ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она пожалела, что облегчила жизнь Циприану. Надо было стоять и смотреть, как он беспомощно крутится, соображая, что делать. В конце концов, это его цирк и его обезьяны.

8

Возвращение в действительность произошло очень быстро. Бытовые проблемы опять засосали Ядю, как черная дыра. Правда, космическая дыра досаждала куда меньше, чем вполне осязаемая, прямо над ее кроватью.

Ноябрьские дожди заставили Ядю позвонить в жилищное управление и потребовать, чтобы к ней прислали кудесников по латанию протекающих крыш. Минут тридцать она набирала номер, затем ее соединили с кем надо, и она впервые ощутила безусловную выгоду от того, что несколько раз мелькнула в телевизоре.

— Посмотрим, посмотрим, когда будут свободны наши рабочие… — Голос в трубке казался взволнованным. — Третий квартал будущего года.

— Но мне льется на голову сейчас! — впала в отчаяние Ядя.

— Мы никому не делаем исключений, но… — Чиновница выдержала драматическую паузу.

— Но?

— Но для вас мы что-нибудь устроим. Знаете, все наше кооперативное хозяйство «Дома тысячи и одной ночи» горячо болеет за вас. Мы воспринимаем это как нечто очень личное, и относимся к вам… как бы сказать… Как к представительнице управления жилыми домами всего Центрального округа!

— О боже…

Ядя подумала, что, если она вылетит из проекта (а она наверняка вылетит), коммунальщики выселят ее в принудительном порядке, не оставив времени для сборов.

Так или иначе, выхода у нее не было. Выслушав заверения, что специалисты будут направлены к ней в ближайшие дни, она задумалась о следующей проблеме.

Готя уже неделю ходил в протекающих ботинках, хотя куплены они были совсем недавно. Не желая грузить маму, он делал вид, что — согласно информации на коробке — обувь влагостойкая. Через три дня мальчик заработал острый синусит, а спустя еще два — бронхит. Теперь он лежал в постели, умирая от скуки, и одну за другой тестировал новинки фармацевтического рынка, в результате чего семейный бюджет был близок к финансовому краху. Самым приятным (и долгожданным) моментом дня был приход Эди с теплым обедом. Иногда также забегала Надя. По идее, она должна была приносить Готе уроки, но без стимулирующего присутствия мальчика на занятиях ее тетради зияли пустотой, украшенной кое-где гневными комментариями учителя. Впрочем, Наде сейчас было не до уроков. Систематическая работа, которую с недавних пор проводили Готя и Эдя, дала свои плоды: девочка научилась читать! Поначалу она читала по слогам, но очень скоро у нее стало отлично получаться. Это занятие поглотило ее целиком и доставляло огромное, неведомое прежде удовольствие.

Как только Надя появлялась в квартире Готи, она швыряла ранец в угол, растягивалась на Ядиной тахте и, подъедая изюм из блюдечка, стоящего на подоконнике, углублялась в чтение. Она открыла для себя «Гарри Поттера» и другие книги. Эта простенькая девчушка, жизнь которой еще недавно сводилась к потреблению чипсов и разборкам под горячую руку, теперь витала в облаках. Таким образом, Готя одним махом лишился и любимых, читаных-перечитаных томиков, и преданной подруги.

Подгоняемая злостью, Ядя неслась по городу, то, перепрыгивая через лужи, то, шлепая прямо по ним. Под мышкой у нее была коробка с ботинками и кассовым чеком, дающим право обменять недоброкачественный товар или получить за него деньги. Она вошла в универмаг через дверь-вертушку, секунду постояла в нерешительности, а затем направилась в пункт обслуживания покупателей.

— Добрый день. Знаете, неделю назад я купила у вас ботинки сыну… Они заявлены как водонепроницаемые, а на самом деле промокают даже при маленьком дожде. Верните мне, пожалуйста, деньги.

Молоденькая продавщица с взглядом бестолкового теленка жевала резинку.

— Почему? — наконец невпопад произнесла она, но Ядя поняла ее:

— Потому что товар не соответствует рекламируемым качествам. Я заплатила за высокое качество и хочу иметь высокое качество.

— То есть… вы хотите, чтобы ботинки были сухие, когда идет дождь? — уточнила девушка.

— Я хочу, чтобы мне вернули деньги.

— Я не могу вернуть вам деньги, но могу поменять…

— Я согласна.

За Ядей уже выстроилась длинная очередь. Тут и там перешептывались, что это «та, с телевидения».

— …при условии, что они неношеные, — закончила продавщица.

Это довело Ядю до белого кипения.

— Послушайте… — Она изо всех сил старалась сохранить спокойствие, хотя внутри что-то бурлило, клокотало и вздымалось, как аспирин «Упса». — Если бы их не носили, я бы так и не узнала, что вы обманываете покупателей, впаривая им то, что не является тем, чем должно быть. Вы понимаете меня?

Кто-то сзади нетерпеливо шикнул:

— Давайте быстрей. Мы тут не нанимались стоять.

— Она правильно говорит, грабят людей средь белого дня, я вчера дочери юбку купила, так швы сразу же поползли.

— Может, дочь слишком упитанна? — спросил кто-то ехидно.

Ядя почувствовала, что через секунду поднимется дым коромыслом и ее вопрос отойдет на дальний план.

— Позовите сюда старшего! — потребовала она.

— Важная какая, поглядите только! Девица, надувшись, вышла из-за стойки и исчезла из поля зрения.

— Ну и чего вы добились? — накинулась очередь на Ядю. — Будем теперь ждать у моря погоды. И надо было устраивать такой скандал?

— Но я только… ведь… — В эту минуту Ядя ощутила себя Иосифом К[29].

— Придет такая и начинает умничать. Здесь у всех равные права!

Ядя высматривала появление продавщицы, хотя больше всего ей хотелось немедленно провалиться сквозь землю. Выведенные из себя граждане бурчали все громче, будто наконец нашли виновника всех бед. Ядя подумала, что еще немного, и она станет жертвой публичного линчевания. Пробормотав какие-то извинения, она выбежала из магазина, забыв коробку со злополучными ботинками на прилавке.

На улице ее поджидала новая неожиданность. В газетном киоске на углу на видном месте был выставлен журнал. На обложке Ядя увидела себя, Циприана и Верену. «ЗАПУТАЛИСЬ В ЛЮБОВНОМ ТРЕУГОЛЬНИКЕ?» — вопрошал неведомый автор.

После возвращения из Казимежа в Яде произошел какой-то перелом. Она еще не понимала до конца, какой именно, но, вне всякого сомнения, что-то стало меняться. Во-первых, утром Ядя просыпалась отдохнувшая и спокойная. (Она расценила это как тревожный симптом.) Во-вторых, она не была голодной! Обычно по утрам Ядя ощущала сосание под ложечкой, требующее завтрака в размере XXL. Под влиянием усиленных репетиции (об остальном умолчим) ее желудок перестал быть важнейшим органом, при помощи которого она воспринимала мир. Незаметно она похудела на пять килограммов. Чтобы обозначилась талия, осталось сбросить еще семь, тем не менее, под блузкой уже что-то робко вырисовывалось. У Яди это вызвало воспоминание о теле, которого давно уже не было. Полного округлостей и углублений… «А что, если махнуть рукой на все и снова заделаться красоткой?» — мелькнула даже шальная мысль.

С Ядей вообще творилось что-то странное. Она не могла определить точно, желание это или нет, но внизу живота у нее все чаще появлялась пьянящая нервная дрожь. Эта дрожь предвещала что-то смутное, долгожданное…

Как ни странно, пережитое в пансионате унижение пробудило в ней дремлющую натуру — отчаянную и дерзкую от природы. Яде снова захотелось открыть дверь в мир, где ей будет хорошо. Где она не будет человеком второго сорта, лишенным права на радость, стоящим вечно на дальнем плане с алебардой наизготовку… Она снова захотела быть счастливой, как те, кто живет по-настоящему. Проявления симпатии, с которыми она встречалась изо дня в день (пожелания удачи, просьбы дать автограф, сфотографироваться вместе), убедили ее, что и она может выбраться из своей темной норы, сесть на какой-нибудь плот и отправиться в плаванье к свету.

И хотя Ядя стыдилась своих фантазий, ей очень хотелось почувствовать себя… девушкой из «Плейбоя», понравиться даже таким, как Циприан. А почему бы и нет? Ведь и ее когда-то кто-то любил, значит, и она не хуже других. Ей нужен был только стимул, подтолкнувший бы ее в нужном направлении.

вернуться

29

Главный герой романа Ф. Кафки «Процесс». Иначе говоря, оказаться в положении без вины виноватого.

25
{"b":"170685","o":1}