ЛитМир - Электронная Библиотека

Здорово сказано. Сейчас устрою себе праздник непослушания. Я закрыла глаза и сильно, от всей души, захотела всего того, что ждет меня в самом ближайшем будущем. Мысленно я говорила себе, медленно, не спеша, с расстановкой:

– Я хочу… чтобы сейчас же явился Колумб… и вызвал меня на ковер… Я страстно мечтаю, чтобы он наорал на меня… чтобы он топал ногами и чтобы при этом его дикие, налитые кровью глаза бешено вылезали из орбит… Я жажду, чтобы меня тут же выгнали с работы по самой жуткой статье, на которую способен наш трудовой кодекс, и чтобы никуда после этого меня не приняли. И главное – я вожделею, чтобы мне до скончания века оплачивать эти поганые модифицированные консервы!..

Стойте!.. Я раскрыла глаза и испуганно огляделась. К счастью, вокруг меня все было по-прежнему. Какой бред! Кошмар, да? Зачем же мне накликивать на себя бог знает что?! Нетушки, пускай добрый доктор все это проделывает над самим собой.

Однако нужно предпринимать что-то кардинальное. Нельзя же сидеть сложа руки! Решение уже оформилось у меня в голове, но нужно было его авторитетное подтверждение. «Алхимика» поблизости не нашлось.

Когда Стасик в очередной раз умчался куда-то (неужели Колумб приехал?!), из шкафа со служебными инструкциями я наугад выдернула листок… О-о!.. Это оказался план эвакуации из нашего бункера на случай пожара или газовой атаки.

Этот момент настал!

Я потихоньку подхватилась, с независимым видом вышла в коридор, будто бы по какой-то служебной нужде и… позорно смылась.

Боже, как хорошо и легко на улице!.. Но нужно спешить, пока Стасик не хватился и не забил во все колокола. Я быстренько уселась в машину и тронулась с места. Кинула взгляд в зеркало заднего вида – за мной, как это ни странно, никто не гнался.

Жизнь прекрасна! Пускай Стасик сам объясняется с Колумбом. В конце концов, на то он и начальник.

А если они меня начнут искать? Ох, далась же им эта гнилая фура, битком набитая фальшивой тушенкой! Еще, чего доброго, заявятся ко мне домой в полном составе. Этого еще не хватало!..

Мимо меня на хорошей скорости пролетела машина, за рулем сидела девушка и беззаботно болтала по телефону. Ясно. Я тоже достала сотовый и позвонила Женьке.

– Жень! – без предисловий начала я. – Перезвони скорей ко мне на работу и скажи Стасику, что Аделаида Сергеевна тяжело заболела. И меня срочно увезли в больницу.

– Адка! В какую больницу?! – испугалась подруга.

– Ну, Жень!.. – нетерпеливо вскрикнула я. – В любую! Какую хочешь. Только скорей!..

– Поняла, сейчас позвоню.

Один раз она уже выручала меня таким же образом, но это было давно. Тогда я работала в Геометеотехнике, и мне нужно было отбывать в командировку, но накануне, на одной прикольной вечеринке, я познакомилась с классным парнем, и уезжать от него на следующее утро меня сильно ломало. Женька позвонила моему руководству и сказала, что у Адочки острый приступ аппендицита и ей нужен полный покой.

Через пять минут Женька перезвонила мне.

– Все!.. – выдохнула она.

– Что – все? – не поняла я.

– Позвонила.

– И?.. Кто подошел?

– Стас твой.

– Ха, он не мой. И что он сказал? Спросил чего-нибудь?

– Спросил.

– Ну а ты что? Жень?

– Я сказала, что у тебя сотрясение мозгов. Но мне показалось, что он не очень удивился…

– Это почему?

– Не знаю, Адка. Может, он не поверил?

– Я что, не могу сотрясти мозги? – возмутилась я.

– Вот и я думаю, что можешь. Но он отреагировал как-то иронически, без всякого сочувствия.

– Как он отреагировал?

– Промычал только: а-а, ну-ну.

– И все? И совсем не спросил: где я? В каком состоянии? И что вообще со мной?

Мне действительно стала обидна такая черствость со стороны Стасика. А если бы я и в самом деле получила сотрясение мозга?

– Не-а. Он даже не поинтересовался, в какой ты больнице. А вдруг тебе помощь нужна, да?

– Дождешься от них, Жень! – с горечью призналась я. – Их ведь только фуры интересуют.

– Адка, ты нашла кого-то? Расскажешь? Ты где сейчас?

– Ой, Женька, мне звонят! Ну все!.. Вечерком я непременно звякну тебе и все-все расскажу. У меня такие тут крутые начинания наметились!.. Ты просто офигеешь!.. Все, целую, до вечера…

По параллельной связи звонил Николай, вчерашний риелтор. Я переключилась на него.

– Аделаида Сергеевна? Как я и обещал – для вас есть четыре варианта – один лучше другого.

– Все однушки? – уточнила я. – С доплатой?

– Абсолютно! И притом замечательнейшие! Все ваши пожелания я учел. Записывайте адреса. Вы сможете сейчас их посмотреть?

Я не могла немедленно остановиться, потому что шла по левой полосе, и мне пришлось на ходу записывать все четыре адреса. И вместо того, чтобы ехать в поликлинику и срочно брать больничный, я отправилась на осмотр квартир.

Ташкентскую улицу в Выхине я отмела сразу. Вот еще! Всю жизнь мечтала жить в этой дыре.

Дальше: метро «1905 года», Шаболовка и Спортивная. Прекрасные места! Вначале отправлюсь на Шаболовку, решила я. Она ближе всего сейчас от меня. А от Шаболовки я скоренько прокачусь по остальным адресам. Много времени не займет, и после этого – к врачу.

Но мои разъезды затянулись на целый день. Только поздним вечером я, вконец измученная, вернулась домой. Я вообще чуть не забыла про поликлинику. Но все закончилось превосходно – я успела на прием к доктору, который без труда открыл мне больничный лист. Теперь можно было забыть про служебные дрязги, фуры и всяких стасиков на законном основании – я болею, и шабаш! Здорово?!

Из всех просмотренных квартир мне понравилась только одна, самая первая – на Шаболовке. Судите сами. Совершенно новый, только что построенный монолитно-кирпичный дом. Охранник поднялся со мной на этаж, провел по квартире и все показал. Из окон открывался прекрасный вид на Донской монастырь, летом там будет много зелени. В квартире большой холл, комната с лоджией, просторная кухня. И главное – все новое! Замечательно и чудесно!

В Шмитовском проезде (пятнадцать минут езды от станции «Улица 1905 года») дело обстояло не так радужно. Во-первых, Третье транспортное кольцо совсем близко, дом одиноко торчит на отшибе, место неуютное, кругом стройка, а в непосредственной близости от дома громоздится нелепая башня космических размеров и все собой заслоняет. Из кухни открывается панорама на ТТК, окно не откроешь – невообразимый шум, гарь, машины в оба конца стоят и со страшной силой газуют. Не знаю, что тут может понравиться. Правда, сама квартира неплохая, должно быть, значительно больше шаболовской. Но Шаболовка все равно во сто крат лучше!

На Спортивной же была хрущевка, самая обычная квартирка на втором этаже – низкая и темная, будто находишься не в квартире, а в подсобном помещении. Оба окошка смотрят на замусоренный палисадник и такую же ветхую лачугу напротив.

Когда я выходила из подъезда, позвонил Николай, поинтересовался, как идет просмотр, что мне понравилось. Я ему ответила, что не знаю, зачем я приехала сюда, на Спортивную, и что такие квартиры, как эта, он мог бы мне и не предлагать. Николай лишь усмехнулся и выдал еще один вариант на Бауманской – Большой Почтовый переулок, дом 18/20.

– Поезжайте скорей, Аделаида Сергеевна. Очень срочно. Квартира только-только поступила. Полный свежак. И как только, так сразу перезвоните мне… Если она вам подходит, то мы тут же будем ее на вас оформлять…

И зачем я только потащилась на Бауманскую?! В Большом Почтовом переулке домов под номером 18/20 оказалось больше десяти, кажется, целых четырнадцать штук, только разные корпуса, которые нигде не были подписаны. Я лишь зазря проплутала в потемках среди этих ветхих строений, запуталась, устала и проголодалась. Неужели мне придется поселиться в одном из них? Или в какой-нибудь жалкой хрущевке?! Я вспомнила, с какими радостными чувствами, полная надежд и таинственных предчувствий, я переезжала от родителей в теперешний свой дом. Прошло восемь лет, и я так же торопливо уезжаю оттуда бог знает куда, и ни одна из моих надежд не сбылась. Я мечтала о любви, о встрече… Раньше, перед тем как зайти в парадное, я задирала голову и внимательно всматривалась в суровое лицо рыцаря. И он мне всегда улыбался. И это был счастливый знак… Да что теперь об этом вспоминать!

7
{"b":"170690","o":1}