ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что же они с тобой сделали, Ари? — тихо спросила Надж. — Как мне тебя жалко!

Его загустевшие брови грозно сошлись на переносице:

— Жалость-тo прибереги — самой пригодится. По тебе ведь плакать некому будет!

Он засучил рукава, обнажив мускулистые волосатые ручищи.

— От вашего логова в горах осталась только кучка пепла. А ваши недоноски один за другим попадают в аварию, несчастный случай за несчастным случаем. Вот беда-то какая! Вы двое у нас последние на очереди! Но вам тоже недолго мучиться осталось. Мы вам теперь поможем.

Ирейзеры развеселились, и плечи их заходили ходуном от хохота.

Надж лихорадочно пыталась осмыслить услышанное: вся стая погибла? Кроме них с Клыком никого не осталось? И дом их сгорел?

Она разревелась. Пыталась приказать себе остановить слезы, но не могла. И рыдала, как беспомощный младенец.

Беспокойно оглянулась на Клыка, но он молча, с крепко сжатыми челюстями и кулаками, неотрывно следил за Ари.

— Заливай, трепло, — процедил он сквозь зубы.

Крупные, выразительные глаза Ари сузились.

— Трепло, — тихонько повторила Надж и сама себе не поверила. Она почти такая же храбрая, как Клык. Вся стая погибла? Этого не может быть! Вранье!

— Считаю до трех, — спокойно произнес Клык. — Раз…

Ари рванулся на Клыка и схватил его за плечо.

— Заткнись!

— Два! — Клык удержал равновесие.

Надж рывком подалась вперед, изо всех сил боднув головой в грудь второго ирейзера.

От неожиданности тот пошатнулся, оступился и полетел навзничь прямо на острые трехдюймовые шипы кактуса чола. Никогда еще Надж не слышала музыки слаще его озверелого воя.

Еще секунда — и Надж зависла в воздухе, слепо надеясь через мгновение увидеть рядом с собой Клыка. Не глядя, куда придется, она ногой успела лягнуть Ари. Тот схватился за шею, задыхаясь и отчаянно кашляя.

Клык подпрыгнул, схватил ее за руки и с силой крутанул, запуская дальше вверх, в спасительную вышину. Но не могла же Надж его бросить. Она расправила крылья и, хлопая ими изо всех сил, старалась держаться поближе к земле.

— Ты сейчас у меня издохнешь, мутант. — Ари оклемался и, оскалившись, бросился на Клыка, который совсем уже готов был взлететь.

— Скорее, ну что же ты, скорее, — мысленно подгоняла Клыка Надж.

Но тут Ари подтянулся и остервенело дернул Клыка за ногу. Оба тяжело грохнулись на землю. Сплетенные в клубок, они катались по двору так, что даже Надж не могла разобрать кто где. Но вдруг Ари оседлал Клыка и, сидя у него на груди, молотил его кулаками что было сил и куда попало.

У Клыка из носа фонтаном хлестала кровь. Тут третий ирейзер, не торопясь, принялся размеренно бить его сапогом в ребра. Надж казалось, что она слышит глухое уханье — бух! бух!

Ирейзеры все продолжали методично избивать Клыка. Еще удар — и голова его бессильно мотнулась из стороны в сторону. Но тут Надж увидела, как, собрав последние силы, он яростно плюнул кровью прямо Ари в лицо. Ари зарычал от ярости и с такой силой ввинтил в него сразу оба кулачища, что, казалось, у Клыка больше не осталось ни одного целого ребра.

Надж совсем потеряла голову. Это была полная катастрофа. Клыка сейчас убьют, а она только крыльями плещет над верхушками деревьев, да еще на глазах у всего трейлерного городка.

Что делать, что делать? Должен же быть какой-то выход? Ей самой двигать на выручку Клыку вниз? Ирейзеры из нее котлету отбивную сделают… Если бы она только могла…

И тут она вдруг вспомнила о банках краски. Пустые? Полные? Надо проверить!

Никто и глазом моргнуть не успел, а она уже нырнула к земле, подхватила одну из банок и снова взмыла в воздух. Хорошенько встряхнула краску, сдала на несколько футов вниз, прицелилась и с размаху швырнула свой снаряд прямо Ари в темя. С оглушительным свистом банка обрушилась ему на голову. Маслянистая зеленая краска медленно потекла со лба, заливая всю его волчью морду.

Ари заорал и вскочил на ноги, безуспешно протирая глаза — когтистые пальцы только раздирали ему шкуру.

Клык ракетой взвился в воздух. Надж никогда не видела, чтобы кто-нибудь развивал такую сумасшедшую скорость. Она успела запустить вторую банку в еще одного ирейзера, одарив и его шкурой цвета молодой лесной поросли.

Тут краска кончилась, но они с Клыком уже взлетели высоко и оказались вне зоны досягаемости.

Ари успел отряхнуться, но второму ирейзеру, видно, здорово досталось по башке, и он все валялся на земле, то оттирая глаза, то растирая голову. Третий из них, изрядно исполосованный кактусами, все никак не мог выпутаться из колючек. Живого места на нем не было.

— Убью, замочу гадов-мутантов, — орал им вслед Ари, размазывая по роже краску, кровь и слезы и клацая в бессильной злобе зубами.

— А сам-то ты кто, не мутант? — мстительно бросила ему с высоты Надж. — Посмотри лучше на себя в зеркало, волчонок.

Ари запустил руку в карман и вытащил ствол. Надж и Клык что есть сил рванули вверх. Пуля просвистела в сантиметре у Надж над ухом.

— Промазал, — выдохнула она облегченно.

Вскоре они уже чувствовали себя в безопасности, в родной стихии высокого синего неба. Какое-то время оба летели молча, и каждый думал о своем.

— Прости меня, Клык, — виновато начала Надж. — Это из-за меня тебе так досталось.

Клык плюнул кровью и долго следил, как плевок падает на землю:

— Да брось, не виновата ты ни в чем. Ребенок ты у меня пока — вот тебе и весь сказ.

— Полетели домой, — попросила Надж.

— Куда? Они же сказали, что дом сгорел. — Клык с трудом шевелил разбитыми губами.

— Я про пещеру нашу, у ястребов, — тихо ответила Надж.

45

Ангел не отрываясь смотрела на Джеба Батчедлера.

Она знала, кто он такой. Последний раз она видела его, когда ей было четыре года, но хорошо помнила его лицо и улыбку. Она помнила, как он завязывал ей шнурки на ботинках, играл с ней в прятки и делал ей воздушную кукурузу. Она помнила, как однажды упала и разбила коленку, а он подхватил ее на руки и баюкал, пока она не успокоилась. И уж конечно, она помнила все рассказы Макс о том, как Джеб спас их от коварных белохалатников, как заботился обо всей их стайке и о том, как он потом пропал, и как все они были уверены, что он умер.

Но он был жив. И он был здесь, рядом с ней. Наверное, он вернулся, чтобы снова ее спасти. Надежда загорелась у нее в глазах. Ангел готова была броситься к нему, прижаться, обнять.

Подожди-подожди! Подумай! Что-то тут не так!

Она не могла прочитать ни единой его мысли — он был полностью от нее закрыт. Такого еще не случалось, чтобы она не слышала чужих мыслей. К тому же на нем был белый халат. От него пахло антисептиком. И почему он вообще был здесь, среди этих людей?

Непомерно возбужденный и очевидно перегруженный мозг Ангела явно не справлялся с таким количеством противоречивой информации. Она сжала голову руками, стараясь разобраться и разложить по полочкам факты реальности и свои воспоминания. Как будто это была трудная задачка со множеством неизвестных.

Джеб наклонился перед ней. Белохалатники, которые весь день гоняли ее по лабиринту, отступили на второй план и словно совсем растворились.

Откуда ни возьмись, Джеб поставил перед Ангелом поднос с едой. На нем аппетитно дымились тарелочки, мисочки, и от каждой поднимался такой душистый вкусный пар, что у нее сразу свело челюсти.

Она уставилась на еду. Мысли совсем перепутались. В условие ее задачи добавились новые данные.

Итак, Джеб теперь был похож на всех остальных белохалатников в Школе. По всему, он переметнулся на другую сторону, на сторону врагов ее стаи. Это раз.

Два: что скажет Макс, когда про все это узнает? Она просто с ума сойдет, на стенку полезет. Ангел даже представить себе страшно, как больно, горько и как тяжело будет Макс узнать о предательстве Джеба.

— Ангел, ты разве не хочешь есть? Я знаю, тебя здесь не слишком-то баловали! — На лице у Джеба написана искренняя забота. — Они рассказали мне, чем здесь тебя кормят. Это ошибка, моя хорошая. Они же не знали, какой у тебя аппетит особенный.

20
{"b":"170755","o":1}