ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да уж, — отозвалась Барби. — Там только труднее заставить их принять обязательства.

— Это неправда, — запротестовала Кэйт, — я не думаю, что от места зависит…

— У Кэйт все хорошо, — покровительственно вступился Эллиот.

— Да, — присоединился Брайс. — Ей вот-вот сделает предложение тот доктор.

Кэйт ощутила, как кровь отхлынула от ее лица.

— Вот те на! — закричала Барби.

— Ах ты, хитрюга! И ни слова не сказала, — громко упрекнула Банни.

— А какой у него знак? — осведомилась Бев.

Несколько минут Кэйт целовали и обнимали, прежде чем она успела сказать хоть слово.

— Но мне вовсе не «делают предложения», объявила она всем наконец, отблагодарив Брайса укоряющим взглядом. Тот пожал плечами в знак сожаления. Кэйт искала слова, чтобы описать свои отношения с Майклом и снять это напряженное любопытство к себе. — Мы лишь обсуждаем варианты.

— Варианты-шмарианты, — отозвалась миссис Горовиц. — И что за доктор? Надеюсь, он не хирург, — предостерегла она. — Хирурги ко всему равнодушны, Кэти.

— Но он не врач, — объяснила Кэйт миссис Горовиц и тут же уловила, как вздохи разочарования летним ветерком пронеслись по комнате.

— Это не важно, что он не настоящий доктор, — заверила она Кэйт низким голосом. — Лишь бы он тебе нравился. — Кэйт попыталась улыбнуться и взяла пирожное, затем послала Эллиоту и Брайсу убийственный взгляд.

— Они не имеют понятия, о чем говорят. Как бы то ни было, мы говорили о Бине.

— Может, не будем, — тихо сказала Бина.

— О, все должно получиться прекрасно, — провозгласила Банни, обнимая Эллиота. Кэйт подумала, что в их группу Эллиот с Брайсом были приняты в качестве ряженых подружек.

— С ней рядом Билли-талисман, — сказала Барби.

— Он еще тебя не бросил, а? — спросила Бину Бев.

— Нет. Пока нет. Но я с нетерпением жду этого, — ответила Бина с очевидным смущением.

— Ну, на все надо время, — заметила Барби.

— По теории Эллиота, в этом есть смысл, — сказала Банни.

— Нет. Абсолютно. Все это совершенно бессмысленно, и это сводит меня с ума, — раздраженно высказалась Кэйт.

Непостижимо, но ей все казалось не так: она с Майклом, Бина с Билли, Джек в обществе заграничных красоток, да еще Стивен со своими звонками из небытия. Это напоминало французский фарс. Взглянув на Бину и внезапно пожалев саму себя, она проглотила слезы и взялась за кусок праздничного торта, чтобы успокоиться.

— Увы, это должно продолжаться не меньше двух месяцев, иначе ничего не выйдет. И мне немножко неудобно, — призналась Бина.

Бев оперлась на спинку стула, чтобы легче было встать.

— Дорогая, ты не имеешь понятия о том, что значит неудобно. Ты не можешь теперь пойти на попятную, — констатировала она.

— Держи курс, — советовала Барби. — Билли не сможет выдержать дольше. Ты не в его вкусе.

— О да? Он позвал меня в Хэмптоне в этот уикенд, — сообщила Бина без воодушевления.

«Шавки» завизжали от восторга, подталкивая друг друга локтями и смеясь.

— А что тут забавного? — спросила их Бина.

— Если описывать все, чего ты не знаешь о мужчинах, так можно заполнить целую библиотеку, — подколола Бев.

— И большую, Манхэттэнскую, — добавила Барби.

— И чего же я не знаю? — выпытывала Бина.

— Бина, милая, это и будет конец. Мужчины вроде Билли приходят в ярость после уикенда с женщиной один на один, — пояснила Барби. — Он точно бросит тебя после этого.

— Но зачем тогда ему приглашать меня? — Бина казалась очень расстроенной. Кэйт снова подумала, не влюбилась ли она в этого эгоцентричного идиота. — Это была не моя идея.

— В том-то и дело, — сказала ей Банни.

— Им нравится близость… — начала Бев.

— Но на самом деле они выходят из себя, если оказываются с кем-то один на один надолго, — продолжила Барби.

— Правда, Бина. Отправляйся в Хэмптонс, и тебя благополучно бросят, — уверила Бину Банни.

— Я не знаю. Тогда это выглядит притворством, — отвечала им Бина.

— Может, и так, но у тебя уже нет пути назад, — сказала Бев, направляясь к столу с прохладительными напитками.

Бина задумчиво вертела тарелку на коленях и вдруг выронила ее. Содержимое вывалилось ей на платье и на пол. «Шавки» умолкли и уставились на нее.

Кэйт с самого начала приема поняла, что с Биной было что-то не так, и теперь, словно подтверждая это, Бина, вместо того чтобы убрать за собой, схватила Кэйт за руку и потащила ее в холл.

— Мне надо поговорить с тобой, — прошептала она.

— Подожди минуту, — ответила Кэйт, поставила свой стакан с красным вином на стол, мимо которого они проходили, из опасения вылить пурпурный напиток на ковер. Бина привела ее в спальню для гостей и усадила на диван-кровать.

— Я не могу поверить, Кэти, — начала она, глотая слова. — Мне так стыдно. Я никогда не думала… Я ни за что не подумала бы, что я… Боже мой, Джек.

Кэйт не могла понять, что Бина хотела поведать, но ее расстроило уже то, что ее подруга была так расстроена. Она вела себя как-то иначе, это не было похоже на ее обычную невинную истерику.

— Что с тобой, Бина? — спросила она осторожно.

— Если бы только мама узнала… О, Кэти! Я изменила Джеку.

— Бина, несколько свиданий еще не значат…

— Нет. Я думаю, это на самом деле так. У меня был секс. Я думаю, это все. И это было… великолепно.

Когда Бина разразилась слезами, и комната, и шум вечеринки ушли для Кэйт на второй план. Эта новость, это сексуальное злоключение Бины было как раз тем, чего она больше всего опасалась. Она злилась все сильнее, но не могла разобраться сама, на кого и за что. Эллиот никогда ничего подобного не предлагал, она бы этого ни за что не позволила, Бина не должна была запасть на Билли, но более всего ее злило, что этот Билли, этот отъявленный повеса, воспользовался неопытностью Бины.

Что она наделала? Она вместе с Эллиотом и «шавками» вторглась в жизнь Бины, и вот результат: девушка умывается слезами, страдая от чувства вины и стыда. Разве они не преуспели, делая все, чтобы разрушить верность и преданность Бины? Возможно, не так уж хорошо рассчитывать только на одного мужчину и не видеть вокруг никого другого. Но Бина должна была сама сделать свой выбор. А связаться с человеком вроде Билли Нолана, безусловно, было губительно для нее. А если она решит, что влюблена в него? А если после бегства Джека, растоптавшего ее сердце, ее снова оставят, что кажется неизбежным? Это может подорвать ее веру в себя. Кэйт не хотела даже думать о том, до чего Бина могла дойти.

Она держала подругу за плечи и смотрела ей прямо в глаза.

— Послушай, Бина. Что бы ни случилось, ничего страшного не произошло. Джек был далеко, и если ты переспала…

— Но я не могу назвать это «переспала», — говорила Бина, принимаясь опять реветь. — Я почувствовала, что он оценил меня. Он сказал, что с тех пор, как он меня увидел, он понял, что не ухаживать за мной было бы ошибкой.

Кэйт вспомнила, как ей пришлось убеждать Билли просто взглянуть на Бину в качестве возможного объекта для встреч. Она была в гневе на всех — на Джека, Эллиота, «шавок»… и даже на себя. Но за всем этим таилось и еще одно чувство.

— Бина, ты не должна верить всему, что говорят мужчины, — осторожно сказала она.

— Кэти, я никогда не сомневалась в своей любви к Джеку. Я думаю, что я люблю Джека. Просто теперь у меня стало больше опыта… ну, я не могу это объяснить. Он такой чуткий. И кажется, у нас с ним всегда есть о чем поговорить, — она остановилась.

— Послушай, Бина, ты не стала неверной. Не путай вещи: это приключение и настоящую любовь.

Бина мрачно посмотрела на Кэйт.

— Ты права, — сказала она, кивнув. — Я не допущу этого больше. Потому что я в самом деле по-настоящему люблю Джека.

— Хорошая моя, — говорила Кэйт. — А теперь не думай об этом больше. Ты не должна делать того, чего не хочешь.

Бина кивнула, потом вытерла слезы.

— Но он был так хорош, так хорош в постели. — И она покраснела, а Кэйт в свою очередь тоже, потому что поняла, каким было то, другое чувство.

51
{"b":"170701","o":1}