ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Рудольф, это реклама клея для зубных протезов, – откуда-то издалека донесся голос Эльки.

– Что-о-о?

– Для начала сойдет, и к тому же ты будешь молчать в кадре.

В этот момент я пообещал себе, что, если хоть какая-нибудь женщина обратит на меня внимание, немедленно брошу Эльку без зазрения совести. И пусть она рыдает под дверями моего прекрасного дворца с двумя бассейнами (один будет детским, на тот случай, если я так и не научусь плавать).

– Либо ты берешь что дают, либо до конца жизни будешь только мечтать о сцене и шепелявить, – не унималась Элька.

Тут, к счастью, появилась мама, она прекратила это издевательство, отправив нас в погоню за бабушкой.

Поздно вечером

Сейчас отдам концы! Моя ненормальная семейка доведет меня до депрессии. Сегодня я опять стал посмешищем для всех соседей, когда ловил бабушку, гонявшую на самокате Гонзо. Бабушка довольно ловко вырулила на аллейку, которая ведет на проезжую часть. Хорошо хоть на грядки не заехала. Я их тщательно выполол, а то в последнее время они напоминали буйные заросли на берегах Вислы. На грядках посеял левкои, правда, пока ничего не взошло. Родители совершенно не ценят, что у них есть сад в центре столицы. Они полагают, что наш дворик годится лишь для хранения всякой рухляди. Из-за этой свалки к нам уже два раза приходила районная инспекция, но родители даже не почесались.

Безумное лето Рудольфа - pic_1.png

Бабушка изящно врезалась в забор непонятного цвета, который ограждает нас от остального мира, и вырвалась на открытое пространство. Где-то вдали вопил Гонзо. Всякий раз, когда ему дарят новую игрушку, они с бабушкой не могут ее поделить. Нет чтобы график установить!

На улицу уже высыпало полно народу. Соседка из седьмого дома громогласно обвиняла бабушку в смерти своего песика. Это наглая ложь, ее песика в прошлом году придавило отходами из мусоровоза – я сам видел. Бабушка тем временем делала третий круг вокруг дома. Соседи показывали на нее пальцами. Лично мне она чем-то напоминала Айседору Дункан – горящим взором и развевающимся фиолетовым боа. В целом у бабушки неплохо получалось, а для навигации она использовала высунутый язык. Дочка соседей прикрывала глаза своему маленькому сыну, бормоча с ужасом: «Старость – не радость». И вдруг – трагедия: бабушка не вписалась в поворот, потеряв управление транспортным средством.

Как всегда в моменты кризисов, только я оказался на высоте. Именно я вытащил бабушку из мусорной кучи, куда она, задорно хохоча, въехала. Надо заметить, от бабушки жутко воняло. Хорошо еще, что со мной была Элька, которая нырнула в кучу за боа. Перьев на нем стало еще меньше. Уж и не знаю, как теперь бабушке быть. Минимализм – не ее стиль.

Ночью

Проснулся от того, что кто-то тихо скребся в мою дверь. Сначала подумал, что это Мэрилин Монро (она как раз проплывала мимо меня в лунном свете). Как же! Это Покрышка пришла ко мне, потому что остальные домочадцы ее прогнали. На свалявшейся шерсти Покрышки я заметил следы автомобильного масла. Она тут же полезла ко мне на кровать, завалилась на мокрую простыню (времени было только 0.30) и тут же захрапела.

Пришлось встать и сменить простыню. Чтобы время не пропадало зря, я двадцать раз повторил: «Шла Саша по шоссе». Уфф! Трудолюбие и настойчивость прежде всего!

20 апреля

День начался как обычно, то есть плохо. Разбудили меня проклятия бабушки, которая подняла на ноги весь дом в поисках заспиртованных вишен. На бабушке была канареечная синтетическая кофта и фиолетовое боа (слегка потерявшее презентабельный вид после мусорной кучи). На этом фоне отлично смотрелись кудельки цвета гнилой свеклы – краски смешивал Гонзо. В мою комнату бабушка ворвалась как ураган, причитая:

– Что за дом! Где основные продукты питания?

Бабушку следовало выставить из комнаты как можно быстрее, иначе опять опоздаю в школу. Но бабушка и не думала торопиться!

Усевшись поудобнее в кресло-качалку (вернее, в бывшее кресло-качалку – полозья Гонзо отпилил), она завела нескончаемый рассказ про свою распутную и полную мрачных тайн молодость. Бабушка у нас светская дама, то есть была ею когда-то. Сколько ей лет, не помнит уже никто, даже ее сын, то есть мой отец. Я бы дал ей лет сто. Бабушку зовут Филомена, и она никак не может решить, то ли она принадлежит к династии Романовых, то ли к гамбургской ветви Ротшильдов.

К сожалению, дед мой был пастухом из-под Львова. Бабушка пленила его, когда он гнал через ее деревню стадо тощих гусей. В наказание за этот мезальянс бабушка получила нашу фамилию. Лично мне она как-то не мешает, но бабушку до сих пор бесит плебейская родословная мужа.

В молодости бабушка обожала оперу и балет, а более всего искусство. К ней запросто захаживали знаменитый реформатор театра Гордон Крейг, братья Люмьер, Пат и Паташон. Отец яростно опровергает ее рассказы, уверяя, что бабушка в жизни не выезжала дальше Огурешников.

Но мне ее знакомство с Патом и Паташоном греет душу. От кого же мне достался актерский талант? Правда, главной любовью бабушки был Рудольфо Валентино – великолепный мачо, божественный возлюбленный. Познакомились они в Париже глубокой ночью. В честь него меня и назвали. Бабушка неделю голодала, вынуждая родителей согласиться на это имя. Им-то теперь все равно, а мне всю жизнь ходить Рудольфом, будто прокаженному. Бабушка пустилась в воспоминания о моем тезке.

– Ближе всех мне был Рудольфо, – сообщила она и кокетливо поправила искусственную челюсть.

Я испугался, что рассказ затянется до полудня, и вставил:

– Но ведь Валентино был любовником Полы Негри!

Беспроигрышный прием! Бабушка умолкла, будто сраженная ядовитой стрелой.

Полу Негри бабушка ненавидела. Уверяла, что Пола украла у нее ангажемент у самого Эрнста Любитца, после чего бабушке осталось только играть чертей на деревенских праздниках. Эти роли были весьма опасны для жизни, потому что гадкие сельские дети каждый год поджигали бабушке хвост и до весны она не могла нормально сидеть.

Время неумолимо шло, и я уже не сомневался: разборка с Пузырем мне гарантирована. Но не мог же я встать с кровати, пока бабушка сидит напротив. Несмотря на старость, зрение у нее отличное, со мной же случилось то, что всегда случается с настоящими мужчинами по утрам, и я не мог шататься в таком виде на глазах у женщины, пусть и столетней. Когда времени не осталось совсем, я пулей выскочил из кровати, надеясь, что эта немаленькая деталь ускользнет от бабушкиного внимания. Не ускользнула! Два дня семье было о чем поговорить. Даже Покрышка перестала спать в моей кровати.

9.45

Пожаловался отцу, что из-за бабушки опаздываю в школу. Он только буркнул в ответ:

– Теперь ты понимаешь, сынок, какое у меня было тяжелое детство. – Помолчал и добавил: – Даже хуже, чем у тебя.

Попросил его написать записку Пузырю с какой-нибудь выдуманной причиной моего опоздания. О том, что у моего отца полностью отсутствует воображение, свидетельствует данный клочок бумаги:

«Пан Пузырь! Рудольф просил меня написать объяснительную записку, но мне ничего не приходит в голову. Думаю, это все и объясняет.

Отец Гонбчак».

Мог ли я оставаться спокойным? В отместку спрятал отцовский польско-английский словарь. Ему сегодня принимать компанию японцев, пусть выкручивается с ними как хочет. Бог свидетель, мне плевать!

После недолгого размышления

На самом деле я не эгоист. Я лишь забочусь о собственных интересах. Это называется «пиар».

11.00

О нет! Перед закрытыми дверями школы не было ни души. Пришлось воспользоваться аварийной сигнализацией, которая воет в случае тревоги прямо в кабинете директора. Через две минуты появился Пузырь. Увидев меня, он садистски улыбнулся и проскрипел:

3
{"b":"170684","o":1}