пятьдесят ярдов. На таком расстоянии машины уже уязвимы для бронебойных снарядов. Надежда была только на то, что у бантагов их нет. Две вражеские пушки не прекращали стрельбу. До Ганса вновь донеслось стрекотание «гатлингов». Прильнув к узкой смотровой щели в правой части башни, он увидел, что бантагские кавалеристы, рассыпавшись цепью, приближаются к его машинам с фланга. Два крайних броневика развернулись им навстречу. Несколько пулеметных очередей — и вражеский отряд перестал существовать. Обе машины вернулись в строй и продолжили движение в направлении форта.

«Не теряйте бдительности! — мысленно обратился к командирам броневиков Ганс. — Возможно, у бантагов есть ракетницы, и нас заманивают в ловушку».

Метко пущенный снаряд угодил в броню его машины и со свистом срикошетил в небо.

— Эй, в кабине, вы там все целы? — крикнул Ганс.

— Так точно, сэр. Разве что чин чуть в штаны не наложил.

Пушка броневика рявкнула в ответ, и канонир зычно потребовал у помощников быстро перезарядить орудие.

Черт, у них на счету был каждый выстрел. В земляной стене форта появилась небольшая выемка. Еще один снаряд лег точно в цель, но им опять не удалось пробить брешь в бантагском укреплении.

— Подберись к форту на сто ярдов! — скомандовал водителю Ганс.

Броневик резко рванул с места, Шудер задержал дыхание. Бантаги произвели очередной выстрел, и на этот раз их снаряд просвистел совсем рядом с его орудийной башенкой. Тщательно прицелившись, Ганс выпустил короткую очередь в сторону огневой позиции бантагов. Трассирующие пули пронеслись выше вражеских пушек, поэтому Ганс слегка опустил ствол своего пулемета и снова нажал на гашетку «гатлинга». На этот раз он попал чуть ниже и правее, чем нужно. Целиться во время движения было трудно, и он решил выждать паузу.

Машина остановилась. Бантагские артиллеристы угостили непрошеных гостей новым снарядом, и Ганса отбросило к дальней стенке башни. Бормоча себе под нос проклятия, он вновь склонился над «гатлингом», прицелился и направил рой пуль точнехонько в отверстие орудийного порта, скосив под корень весь расчет бантагской пушки. Сняв палец с гашетки, Ганс повернул свою башню в направлении второго орудия, но оно уже было выведено из строя.

— Вперед!

Машина поползла вверх по заснеженному склону. По ее броне зацокали бантагские пули, одна из которых впорхнула в орудийный порт «гатлинга» и, пометавшись от стенки к стенке словно рассерженная пчела, больно ужалила Ганса в шею.

Сочно выругавшись, старый сержант дернул себя за воротник, приник к смотровой щели и вдруг возле самого броневика увидел несколько бантагов — ракетный расчет! Пушка внизу выстрелила картечью. Большая часть пуль угодила в склон холма, но некоторые из них попали таки в бантагских солдат, на долю секунды запоздавших с выстрелом. Их ракета взмыла вертикально вверх и исчезла в небе.

Броневик въехал на вершину гряды и медленно покатился вниз. Они были внутри форта, и впавшие в панику бантаги беспорядочно метались туда-сюда перед колесами их машины. «Гатлинг» Ганса не знал пощады. Бантаги пытались выбраться через задние ворота и погибали десятками. Если бы это были люди, Ганс прекратил бы кровавую бойню, но к солдатам орды никакой жалости он не испытывал. Давя упавших бантагов, броневик выехал за пределы форта.

От представшей его взгляду картины у Ганса перехватило дыхание. Под ним расстилалась долина Эбро. Сотни бантагов сломя голову мчались вниз к реке. У подножия холма находился небольшой городок, от которого теперь остались лишь обугленные развалины. Железная дорога, проложенная бантагскими рабами прямо среди руин, вела на грубо сколоченный деревянный мост, длина которого составляла двести ярдов.

Тысячи фигурок, похожих сверху на муравьев, сбились в огромную черную массу и безуспешно пытались выбраться из разрушенного города. Чинские рабочие! В воздухе плыли клубы порохового дыма — это бантаги, оцепившие концлагерь, хладнокровно расстреливали своих рабов. Но Ганс увидел и еще кое-что: перед мостом, один за другим, стояли три железнодорожных состава.

— Вперед, ради всего святого, вперед! — взревел Шудер.

Броневик покатился вниз по склону, но слишком медленно, и Ганс, просунув ногу в отверстие люка, лягнул водителя.

— Быстрее, выжми из этой жестянки всю ее скорость!

— Но, сэр, тогда я не смогу ею управлять.

— Черт тебя возьми, эти ублюдки там убивают людей! Полный вперед!

Машина набрала ход, и через несколько секунд Ганс почувствовал, что колеса броневика проскальзывают по снегу и они несутся вниз, как на санках с ледяной горки.

Железнодорожный поселок окружала невысокая каменная стена, и Ганс чудом не разбил себе голову о ствол «гатлинга», когда броневик скатился с холма и на полной скорости проломил это укрепление. Внизу раздавалась брань водителя. Сразу же открыть огонь по бантагам, которые облепили стены чинского лагеря и самозабвенно расстреливали беззащитных людей, было невозможно. Солдаты орды были так увлечены творимой ими бойней, что даже не заметили, как с тылу к ним подкралась их собственная смерть.

Броневик замедлил ход, и водитель развернул машину, поставив ее параллельно лагерной стене. Ганс припал к своему пулемету и длинной очередью уложил всех бантагских надзирателей. Водитель направил броневик прямо на забор и проделал в нем дыру, после чего покатился вдоль стены. Деревянное ограждение не выдержало натиска железного монстра, и вскоре от него остались одни щепки.

Чины взорвались криками, в которых смешались ярость, страх и восторг. Развернув свою башню на сто восемьдесят градусов, Ганс увидел, что сотни бантагских рабов вырвались на свободу и бросились в погоню за своими мучителями, хотя многие из них едва держались на ногах. Раненые бантаги, пытавшиеся ползком уйти от преследования, мгновенно были облеплены ревущими от гнева чинами и разорваны на куски.

57
{"b":"170671","o":1}