ЛитМир - Электронная Библиотека

Конференция оказалась... сборищем борцов с жидо-масонами, и если бы на плечах её участников не было генеральских погон, произвела бы впечатление скорее комическое...

Но поскольку погоны были, впечатление это - в высшей степени зловещее. Так же собирались и на таком же уровне оккультистики обсуждали свою "глобальную национальную стратегию" нацистские генералы и высшие чины СС незадолго до второй мировой войны. Обслуживали германских "силовиков" тоже лучшие аналитические институты страны. Им тоже надо было покончить с "иудейским предиктором" в духе "ответственности" за "судьбы нации, арийства и мира". До чего они дообсуждались и чем это закончилось - известно.

Григорий Свирский о постинге молодого ученого-социолога Славы Архангельского.

Крайне любопытный и глубокий постинг социолога об антисемитской паранойи в России свидетельствует о том, что социологу С. Архангельскому давно тесны рамки интернетовских сайтов: он в интернете вовсе не "отражатель" или "вопрошатель", а самостоятельный исследователь.

Тема укорененной в российской психике ксенофобии и антисемитизма, как одной из вековых ветвей ксенофобии, становится, по мнению исследователя, темой потенциальной угрозы России для мира. Наиболее видимая ее часть - на улицах российских городов режут, убивают "черных", кавказцев и схожих с ними черных и рыжих . Конференции генералов от армии и жандармерии, которые оказываются на поверку лишь сборищем борцов с жидо-масонами - это уж не просто торжество уличного хулиганья. А высказывания бывших и нынешних генералов ФСБ с хитрым прищуром: "Пусть эти абрамовичи наши бабки крутят"... - явления того же порядка, но более дальнего прицела. Путь, де, "крутят", а потом ... Коварства гебистам не занимать...

Подлинно научное ОТКРЫТИЕ для мира вековой и психической основы РОССИЙСКОЙ КСЕНОФОБИИ, пока что, судя по печатным материалам, практически скрыто и для научного, а порой и для политического мира, Исследователю С. Архангельскому есть что сказать СВОЕ. Открыть тему ПО СВОЕМУ. Короче говоря, вам пора садиться за книгу, господин социолог!

Тут вас, естественно, ожидает опасность, через которую приходится прорываться почти всем творческим людям. В мое время в МГУ даже существовало ироническое, оторвавшееся от сталинской стилистики, присловье: "В аспирантуру пошел середняк".

Ныне этот середняк занял, и давно, ключевые посты во многих НИИ и журналах. В Америке подобный "середняк" для расправы с талантами даже придумал специальное слово: "оверквалифайт". То-есть человек знает больше, чем нам, посредственным людям, нужно. Впервые мне открыла на это глаза моя жена Полина, доктор химии. Я читал тогда в Мерилендском Университете США цикл лекций о современной литературе, ставший потом основой моей книги "На Лобном месте". Радостно сообщил жене по телефону в Торонто, что в первом семестре у меня было семь студентов, а на второй записалось двадцать девять... "Ты с ума сошел! - воскликнула моя ученая жена. - Тебя немедленно выгонят!.. Как почему? Студенты к тебе ушли откуда? От других профессоров факультета..."

Я протанцевал в университетских профессорах три года. Когда на меня приходили заявки из других университетов, мои коллеги дружелюбно предупреждали: Имейте ввиду, он - "оверквалифайт!"

Слышали об этом, С. Архагельский? Потому, по возможности, не начинайте ваши откровения так, как вот этот постинг: "Никогда не могу согласиться с тем впечатлением, будто Лошак "холуйствовал перед Солженицыным... Солженицын тут не причем".

Неужели вам неизвестно, ярыми антисемитами были и Сталин, и Хрущев, и Брежнев. Вся советская власть за последние полвека юдофобствовала, готовила для своего спасения "козлов отпущения"...

Александр Солженицын, и в своем многотомном "Красном колесе", и в "200 лет" рулил, фигурально выражаясь "исключительно" в "государственной колее", и прекрасно это осознавал.

И последнее. Умоляю, никогда-никогда не начинайте своих открытий с мыслей и слов: "Вы не знаете, а я знаю." Убъют! Подстрелят на взлете.

А вам еще лететь и лететь...

АНАСТАСИЯ. ПОВЕСТЬ ON LINE

"ФСБ БЕЗУСЛОВНО ПЫТАЕТСЯ УСТАНОВИТЬ ТОТАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ ЗА РУССКИМ ИНТЕРНЕТОМ, ВНЕДРЯЯ В НЕГО ДОРОГОСТОЯЩИЕ СИСТЕМЫ ТОТАЛЬНОЙ СЛЕЖКИ ЗА ПОЛЬЗОВАТЕЛЯМИ И ПРОВАЙДЕРАМИ".

Антон НОСИК - ОТВЕТСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОМПАНИИ "РАМБЛЕР"

"Система СОРМ (наблюдения) в Рунете подобна чекисту В ЖЕНСКОЙ БАНЕ, ПРИЧЕМ ТАКОЙ, ГДЕ МОЮТСЯ СРАЗУ МИЛЛИОН ЧЕЛОВЕК. ВСЕХ ОН УВИДЕТЬ НЕ МОЖЕТ, НО ЗАТО ВСЕМ П Р О Т И В Н О".

Артемий Лебедев, веб-дизайнер, из интервью разгромленному ныне НТВ.

НОВАЯ ПОВЕСТЬ ГРИГОРИЯ СВИРСКОГО "АНАСТАСИЯ СО ТОВАРИЩИ ПРОТИВ КРЕМЛЕВСКОЙ ИНТЕРНЕТ-ЖАНДАРМЕРИИ" - ПЛОД АВТОРСКОГО ВЫМЫСЛА.

ВОЗМОЖНЫЕ СОВПАДЕНИЯ "НИКОВ" ГЕРОЕВ ПОВЕСТИ С РЕАЛЬНО СУЩЕСТВУЮЩИМИ В РУНЕТЕ - СЛУЧАЙНОСТЬ. ЗА МОИМИ "НИКАМИ", ЧАЩЕ ВСЕГО, СОВСЕМ ДРУГИЕ ТИПАЖИ И СЮЖЕТЫ. СТРОГО ДОКУМЕНТАЛЬНЫ В ПОВЕСТИ ЛИШЬ КОНФЛИКТЫ И ПРОБЛЕМЫ СТРАНЫ В ПРОТИВОБОРСТВЕ НАРОДА И ВЛАСТИ. МОИ НЕСКОЛЬКО ТИПИЗИРОВАННЫЕ ГЕРОИ ЛИЧНО В ТОМ ПРОТИВОБОРСТВЕ УЧАСТВУЮТ И ИМЕННО ОБ ЭТОМ И ГОВОРЯТ - КАЖДЫЙ ПРИСУЩИМ ЕМУ ЯЗЫКОМ, СКРУПУЛЕЗНО ВОСПРОИЗВЕДЕННЫМ АВТОРОМ ИЗ ИНТЕРНЕТОВСКОГО ТЕКСТА БЕЗ СЕРЬЕЗНЫХ СОКРАЩЕНИЙ.

ПАМЯТИ ЕФИМА ГРИГОРЬЕВИЧА ЭТКИНДА, КРУПНЕЙШЕГО УЧЕНОГО ХХ ВЕКА, ЛИТЕРАТУРОВЕДА, ПОЛИГЛОТА И... ИЗГНАННИКА.

Ефим Григорьевич, профессор ленинградского Университета, автор классического труда"МАТЕРИЯ СТИХА" и многих других литературоведческих книг, разошелся во взглядах с КГБ давно. Профессор позволил себе выступить в защиту "тунеядца" Иосифа Бродского, объявив его, вопреки мнению ГБ, талантливым поэтом. Лекции профессора тут же стали отправляться на отзыв отпетым патриотам. А когда в доме ЕФИМА ГРИГОРЬЕВИЧА, при обыске, была найдена спрятанная там рукопись вражеской книги "АРХИПЕЛАГ ГУЛАГ", судьба его была решена...

Как только изгнанник пересек границы СССР, он получил четырнадцать приглашений крупнейших Университетов мира. Изгнанник выбрал Парижский Университет. И, по законам Французской республики, вместе с должностью профессора Парижского Университета сразу же обрел и французское гражданство. Прошло несколько лет, и в Париже появилась всемирно известная ныне группа Ефима Эткинда, которая занялась переводом на французский... Александра Сергеевича Пушкина. Как это ни странно, величайший поэт России до той поры переводился на французский лишь... прозой. Каждый стихотворный перевод принимался, а нередко и отвергался лишь после взыскательного обсуждения всей группой. Когда, через несколько лет, гигантский труд был завершен, и весь университетский мир праздновал победу поэтического коллектива профессора Эткинда, корреспонедент газеты "Правда" во Франции, отправил в свою газету знаменательное "признание", на всякий случай, выразив и свое личное отношение: "Эткинд обретается в Париже..."

Уничижительное "обретается" гебиста к ученому с мировым именем, к тому же открывшему в те дни для Европы великого русского поэта, а кто из международных корреспрондентов в те годы не был гебистом? приоткрыло лицо советского ГБ. Приоткрыло даже для тех, кто до этой минуты о бесчеловечном ГБ, враге русской культуры, и слышать не хотел...

Когда Ефим Григорьевич по возрасту перестал быть профессором в Париже, он был немеденно приглашен читать лекции в крупнейшие Университеты мира Йельский в США, Берлинский, Пражский, Хельсинский... Пенсионером Ефиму Григорьевичу стать так и не дали...

В России мы жили в разных городах. Я был знаком лишь с трудами Ефима Григорьевича. Я стал близким ему человеком тогда, когда ему переслали рукопись моей будущей книги "НА ЛОБНОМ МЕСТЕ". Его восторженные письма ко мне, как мне сказали, скоро будут опубликованы. Каждый раз, когда я появлялся в Европе, Ефим Григорьевич водил меня взглянуть на "Мой Париж", как он называл свой любимый уголок города.

97
{"b":"170727","o":1}