ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Этот символ — знак земли, — медленно говорила Мэг. — Это знак плодородия, — А это — знак крови.

Шерил плакала. Я очень хочу выйти за тебя, Стивен, безмолвно клялась она. Хочу выйти за тебя завтра же. Хочу спать рядом с тобой каждую ночь.

Но ее жизнь заканчивалась. Здесь, на самом верху овеваемого ветром утеса, безумная женщина готовилась отнять у нее жизнь.

Она должна попытаться спасти себя. Она должна заговорить, выиграть время.

— Ты раскрасила и Эмму Лоуч?

Шерил старалась говорить спокойно, словно дружески беседуя, сдерживая истерику.

— Эмма, Эмма, да, бедная самоуверенная шлюха! Если бы только я подождала. Мне следовало бы знать лучше О'Лира. Бедная Эмма. Да, на ней тоже были знаки. Но прилив смыл их. Ей незачем было умирать, потому что ее сын был не от Стивена. Я ошибалась и напрасно сделала это. Без всякой пользы богу.

— Мэг, а мой муж? Джон Гэндон?

Старая женщина замерла, потом отложила маску в сторону и сказала:

— Он видел меня, понимаешь? Он стал всему свидетелем. И я притворилась, будто хочу броситься в море, покончить с собой. Он попытался остановить меня. И я подтолкнула его легонько. Он полетел как перо. Эта мне Эмма Лоуч! Если бы она не была лгуньей, мне не пришлось бы убивать юношу. Но тогда у меня не было бы тебя, Шерилин, девочка.

Озноб колотил Шерил.

— Что ты имеешь в виду, Мэг?

Старуха рисовала солнце вокруг ее пупка.

— Ах, ты была превосходна, девочка. Свежая, чистая и красивая. Я сразу поняла, что Стивена тянет к тебе. Но он с его моралью и ты со своим горем как бы составляли два полюса. Я должна была соединить вас.

— Чай? — переспросила Шер.

— Да.

— Стивен думает, что ты просто хотела помочь мне справиться с горем.

— О'Лир — замечательной доброты человек и хороший мужик. Его сын тоже станет отличным мужчиной. А теперь, когда жертвоприношение пройдет как надо, жизнь вновь преобразится. Урожай станет обильным, год плодородным. Мужчины снова найдут себе работу, и им будет чем кормить семьи. Все, что могу, я для этого сделала и сделаю!

— Мэг, Мэг! А что было с Мартой?

— Марта Стоун! Похотливая шлюха! Она не заслуживала смерти, которой умерла. Стивен не любил ее. Ты не возвращалась, и я должна была освободить его от ее глупых притязаний. Нам нужен был наследник и невеста, чтобы напитать землю.

— Мэг, ты должна меня отпустить. Ты ошибаешься, — начала лгать Шерил. — Крис — сын Джона Гэндона. Ты опять зря потеряешь время.

Мэг потрясла головой.

— Ну что ты говоришь, девочка! Он вылитый отец. Это видно невооруженным глазом.

— Да нет же, Мэг! Вовсе нет!

— Ш-ш-ш! — Старуха поднесла палец к губам, потом распустила волосы Шерил по камню. — Теперь приступим к ритуалу, девочка.

— Нет!

О, Стивен, я люблю тебя, безмолвно клялась Шерил. Если только я вернусь, то ухвачусь за счастье обеими руками. Не позволю ничему встать на моем пути. Я буду сильной и добьюсь твоего понимания.

Мэг надела свою маску. Ее напев зазвучал громче и стал пронзительным, как ветер.

— Кэйра, кэйра, кэйра...

— Что? — вскричала Шер.

Мэг замолчала и с раздражением опять сорвала маску.

— Шерилин Гэндон, я отточила мой нож, чтобы все прошло быстро и безболезненно. Теперь ты должна помолчать.

Вот оно, то слово, которое преследовало ее на протяжении восьми лет. Слово, которое прошептал Джон, прежде чем умереть. И вот-вот она воссоединится с ним в смерти.

— Кэйра! Мэг, что это означает? Это же не гэльский?

Старуха хихикнула:

— Нет, это не гэльский. Это еще более древнее слово. «Кэйра» означает «осанна» — слава великому богу, богу-быку Гала, который дает нам урожай, который кормит и поит нас. Вот почему мы в благодарность приносим ему жертву!

— Мэг, ты не должна делать этого! Что, если об этом узнает Кен? Мне кажется, он уже подозревает тебя.

Губы старухи задрожали:

— Я должна сделать это и для Кена. Неужели не понимаешь? Для всех!

Через минуту Мэг перережет ей горло, и, когда земля впитает ее кровь, безумная старуха сбросит ее тело с утеса в волны.

Шерил закричала опять, когда Мэг возобновила свою песню. Отбросив кисть, она сунула руку в складки плаща. Потом подняла руку, сжимавшую теперь нож. Огромный, с широким лезвием, сверкающий в лунном свете...

Обнаружив, что Шерилин нет рядом, Стивен выругался и отправился на ее поиски. Когда же он нашел Криса, игравшего около киоска Кена Кули, то запаниковал по-настоящему.

— Крис, где мама? — резко спросил он.

Глаза мальчика расширились:

— Она же была с тобой.

— Но сейчас ее нет.

К ним подошел Кен.

— Стивен...

— Ее нет.

— Шерил?

— Да, господи, Шерил!

— Подожди, не паникуй! Может, она любуется танцами или слушает музыку...

— Да нет же! Ее нигде не видно!

— Что случилось? Что случилось? — спрашивал Крис, готовый расплакаться.

Стивен проглотил ком в горле, расстроенный тем, что встревожил ребенка.

— Ничего, ничего. Просто я хочу найти твою маму. Крис, оставайся здесь с мистером Кули. Не отходи от него. Ты меня понял?

Стивен торопливо осмотрел толпу. Увидел Барта и Сэма, пьющих темное пиво у одной из стоек, потом Старого Кена, счастливо смеющегося и катающего на плечах хохочущую девчушку.

Он увидел почти всех своих соседей, мэра, даже Джудит и Гарри Лэмб, пробующих тушеную баранину. Он слышал смех и ощущал жар костра. Языки его пламени плясали и вздымались под ветром. Но он нигде не видел Шерил и вдруг сообразил, что не видит и Мэг.

В ярости он повернулся к Кену, схватил его за плечи и прижал к стенке будки.

— Твоя мать, где она?

Кен Кули побледнел.

— Нет, Стивен, она ни за что...

— Поэтому ты оставил куклу у Шерил. Ты знал! Черт бы тебя побрал, ты знал!

Кен затряс головой.

— Ладно! Ладно! Куклу я действительно положил. Я хотел, чтобы она уехала. Я ревновал. Потому что она встречалась с тобой!

— Оставайся с Крисом, — отрывисто бросил Стивен и побежал, рассекая толпу.

Он знал направление. Мэг могла быть только в одном месте — на утесах.

Стивен клял себя последними словами. Шерил надо было приковать к себе наручниками, привязать. Нет, не нужно было привозить ее сюда вовсе! Он должен был сделать что угодно, чтобы заставить ее уехать. А он влюбился безоглядно. Эгоист, зная, что поблизости таится опасность... Боже всемогущий! В его собственном доме!

Он даже не представлял себе, что лес здесь такой густой. Луна освещала ему путь, но ветви, казалось, тянулись к нему, хватали и удерживали его, словно они были призрачными пальцами фантастических созданий, чьи голоса слились в реве ветра.

Наконец он увидел фигуру в черном плаще и рогатой маске бога-быка. Что-то сверкнуло в темноте. Нож! Его лезвие отразило лунный свет.

На каменной плите, служившей грубым подобием алтаря, лежала Шерил. В ночной темноте мерцало ее обнаженное тело. Тело, покрытое жуткими символами.

Рука с ножом начала подниматься.

Шерил не могла отвести глаз от сверкающего лезвия. Она пыталась закричать, но рыдания заглушили ее вопль. Нож еще раз сверкнул, падая вниз. Но он не коснулся горла Шерил. Она услышала, как закричала Мэг, как глухо упало на землю тело старухи.

— Брось нож, Мэг! Брось!

Шерил не была уверена в реальности происходящего. Вокруг все было в тумане. Но Стивен здесь! Она узнала его голос. Она никогда уже не забудет его голос.

— Шерил... Шер...

Он был рядом, его ладони сжимали ее щеки, он вглядывался в ее глаза. Она не могла даже шевельнуться. Стив ловко разрезал стягивавшие ее кожаные ремни, торопливо скинув свой свитер, натянул на нее и крепко прижал Шерил к себе.

— Любимая!

— О, Стивен! — Она трогала его, отчаянно желая убедиться, что он не плод ее воображения. — О, Стив, я хочу выйти за тебя замуж. Завтра, сегодня, сейчас. Я почти отказалась от замужества, не подозревая, как отчаянно я хочу его, пока не потеряла все.

27
{"b":"170753","o":1}