ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- …вознесемся! – кричал, стуча молотком, судья Бруно. Патриарх дребезжащим голоском имитировал хор божественных агнцев.

«Убить их, и поскорее…» -  тоскливо подумал секретарь суда. Мэтр Адам телепатнул в ответ: «Убьешь – кто их заменит?» Секретарь и маг встретились печальными взглядами и почувствовали редкостное по нашим прагматическим временам единение душ…

Пользуясь вселенской суматохой, воцарившейся в зале суда, дон Текило украл у близстоящего тюремщика ключи от своих кандалов, острожно, вдоль стеночки, прокрался к выходу, демонстрируя виноватую улыбку, отвесил общий поклон, сделал дюжину шагов назад, отпер дверь… И отлетел обратно, повинуясь инерции, которую иберрцу придал сурового вида господин. Этого господина, порылся в памяти дон Текило, почесав для надежности лысинку, он уже видел. Тогда, в магистрате Анжери, сей громила пытался изрубить отважного дона двуручником, защищая жизнь и честь своего государя.

- Что… ЧТО ЗДЕСЬ ПРОИСХОДИТ? – громогласно возопил капитан королевской охраны.

Дворяне и прочие присутствующие резко присели, тщась спрятаться от командирского гнева. Патриарх самозабвенно выводил что-то типа «Славься! славься!», пока судья Бруно де Флер не ткнул его под коленку. Старичок рухнул на свое кресло и сквозь слезы счастья посмотрел на окружающий мир.

- Мой повелитель, - весомо проговорил господин с двуручником (на самом деле, меча при нем сейчас не было; оружие, пыхтя от натуги, волок на юных плечах сопровождающий капитана паж), придерживая дона Текило за плечо, - желает знать, как происходит суд над этим оскорбителем нравственности и попрателем законности.

Дон тихо восхитился, как шибко  и ловко воинственный господин справился со словом «попратель». Красивое, однако, слово! Такое живописное и ядреное…

- Вы уже вынесли ему приговор?

Его милость судья Бруно загрыкал-зафыркал, что они приступили к изучению материалов дела. Секретарь суда отвлекся от садистских фантазий, попытался приглушить чувство симпатии, которое расцвело в его холостятской душе в адрес мэтра Адама, и зашуршал пергаментами, подсовывая господам судьям протоколы и доносы.

В этот момент в зал вломился комендант Буше. С охапкой страусиных перьев. Споткнувшись на пороге, он чуть не упал, выпустив из рук свое сокровище, и головы сидящих поблизости украсились пышными султанчиками.

- Тишина! Тишина в зале!! – заорал главный судья, стуча молотком по столу и секретарю. Но дамы не унимались: увидев, что у соседки перо-то лучше, они принялись вырывать нежданно свалившийся на них аксессуар друг у дружки, создавая панику и тихонько визжа от злости и восторга.

- Тишина! Тишина в зале!!! – вопили и судьи, и капитан королевской охраны, и секретарь, но публика окончательно расшалилась.

- Суд удаляется на перерыв! – наконец, сдался господин де Флер.

Пальчиком поманил ожидающего распоряжений хозяина слугу и велел увести подсудимого обратно в камеру, а ему, судье, доставить ему пук перьев, побольше, побольше. Будем в перерыве экспериментировать, однако.

Так закончился первый день заседания по делу дона Текило.

Серая крепость. Месяц Посоха

На утро заседание продолжилось. Бледный секретарь со скорбью в голосе объявил о замене в судейской команде: в связи с отбытием господина Брдрфрмрского на подвиг с драконом и недомоганием временно свалившегося с северной башни  бароном де Флером, нынче третейские обязанности будет исполнять господин Жан-Клим дю Блон, капитан дворцовой охраны. Милости просим!

Злой, как голодный пес, невыспавшийся мэтр Адам обвел пристальным взглядом почтеннейшее и благороднейшее собрание. Буквально пять минут назад у господина мага состоялся пренеприятнъый разговор с коллегой Панчем. Смысл беседы, если передать коротко, состоял в вопросе: почему мэтр Адам, как последняя свинья, должен работать, напрягать свои способности, слушать мысли преступника, свидетелей и прочих, выясняя, кто лжет, кто говорит правду, а мэтр Панч в это время, опять же, как последняя свинья, нажирается эльфийскими винами?

Мэтр Виг, в апартаментах которого происходила ссора, попытался вмешаться, объясняя, что оба его молодые коллеги по Магическому Искусству просто не могут быть последними свиньями одновременно, и вообще, свиньи не работают, а криптозоологи мыслей не читают; мэтр Адам вспылил и чуть не врезал каждому  по мозгам. Фигурально выражаясь. В последний момент спохватился, со скрежетом и посвистом нейтрализовал готовое сорваться имбецилизирующее заклинание, и просто наорал на двух душевно понимающих друг друга криптозоологов. Мэтр Панч пообещал исправиться. Мэтр Виг… посоветовал испытанное народное средство для восстановления душевного равновесия… Нет. Не выпивку. Он еще один способ, оказывается, знал.

Мэтр Адам коротко посоветовал Вигу убираться, куда подальше. На скромный вопрос, куда ж податься смиренному узнику Серой крепости, когда до официального освобождения еще год с лишним, мэтр Адам вспомнил о бароне Бруно. Господин судья изволил доставить массу хлопот минувшей ночью, после того, как в очередной раз убедился в коварстве земных сил притяжения. Разбиться насмерть при испытании на скорую руку склеенных из страусиных перьев крыльев не получилось – и в северной башне было всего три этажа, и как раз под ней располагался крепостной пруд. Господин де Флер отделался уязвленным самолюбием, несколькими синяками, наглотался ила и живых мальков.  Потом устроил бешеный, катастрофический, неистовый разнос коменданту Буше, дескать, что за мерзость у них под стенами-башнями, да почему воздух не достаточно плотный, господина судью поддерживать в полете отказался… Ночью не уследивший за судьей господин Буше нахрюкотался валерьянки, поплакался в плечико жене, и с утра пораньше приходил терроризировать мэтра Адама просьбами, можно ли как-то исправить сложившуюся ситуацию. нет, помилуйте, не перелопачивать глубокоуважаемые мозги господина барона, а утяжелять воздух. ну, наверняка ведь можно  хотя бы попробовать…

Виг, услышав предложение Адама позаботиться о самочувствии страдающего от ночного экспериментирования господина судьи, мерзко захихикал и поскакал исцелять недужное создание.

Мэтр Адам придирчиво проследил, как рассаживаются на скамьях дамы и господа. Мэтр Панч, скотина криптозоологическая, сел почти у самого выхода и… Маг-телепат прищурился: на руках специалиста школы Крыла и Когтя сидела зверюшка. Унылая собачка, серенькая, с вислыми ушами, с кругленьким пузиком. Мэтр Панч ласково поглаживал псинку, и на пристальное внимание коллеги поспешил выдать мысленный аналог известной песенки. Фальшиво. Фальшиво и в смысле исполнения, и в смысле искренности мыслей. Надо бы с тобой, зоологический ты наш, разобраться… Жаль, времени нет.

Дамы и господа перестали шушукаться, сурово посмотрели на высокую худощавую даму в траурной вуали, опоздавшую к началу заседания, и приготовились наблюдать за свершением правосудия.

- Подсудимый, - откашлявшись, сурово вопросил господин дю Блон. – Назовите свое имя,  сословие и подданство.

- Дон Текило Альтиста. Дворянин. Подданный Иберрской Короны, – скромно ответствовал иберрец.

Господин Жан-Клим бросил пронзительный взгляд на сидевшего неподалеку мэтра Адама. Маг прикрыл глаза  и утвердительно кивнул, подтверждая, что заявление является истинным.

- С какой целью прибыли в королевство Брабанс? – чуть менее сурово спросил господин дю Блон. Командир королевской охраны, оказывается, умел тонко чувствовать социальные нюансы – одно дело бродяга без роду без племени, другое дело – дон. Да еще иберрский.

- Спасался от викингов. Меня захватили в плен, и пришлось приложить массу усилий, чтобы спасти свою честь и жизнь.

Мэтр Адам нахмурился. Усилие – и маг проник в воспоминания подсудимого, увидел, как две воительницы привязывают его к дереву, как какая-то на редкость уродливая молоденькая горбунья поигрывает кинжалом, требуя ответов на свои вопросы, как из бездонной темноты ужаса пережитого надвигается черная, заросшая бородой до самых бровей, физиономия дикого викинга…

49
{"b":"170734","o":1}