ЛитМир - Электронная Библиотека

Я кивнула, потуже застегнув «молнию» на куртке.

– Ах, ну да!.. – внезапно вскрикнул Вадим. – Прости, ты же и так все прекрасно знаешь, без меня… Да-да, верно-верно! Тем лучше…

– Да что случилось, наконец! Вадим?! – не выдержала я напряжения. Скорее по привычке, чем осознанно, я подошла к своей двери и начала отпирать ее.

– Только ты пойми это правильно, Адель. – Он придержал мне дверь, и я с елкой втиснулась к себе. – Можно я буду тебя так называть?

– Нет, не можно! – не позволила я. – Зачем, а?.. Лучше зови меня, как и звал. Или – Адой, если хочешь.

– Адой?.. Хочу!.. – невероятно серьезно кивнул он.

В другое время это выглядело бы даже смехотворно, но сейчас от его серьезности мне стало не по себе.

– Стряслось что-то невероятное? Так ведь?! – догадалась я. – Да, Вадим?..

– Ада, стряслось вот что… – откашлялся он. – Но только сразу скажу… Случилось это не сегодня!..

– А когда же?

– Четыре дня тому назад. – Он внимательно посмотрел на свои наручные часы. – Ох! У меня часы-то встали!..

Это сообщение меня окончательно деморализовало. Вадим принялся заводить часы, а я тем временем сосредоточенно соображала, во что бы такое поставить свою несчастную елочку.

– Лучше всего в большую банку с водой… – подсказал Вадим, приложив часы к уху. – Чтобы не так быстро осыпалась.

– У меня вроде нет такой…

– А вот же – подходящий бутылец!

Он поднял с пола большую черную бутыль, приготовленную мною к выбросу.

– Тогда налей в нее воды, – распорядилась я. – Кухня вон там…

– Я помню, – улыбнулся Вадим и принялся разуваться.

– Не разувайся. Иди так.

Он кивнул, продолжая расшнуровывать ботинок.

– Вадим, так иди! – прикрикнула я. – У меня нет мужских тапок! А женские тебе будут малы. Вадим!..

Он все же разулся и в носках двинулся с бутылью на кухню.

…Его долго не было. На кухне яростно хлестала вода…

Да что он там делает?! – подумала я и отправилась к нему, не выпуская из рук своей жалкой елки.

Вадим, склонившись над раковиной, старательно бултыхал в бутыли воду.

– Ты что делаешь, а?

– Отмываю бутылку от вина, – спокойно пояснил он. – В ней же вино было!

– А знаешь, какое вино? – Я задала ему тестик на памятливость.

Он довольно усмехнулся:

– Уссурийское. Мое любимое!

– Откуда оно здесь взялось? В курсах?

– Ха. Еще бы!..

Он вылил и принялся снова набирать воду в бутыль.

– Так я не поняла… Откуда оно здесь?

– Я принес!

– Молодец… Кофе будем пить?

– Мне покрепче.

– Сам насыплешь, сколько тебе нужно. Понял? И хватит уже плескаться!

– Все понял, – покладисто согласился Вадим.

– И смотри, как ты тут набрызгал кругом! Со своим бултыханием!..

Вы думаете, почему я так заговорила с ним?.. Дура потому что набитая? Или от нервозной обстановки?.. А вовсе нет! Просто потому, что я прекрасно почувствовала, что именно так я и должна теперь с ним говорить. Мне совершенно неизвестно, что у него там стряслось… но я превосходно поняла по той восхитительной атмосфере, разлитой на моей миленькой кухне, что, может быть, и произошло что-то баснословно страшное или даже ужасное, но только не для меня! А для меня – совсем-совсем наоборот!..

Вадим ловко укрепил в бутыли елочку, и теперь она стояла посреди стола, расточая уютный новогодний аромат.

– Вадим! – сказала я, когда мы напились пустого кофе в тишине. – У нас нет ничего к ужину. Тебя это нисколько не волнует?

– Сегодня вообще-то праздник, – скромно улыбнулся он.

– И по этому поводу ты предлагаешь довольствоваться малым? – сурово прищурившись, улыбнулась я.

– Нет, Адель. Я намеревался пригласить тебя в одно симпатичное местечко, – в тон мне ответил Вадим. – И к слову сказать – приглашаю! Соберется небольшой, но весьма дружный коллектив своих, проверенных людей.

– Ну я, пожалуй, так и быть… приму твое приглашение, – небрежно бросила я. – Интересно будет взглянуть на твоих проверенных друзей.

– Премного благодарен за доверие, – улыбнулся Вадим. – Тогда нам стоит поторопиться. Праздник уже начался! И люди собрались. Поехали?..

– Успеем. Мне же нужно привести себя в порядок. Я не собираюсь представать перед твоими друзьями черт-те как!..

– Адель… – Он очаровательно улыбнулся и внимательно посмотрел на меня, давая понять, мол, ты и так хороша. Ну, это, положим, я и так знаю. Однако не нарядиться я ведь тоже не могу.

– А кстати, ответь-ка мне, мой друг… Что ты тут делал один, и к тому же в квартире Веры Анатольевны?

– Ну, во-первых, я ждал тебя. А во-вторых, осматривал наши с тобой владения.

– Ах вот оно что!.. Осматривал, стало быть?!

– Ну, разумеется! Нам ведь нужно срочно начинать тут ремонт. А чего ждать? Сразу же после праздников, я думаю, приступим. Адель, какой ты хочешь видеть нашу с тобой квартирку?

– Вадим?! Как можно начинать ремонт, когда здесь еще остались жильцы?!

– Никто не остался! – категорически заявил он. – Только ты и я!.. Как я и обещал.

– А вот и нет! – презрительно улыбнулась я. – Кое-кто остался! Для меня самой, правда, это было настоящим открытием Америки, когда мы с Женькой вдруг обнаружили их! Да где еще!

– Милая Адель, этого быть не может! – засмеялся Вадим. – В квартире никого нет. Мы с тобой одни!

– А вот и есть! Я голову даю на отсечение, что есть!.. Хочешь убедиться?

– Хочу!

– Тогда пошли!

Мы вышли в коридор, и я уверенно повела его в самый дальний уголок нашей квартиры, в общую кладовку, за которой недавно нам с Женькой открылось сокровенное обиталище Катьки с Андрюшей.

– Заодно и познакомишься с приятными людьми. Мы с Женькой сами изумились несказанно! Сейчас изумишься и ты!.. И зачем было только спорить?! А между прочим, на что мы с тобой поспорили? – Я лукаво прищурилась.

– На желание, естественно, – самоуверенно ответил Вадим. – И даже можно на два.

– Заметано! Ловлю тебя на слове! – очень обрадовалась я. – Итак, мы с тобой поспорили на два желания? Так?

– Абсолютно верно.

Меня всегда умиляли люди, легко и беззаботно затевающие спор и при этом совершенно не имеющие никакого понятия о его предмете. Не зная броду, лезут в воду. Это о них. А Вадим… всегда такой рассудительный и осмотрительный!.. Но вот вам пожалуйста! И на старуху бывает проруха! Ведь мало ли что я могу теперь пожелать? Опасно, верно же?

– Знаешь ли, Вадим? – заметила я по ходу. – А если я захочу телефон Vertu Ascent? Прикольный такой телефончик.

– Без вопросов…

– Или нет. Лучше ты купишь мне девяносто третий Nokia! Обещаешь, если я выиграю?

– Ты выиграй вначале, – улыбнулся Вадим.

Ну, это само собой. Уж в победе я не сомневаюсь. Сейчас сделаем ему сюрпризик, потом я быстренько приведу себя в надлежащий вид, чтобы предстать перед его друзьями во всем блеске великолепия, то есть я надену свои широкие атласные брюки, серебряную блузку… И мы поедем за телефоном!

Стойте, или лучше надеть черное беспроигрышное платье? А на шее будет тонкая ниточка сапфировых бус – подарок моей бабушки. Я никогда их не надевала, потому что они больно уж старомодные. Но сейчас бабушкины бусы придутся в самый раз. Пробил их звездный час!.. Или в этом во всем я буду смотреться как учительница начальных классов, первый раз вышедшая в люди?.. Точно. Придется одеваться, хочешь не хочешь, по первому варианту. Но тогда у меня нет к брюкам нормальных туфель!.. Значит, моим вторым желанием будут… малиновые лаковые туфли с серебряными пряжками! Или, думаете, не лаковые?

Мы свернули за угол, миновали общественный туалет и вошли в кладовку.

– Но все-таки я очень сомневаюсь, – радостно улыбался Вадим, – что здесь кто-то еще остался.

Смейся, смейся, подумала я и решительно вступила в знакомую нишу. Тут было кромешно темно и глухо. Узкой полоски света под дверью почему-то не оказалось. Я толкнулась в запертую дверь.

– Странно, – пробормотала я. – Наверное, они уже спят…

39
{"b":"170690","o":1}