ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я бы его убила, — сказала Кэйт.

— О, уж лучше я, — поддержал Брайс.

В комнате было тихо. Кэйт, Эллиот и Брайс сидели с широко открытыми ртами, пока Бина вновь не принялась рыдать. Тут все трое снова взялись за дело. Кэйт подвинулась к дивану и обняла Бину.

— О, милая, — говорила она.

Брайс же встал, взял подушку и подложил ее под ноги Бине, будто у нее было внутреннее кровотечение. Эллиот поднялся, направляясь в ванную, и вернулся с мокрым полотенцем, стаканом воды и голубой пилюлей. Всегда аккуратный, если не считать его одежды, он стал искать подстаканник. Прежде чем Кэйт успела ему подать его, он нашел на столе кусок картонки.

— Бери и выпей воду до конца, — сказал он.

Бина выполнила приказание без возражений.

— Что это? — спросила Кэйт.

— О, просто я подумал, что ей нужна кузина Валерия, — сказал он. Это было его шутливое название для валиума, и Кэйт вспомнила, что голубенькая пилюля весила десять миллиграммов.

— Она заснет на целую неделю, — заметила Кэйт.

— Самое подходящее для нее, — отвечал Эллиот.

— Ладно, Бина. Скажи нам, что же было дальше.

— Я просто выбежала. Да, бежала так быстро, как только могла на своих каблуках. Я прибежала прямо к твоей квартире, Кэти, и, когда я тебя не застала, Макс помог мне найти тебя. Вы не представляете, в каком я была состоянии.

Кэйт молча возразила ей. Бина высморкалась и продолжала:

— Макс был дома. И он мне сказал, что ты отправилась на ужин, и еще, где живет Эллиот. И я пошла прямо туда под проливным дождем, и… Боже мой!

— Что! Что случилось? — закричала Кэйт.

Бина потянулась к кофейному столику и взяла подставку под стаканом с водой. То было приглашение на свадьбу от Банни.

— Банни? Банни выходит замуж? — изумилась она.

— Это что, плохо? — осведомился Эллиот.

Бина не обратила внимания.

— Почему ты мне не сказала, Кэти?

— Я только что узнала. Я получила приглашение вчера.

— Ах вот как! Хорошо, что я не проверила почту. И это еще раз доказывает, какая я неудачница, — запричитала она. — Банни! Она же только что рассталась с парнем. С тем, которого я показывала тебе по пути в педикюрный салон.

— Парень делал себе педикюр? — спросил Эллиот. Кэйт посмотрела на него.

— Банни будет новобрачной, а Джек отправился изображать Марко Поло в одиночестве. Мне осталось только вскрыть себе вены.

— Ну, это никуда не годится, — молвил Брайс. — Пустить кровь, будучи в одежде, почти невозможно. Нужны очень холодная вода и перекись водорода…

Бина заревела, прикрыв лицо подушкой. Не то чтобы она соревновалась с Банни — это Кэйт понимала. Просто Банни была последней из присоединившихся к их банде, у нее было немного времени, чтобы утвердиться, и у Кэйт никогда не было с ней слишком доверительных отношений. У Банни с мужчинами все складывалось плохо, она всегда выбирала плохих парней или негодяев. Один из них, с которым она жила, обворовал ее, пока она ездила на уикенд. Он вынес даже диван и кухонный стол.

— И как только Банни удалось выйти замуж? Ее только что бросил тот парень, которого мы видели в Сохо. Она же только недавно познакомилась с Барни, или как там его, — Бина косилась на карточку. — И как они успели так быстро напечатать приглашения? Не иначе как на ксероксе.

И как Банни встретила своего жениха? Кэйт тоже размышляла, почему для нее самой это оказалось гораздо сложнее, чем для Барби, Бев или Банни. Когда Кэйт попадался мужчина, который казался подходящим, он обычно увлекался ею, но при ближайшем рассмотрении оказывался будто бы немного… тупым. Или посредственным. А когда она встречала мужчину выдающегося ума и успешного в карьере, вроде Майкла, ему не хватало силы чувства. «Конечно же, — думала она, — отец Бины, преуспевающий хиропрактик, ее любит. И, несмотря на сегодняшние неурядицы, вполне естественным казалось то, что она встретила удачливого бухгалтера, который полюбил ее». Кэйт вздохнула. Все это не сулило ей самой ничего хорошего.

— Бина, все уладится, — ободряла Кэйт.

— Тебе хорошо говорить. У тебя есть твой доктор Майкл, с которым ты можешь пойти. А с кем я теперь пойду? С братом?

— О, не думаю, чтобы Кэйт захотела взять с собой Майкла и отправиться с ним через Бруклинский мост, — начал Эллиот. Он обернулся к Кэйт и усмехнулся. — Если только ты не захочешь заодно подготовить его к путешествию в Остин, сама понимаешь.

Кэйт скроила ему гримасу. Эллиот повернулся к Бине.

— Если мои расчеты верны — а они всегда верны, — у нас есть две женщины, которым нужна пара, — объявил он, — и два мужчины с неутоленным любопытством к обычаям и ритуалам глубин и закоулков Бруклина.

— Неужели? — удивилась Бина.

— И не только, а еще у меня есть баснословный костюм. Я решительно буду одет лучше самой невесты, — добавил Брайс.

— В платье? — спросила Бина, снова истерически повышая голос.

— Нет. Шикарный смокинг. От Армани. И я тебе сделаю макияж. Ты будешь выглядеть офигительно классно, и все твои друзья захотят узнать, что это за прекрасный молодой человек с тобой. Ты можешь говорить им, что вздумается. Меня как-то раз приняли за норвежского принца. — Брайс испытующе и любовно взглянул на Эллиота. Затем, глядя на Кэйт, он сказал ей: — Мне известно, как он выглядит во взятом напрокат смокинге. Тебе самой решать.

— Благодарю тебя, — отреагировал Эллиот. — Думаю, в этом нет намека на оскорбление. Решено. Брайс и я поведем вас, девушки, и мы прекрасно проведем время.

— Пожалуй, это неплохая идея, — сказала Бина. — Но сейчас мне лучше немного вздремнуть.

Кэйт видела, что глаза у Бины слипаются.

— Парни, вы, должно быть, шутите, — сказала она. — Это невозможно.

Глава XI

Кэйт и Бина, обе с подарками, ждали Эллиота и Брайса в трех кварталах от римско-католической церкви Святой Вероники, той самой, где Кэйт приняла первое причастие в платье, сшитом для нее миссис Горовиц. Кэйт, теперь уже совсем взрослая, вовсе не сознавала того, что в платье цвета морской волны длиной ниже колена, подчеркивавшего ее огненно-рыжие волосы, она выглядит великолепно. Она была рада, что ей не пришлось надевать какое-нибудь дурацкое платье подружки невесты, как это обычно бывало.

Бина рядом с Кэйт выглядела абсолютно по-бруклински и пахла чем-то невероятным. На ней было розовое платье с оборками по низу. Ее темно-каштановые волосы были завиты, уложены кудряшками на французский манер и залиты лаком, словно она собралась на выпускной бал. Сэл, парикмахер, который причесывал их обеих для бала, вероятно, дал бы ей именно столько.

— Наверно, будет масса народу? — спросила Кэйт, вспомнив, как в юности ей было тяжко стоять, опускаться на колени, снова стоять на протяжении нескончаемой службы.

— Масса-шмасса, — отмахнулась Бина. Она вытягивала шею, выискивая парней. — Во время церемонии я в безопасности. Это после я стану мишенью для насмешек.

— Бина, это же не расстрел. Все эти женщины твои подруги, — пыталась успокоить ее Кэйт. — Ты всю жизнь с ними знакома. И они не собираются осуждать тебя.

Бина обернулась и посмотрела на Кэйт.

— Шутишь? — спросила она с изумлением. — Именно этим-то они и станут заниматься. Для того и существуют подруги.

— Да вспомни же: у нас разработана могучая стратегия, — напомнила ей Кэйт. — Все подумают, что Эллиот и есть Майкл; это займет некоторое время и отвлечет их, пока они будут разбираться, что к чему с этим. Если Бев откроет рот и назовет его Майклом, я добрых полчаса могу изображать полное смущение. Потом, все же знают, что Джек уехал. Так что твое появление с Брайсом собьет их с толку и, может, даже сразит наповал. Я думаю, он и правда красавец.

— Да, — уныло согласилась Бина, — но он ведь не Джек. — А Джек уехал в Гонконг не позвонив, и Бина с тех пор ничего о нем не слышала. Она снова выжидательно окинула взглядом улицу.

— И где же они? — скулила Бина.

— Они придут, — убеждала Кэйт, поглядывая на столь знакомую Вудбайн-авеню. Она была в некотором смятении: то ли из-за жары, то ли из-за этого места. Возвращение в Бруклин и к старым соседям вызвало у нее нечто вроде головокружения.

18
{"b":"170701","o":1}