ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На лице дона Текило отразилось глубокое недоумение.

- На лице принца Офелина отразилось глубокое недоумение. Из глубокой задумчивости его вывело появление леди Гамгулины.

- Леди Гамгулина успела сменить парадное вечернее платье на более простое, с длинными разрезными рукавами, из бархата цвета полуночи, которое выгодно подчеркивало безупречную белизну груди, отрытую глубоким вырезом…

Дон Текило настроился слушать про вырез и белизну, но рассказ таинственных голосов снова прервался каменистым царапаньем.

- Пленник поздоровался и с леди Гамгулиной, - с интонациями подзаборника, который стал самым подзаборным из всей подзаборной компании, продолжил свою повесть выигравший серию царапанья голос.

- На что прекрасная дама…

- Кого ты называешь прекрасной! – возмутился другой голос.

Снова царапанье.

- На что не слишком прекрасная дама протянула пленнику для поцелуя белоснежную руку и ответила нежным голосом!

- «О, старый добрый друг! Прости нас! У нас нет другого выхода!»

- А принц Офелин поспешил вмешаться: «Я рад бы сказать, что выход есть!» И на его глазах появилась непрошенная слеза…

- Вызванная неумеренным потреблением незрелых слив! – радостно заложил принца один из голосов. Снова царапанье.

- Принц смахнул слезу…

- Она совершенно беззвучно упала на ржавую тюремную решетку…

- И продолжил: «Ты совершил ошибку, наш добрый старый друг. Не стоило тебе противиться превращению нашего доброго короля в вампира. Но раз уж такая беда случилось – у нас нет другого выбора. Пусть он правит».

- «И пусть никогда над его могилой не проливается святая вода,» - подхватила леди Гамгулина, - торжественно провозгласил голос-помощник.

- Принц Офелин будто и не слышал слов своей верной подруги…

- Это кто тут верная!

Снова царапанье.

- Принц Офелин продолжал, озвучивая тайные мысли, которые давно не давали покоя его чистому честному сердцу…

- Это кто тут честный!..

Царапанье.

- «Я не должен править. Я туп, недальновиден,  склонен к перманентной истерии и падок на дешевую лесть,» - говорил сам себе принц Офелин. [краткое царапанье после слова «дешевый»]  «Печально, что мой старший брат погиб при столь странных обстоятельствах; видят боги, я сделал всё, чтобы сохранить ему жизнь. Пусть он правит и после смерти! Вампир на троне, собственно говоря, намного лучше, чем призрак. Стал бы мой брат привидением – придворные бы промахивались, целуя ему туфлю в знак почтения».

- Леди Гамгулина выразила свое согласие кивком; ее нежная грудь вздымалась от волнения, взгляд принца Офелина, до той поры рассеянный, скользнул по белоснежной коже и лебединой линии плеч его верной [царапанье] прекра…[сильное царапанье, завершившееся негромким стуком] дамы, и…

Дон Текило прошел по лаборатории, увидел полупрозрачный силуэт отдыхающей Ядвиги; сел рядом на пол, скрестив ноги, и приготовился внимать захватывающему рассказу.

Три крокодильчика из снежно-белого нефрита, каждый приблизительно восьми дюймов в высоту. Расставленные на лабораторно-магическом столе прямо перед ли…мордой Ядвиги фигурки не обратили внимание на увеличение аудитории, самозабвенно мутузя друг дружку каменными малоподвижными короткими конечностями и буквально выцарапывая право продолжить повесть о принце Дацкого замка.

- «Ты только представь,» - с рыданием в голосе воскликнул Офелин, - наконец, выговорил один из трех крокодильчиков, отчаянно стараясь держать закрытыми пасти рассказчиков-конкурентов. – «Благодаря превращению в вампира мой брат первый раз в жизни станет законодателем мод! Сколько мы сможем заработать на белой пудре и алой помаде!»

- «Прошу прощения,» - проговорил пленник, - вывернувшись из зажима, подал голос третий из крокодильчиков. – «Но вампир останется вампиром, в какие бы тряпки вы его не нарядили. Поверьте, осиновый кол – это самое лучшее, что вы можете сделать для своего старшего брата. Осиновый кол, мое заклинание – и да здравствует, как говорится, король Офелин.»

- «Нет! нет! нет!!!» - зарыдал принц, - «Я не хочу править!» Вмешалась леди Гамгулина: «Мы придумали идеальный вариант. Никто не знает, что король обратился в вампира. Только ты. Поэтому тебе выпала честь стать первой жертвой. А потом мы скажем, что у короля обострение магической болезни, и ему необходимо время от времени пить кровь простого народа. В конце концов, нас и так зовут кровопийцами, зачем разочаровывать подданных!»

Совершенно очарованный рассказом, дон Текило выслушал, как леди Гамгулина легко убедила принца в том, что принесение неудачника-колдуна, пусть и старого доброго друга восхитительной [царапанье] аристократки [снова царапанье], в жертву восставшему вампиру есть наиразумнейший шаг.

- «Бери же сей кинжал!» - вскричала леди Гамгулина, - «Зачем?» - не понял Офелин, - «На всякий случай! Держи его, храни! И не теряй, как прочие орудия возмездья!!!» - самозабвенно вещал Оракул тремя визгливыми голосами.

Потом Оракул поведал, как принц, не желающий вступать в права наследования, и его дама организовывали торжественное мероприятие. Смысл мероприятия терялся в периодически возникавшем царапанье крокодильчиков, которые истово спорили из-за того, чья очередь о чем рассказывать. Как дон Текило уловил между неуклюжими попытками толкнуть негнущимся хвостом собрата по артефактной жизни, речь шла о чем-то наподобие коронации, а может быть – и очередного юбилея коронации, когда король должен был появиться  на публике впервые после долгой тяжелой болезни. Причина болезни короля не уточнялась. Правда, житейский опыт подсказывал дону Текило, что в страданиях почившего родственника принца Офелина не последнюю роль сыграли уже упоминавшиеся незрелые сливы.

- Приближалась полночь, - солидно возвестил первый из Оракулов. – Час воров, вампиров и оборотней.

- Торжественная зала Дацкого дворца была украшена в соответствии со значимостью торжественного момента. Сотни свечей горели в бронзовых шандалах, флаги поверженных воинами Даца врагов свисали пыльными тряпками с закопченного потолка, - проговорил второй Оракул. Теперь, когда дон Текило смог рассмотреть их поближе, он заметил, что этот  крокодильчик немного отличается от своих нефритовых собратьев. Да и от натуральных, плещущихся в ручьях и болотах далекой Иберры, тоже: у второго Оракула были большие, навыкате глаза. Хорошо хоть, не моргающие.

Пока дон Текило рассматривал глазастого крокодила, тот успел поведать о странствиях вокруг сторожевой башни Дацкого замка ручного сокола условно покойного монарха, его душевных терзаниях, охоте на мышку-полевку и особенностях пищеварения. Что поделать – каждая из частей Оракула жила в жутчайшей, крокодильей по своей беспощадности конкуренции с остальными двумя.

- Придворные встретили его величество нижайшими поклонами и заверениями своей преданности.

- По залу прокатилась легкая волна недоумения: король бледен? Король пользуется косметикой? давно пора! Его величеству не доставало шарма легкой испорченности и пришепетывания… Но не успели аристократы, советники, герои и их дамы обсудить все подробности новой дворцовой моды, двери распахнулись и стража ввела старика – того самого, из подземелья. «Придворный маг!» - зашептались по углам, и начали обмениваться мнениями, чего такого сотворил этот старик с отвислой нижней губой, всегда бравировавший своей независимостью и протертыми рукавами единственного приличного костюма,  - в чем же провинился придворный маг, спрашивали друг друга придворные, что сейчас его ввели в торжественную залу в цепях и под конвоем?

Тут завещавшийся  Оракул забыл об осторожности, за что и поплатился – нефритовый братец начал раскачиваться, примерился – и сшиб говоруна с лап. И тут же начал изрыгать репортаж о событиях в Дацком замке сам:

- Принц Офелин торопливо зашептал на ухо королю – видимо, перечислял прегрешения бывшего придворного мага. Но король, к удивлению всех присутствующих, не стал его слушать. Король внезапно поднялся на ноги – все только ахнули, настолько красивым, стремительным и изысканно совершенным было это простое движение; с неуловимой быстротой шагнул навстречу старику…

19
{"b":"170734","o":1}