ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

***

Стоя у двери родительской квартиры, на Анну нахлынул страх, да еще с такой силой, что колени подгибались. Ей нужно собраться с мыслями, чтобы сделать решающий шаг — позвонить в дверной звонок родной квартиры и дождаться, когда ей кто-то откроет двери. Нажав на кнопку, та долго не могла себе представить реакцию родителей на ее внезапное появление… Стояла и ждала, сжимая в кулаки трясущиеся пальцы рук. До боли ногти впивались в ладонь девушки, оставляя светлые пятна на кожи, которые мигом приобретали ярко-розовый оттенок. Не смотря на это, Ане не было больно… За дверью послышался шорох…Ну вот! Сейчас ей откроют двери. Она увидит их — самых любимых и родных людей на земле! — Аня? — дверь открыл отец девушки и застыл. — ты? — Да, папа, я. Повисла тишина, нарушаемая лишь тяжелым дыханием родственников. — Проходи, дочь. — и впустил Анну в квартиру. Та лишь скромно вошла и застыла на пороге. Отец так рядом, что казалось чувствует да и слышит отчетливо, как его сердце забилось в бешеном ритме. Еще секунда и Аня оказалась в объятиях Андрея Николаевича. — Наконец-то ты приехала. Мы ждали тебя! — Папа, — произнесла и задохнулась оттого, что ком в горле мешал ей сказать большее, чем это слово. Как давно она не говорила этого вроде бы простого, но настолько важного слова 'папа'. И заплакала, никого не стесняясь и чувствуя себя как никогда хорошо и уютно. — Папочка! — Андрей, кто там? — из кухни вышла мама Ани — Марина Юрьевна. Она держала в руках небольшую тарелку…Но оттого, что увидела в прихожей свою родную дочь, выпустила ту из рук. По квартире раздался глухой стук об деревянный паркет. — Анюта! Приехала! — и бросилась обнимать дочь. — Приехала, мам. — проговорила Аня и стала только еще громче плакать. — Простите меня, родные! Я такой дурой была… — Брось, — отмахнулся отец и вытер с ее щек влажные следы, оставленные слезами. — Ты все делала правильно. Это ты нас прости. Мы себя вели, словно дети. — Вам не за что просить у меня прощения… — Прекратите…Анюта, ты устала с дороги? — не успела Аня что-то ответить, как ее поволокли на кухню, к накрытому столу. Родители явно собирались обедать, да только Аня им помешала. — Присаживайся. Сейчас обедать будем. — Только сначала — мыть руки, — с насмешкой пригрозил Андрей Николаевич. Аня засмеялась и поднялась со 'своего' места, чтобы отправиться в ванну. Не смотря на то, что в этой квартире ее не было двенадцать лет, она не забыла где какая комната находится. Странно… Но как казалось той, ее память сохраняет только самые значительные и приятные воспоминания. Может быть, так и надо? Нужно помнить только лучшее и значительное? У нее есть время, чтобы понять это. Для этого у нее еще есть впереди вся жизнь… 'Что-то меня на философию потянуло немного. Не стоит пока… Сейчас главное только то, что я дома, рядом с самыми родными и любимыми. И только этого мне не хватало все время. Какая же я глупая была, что раньше этого не понимала. Но, слава Богу, что родители приняли меня и простили. Если бы не простили, не принимали бы так, с распростертыми объятьями и слезами' — думала Аня после того, как пообедала вместе с родителями. — Дочь, — окликнула ее мама, — а где ты сейчас живешь? — Я…Мама, папа, только не обижайтесь. Но по-моему, я останусь в Турции. Там у меня работа и друзья, которые мне очень помогли недавно. Я не могу взять и забыть все то, что они для меня сделала в свое время. — Почему это мы должны обижаться? Ты правильно делаешь. Лично мое мнение — ты у нас бы не нашла достойную работу. Ты хоть не… — Нет, я не актриса. Я маркетолог. Слава Богу, что меня когда-то ума хватило получить и второе образование. — перебила отца Аня и усмехнулась произнесенному. — Ну и хорошо. А де твоя лучшая подруга Анастасия? — Она там же. Скоро замуж выйдет, представляете? — Серьезно? — не поверила мать. — Когда она только успевает? Все засмеялись искренне и непринужденно. Но Ане показалось, что родители начнут расспрашивать о ее личной жизни. 'Личная жизнь' — звучало как-то странно…не привычно. Давно она не могла похвастаться ею. Да и сейчас тоже. Ярослав…Аня по нему очень скучала. Ей не хватало общения с этим мужчиной, не хватало его улыбок и взглядов. — А когда свадьба? — поинтересовался папа. — И собирается она родителей приглашать? — Я не знаю. Что-то она тянет резину…Наверняка, еще родителям и не сказала о том, что замуж собралась. Знаете, я давно ее не видела такой яркой, забавной и веселой. Курт оживил что ли ее. — Значит Курт? Интересное имя… Любопытно, что оно значит. — протянул Андрей Николаевич и посмотрел на свою дочь. — Мне как-то она говорила, что Курт — это волк. Только ему это имя не идет…Совсем он не такой. — Будем надеяться на это. Аня, — осторожно начала Марина Юрьевна и Аня мигом напряглась, — а как у тебя на личном фронте? — На личном, все отлично. — соврала та. А что ей еще говорить? Не могла она сказать им то, что до сих пор одна. Хотя, а что в этом такого?! — Точно все отлично? Что-то глаза у тебя не горят счастливым огоньком. Обманываешь? — Нет, не обманываю. Отлично потому, что я пока одна. И меня в этом все устраивает. Хочу найти того, кого полюблю…А такого пока не наблюдаю. Так что я пока в поисках. — Странное у вас какое-то поколение. Вроде бы стремитесь найти настоящую любовь, а соединяете свою жизнь с нелюбимыми. — отозвался отец девушки. — Далеко и идти не стоит…Твоя сестра тому пример. — Папа, ты, конечно же, прав. Не каждый может найти в жизни именно того человека, которого будешь искренне любить, с которого будет пылинки сдувать. Сейчас такие пары редкость, тебе ли не знать? А Мирка…Да, она наглядный тому пример. Не понимаю, как можно жить с тем, кого не любишь и не переносишь на дух. Лучше бы одной жить, честное слово. Но это ее выбор, она достаточно взрослый человек, чтобы понимать то, что делает. — Что же вам, моим дочерям, так не везет? — протянула мать и задумалась. Видно было, что та действительно обеспокоена жизнью своих детей. Аня только тяжело вздохнула и откинулась на спинку дивана. Хотелось отдохнуть…Видимо дорога ее порядком утомила. Или не дорога, а ее постоянные переживания и страх? Скорее всего это была именно та причина.

***

— Она тебе звонила? — Ярослав пришел к своим друзьям и стал расспрашивать об Анне. Она ему не звонила…Совсем, за последние дни, ни единого разу. Это его безумно злило и нервировало. Настя лишь опустила взгляд и постаралась вдохнуть воздух глубже. — Нет, ни единого разу… Единственное, что отчетливо услышала Настя, так это ругательство мужчины. Тот в последнее время стал очень нервным и даже дважды успел крупно разругаться с Куртом на пустом месте. Ни Курт, ни Настя не понимали, почему он так странно себя ведет? Неужели какие-то проблемы?! Так почему тогда тот открыто о них не скажет? Они всегда будут рады помочь другу… — А ты почему не звонила? Неужели тебе наплевать на подругу? — Я ей звонила, только она трубку не брала. И запомни, Ярик, мне не наплевать! Она моя лучшая подруга… А вот почему ты так печешься? А? Я не заметила, чтобы вы стали друзьями… — Я? Пекусь? Может быть… А вот я готов с тобой поспорить на тему дружбы с Аней. Мы с ней нашли общий язык и стали друзьями. Разве не видно? — Видно… А волноваться то зачем так? Слушай, Ярослав, мне все время кажется, что нас дураками пытаются с Куртом выставить. И не кто-то, а наши друзья — ты и Аня. Что происходит, а? Можешь объяснить? — Объяснить что? — Прекрати! Хватит отвечать вопросом на вопрос! Ты прекрасно поняла, о чем я! — почти кричала девушка. Ярослав не знал, что сказать Насте… Не предполагал, что сказать кому-то о своей симпатии или даже влюбленности будет настолько тяжело. Нет, то что он испытывает к Анне — не симпатия, однозначно. Скорее влюбленность, серьезная влюбленность и…страсть. Вот так вот. Сам себе наконец-то признался в своих чувствах, не стесняясь самого себя. — Ну, и почему ты молчишь? — не стерпела долгой паузы Анастасия. — Настя, мне кажется, что…Я в Аню влюблен. Анастасия смотрела на него и не могла поверить в правдивость слов мужчины. Да что там!!! Она и предположить не могла, что такое действительно произойдет когда-то. — Ты что, шутишь? — Нет. Чистая правда. Посоветуешь что-нибудь? — едва поднял взгляд на девушку, которая присела на край дивана, услышав эту новость. — Посоветовать? А…Аня знает? — Нет, не знает. Я ей не говорил об этом. Только вот она говорила мне, что любит… — Аня? Говорила? — не верила своим ушам Настя. — Нет, это точно какой-то сон. Такого быть не может! — Почему не может? — не понял тот. — Потому, что она никому никогда такого не говорила. Чаще всего ей признавались в любви…А тут она первая призналась! Ярослав замер… 'Никому не говорила? Почему? — думал тот, — Может быть Настя чего-то не знает. Ну не может быть, что такой милый и искренний человек, как Анна молчать о своих чувствах! Не верю! Но если поверить ее подруге…Я первый, кому она призналась?' — Настя… Это правда? — Что именно? — не поняла та. — Что Аня никому такого не говорила! — Правда. А все потому, что никогда не любила. Или любила, но не уделяла этому чувству никакого внимания. Знаешь, а она хорошо научилась скрывать свои чувства. Я в этом снова и снова убеждаюсь. Всегда пряталась, укрываясь некой маской, которая скрывала ту Аню, которую знают родные и самые близкие друзья. Она старалась открещиваться от всех, чтобы те не причиняли ей боли… Правда, не понимаю, почему она это делала!? А сейчас…Она снова скрывает свои чувства. Только 'зачем'? и мне ничего не говорила. — немного промолчала и одновременно наблюдала за выражением лица Ярослава. Тот постоянно менялся в лице: то появлялась мечтательная улыбка, то появлялось некое разочарование в его взгляде. А потом продолжила и удивила своим вопросом Ярослава, который был погружен в раздумья: — Скажи, у тебя это все серьезно? — Мне кажется, что — да. Знаешь, мне тяжело говорить на эту тему. — Уж поверь мне, имею представление. А почему не говорил о чувствах своих? — Сомневался в себе… Был не уверен, что поступлю верно, если расскажу ей. Ты думаешь, что мне стоило признаться? Настя только звонко засмеялась: — Ярослав! Я тебя не узнаю! Ведешь себя, как маленький ребенок, честное слово. Откуда такая неуверенность? Мне кажется, что если бы ты ей все рассказал как есть, она бы не уехала. По крайней мере, сейчас! Это я тебе серьезно. Я ее хорошо знаю… Она уехала и потому, что должна о чем-то подумать. Аня всегда брала такие тайм-ауты, когда должна была принять какое-то важное решение. Вот и сейчас, мне кажется, она действует именно так же. Не понимаю, почему вы все осложняете? Неужели, так сложно было произнести пару слов, которые бы изменили вашу жизнь?! Ярослав не ответил, но все же мысленно согласился с Настей. Та была права: они усложняли все молчанием. Точнее не они, а он. Аня то ему давно призналась в своих чувствах, а он ее мучил. Теперь понятно, почему она уехала. Проблемы — проблемами, но она еще и определиться хотела. Хотела, скорее всего, 'навести порядок' в мыслях и подумать над тем, что делать дальше. — Идиот! Какой же я идиот! — вслух произнес Ярослав. На это Настя только широко улыбнулась и кивнула, подтверждая слова мужчины.

15
{"b":"170725","o":1}