ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нам надо, неужели? — с прохладцей промурлыкала Аэз'ашья, намеренно провоцируя его. — Не думаю, что я нахожусь под твоим командованием, Иллитиан, мои приказы, полученные от Верховного Властелина, ни слова об этом не говорили.

— А что же тогда говорили твои приказы, Аэз'ашья? — едко поинтересовался Иллитиан. — Что-то вроде «следовать за Иллитианом и поддерживать его вплоть до…» О, не знаю, скажем, так: «…до дальнейшего извещения»? Насколько похоже это звучит?

Он заметил, что брови Аэз'ашьи слегка дернулись вверх от удивления, и понял, что его укол был близок к цели. Важнейший текущий вопрос был на самом деле в том, сводились ли другие приказы Векта к тому, чтобы ждать удобного момента для убийства Иллитиана, но даже Аэз'ашья не была настолько наивна, чтобы выдать эту мелкую, но драгоценную информацию. Иллитиан на мгновение взял паузу, пытаясь решить, что следует делать. Он отчаянно хотел как можно быстрее оказаться подальше отсюда, но уйти до того, как Илмея будет стабилизирована, буквально означало смертный приговор, который Аэз'ашья, без сомнения, будет счастлива привести в исполнение. Если силы Хаоса смогут захватить краденые солнца во время Разобщения, тогда в любом случае настанет конец всей Комморре, обреченной утонуть под волной демонической скверны, хлынувшей с небес. Действительно, не было никакого выбора, кроме как идти дальше.

Как только Иллитиан пришел к решению, башня слегка задрожала — мгновенная рябь прошла сверху вниз по всей структуре, указывая на то, что на ней фокусируются мощные силы из иных частей вселенной. Терраса внезапно покачнулась под их ногами и треснула, в ее поверхности открылись дыры, и целые куски отвалились и рухнули вниз, в пылающий ад Гората. Все и повсюду помчались к башням, воины Белого Пламени и ведьмы Клинков Желания толкали друг друга локтями, чтобы скорее добраться к низким ступеням у их оснований. Как и было принято в истинной комморритской политике, Иллитиан и Аэз'ашья возглавили наступление, на время забыв все свои различия и подозрения перед лицом общей угрозы.

За несколькими арками, вделанными в бока башни, открывался просторный зал, со всех сторон окруженный такими же выходами. Основную часть пространства занимал широкий спиральный пандус, который исчезал, уходя сквозь потолок и вниз, в пол. Дульные вспышки озаряли его верх, а из пола под их ногами вылетали куски, выбитые дождем взрывчатых снарядов.

— Вверх! — в унисон закричали оба архонта и повели свои объединенные силы на штурм верхних этажей. Иллитиан мельком увидел сквозь арки, как последние остатки террасы рушатся вниз, а воздух над нею полнится хаотично носящимися по спирали разбойниками, геллионами и «Рейдерами». Иллитиан застрял в башне, по крайней мере временно, пока не найдется другое место для посадки. Он поднял голову и увидел, что на верхней части пандуса толпятся неповоротливые зеленые бронированные фигуры, поливая бегущих эльдаров вспышками выстрелов, словно перед ними открывалась огромная пасть, заполненная клыками.

Вереница взрывов, будто удар кнута, прошлась по теневому полю Иллитиана. Вокруг каждого места столкновения растеклись чернильно-темные пятна энтропийных энергий, которые рассеяли энергию выстрелов в пыль и тени. Другие эльдары вокруг него были не так хорошо защищены и взорвались, как ярко-красные сверхновые, когда масс-реактивные снаряды пробили их тела. Натиск эльдаров на мгновение замедлился, когда те, кто достиг верха пандуса, дрогнули под обстрелом.

Аэз'ашья вырвалась из колеблющихся рядов, как быстро движущееся размытое пятно, что, казалось, огибало хлещущие потоки взрывчатых болтов сверху, снизу и сбоку, как если бы они были неподвижны. Она прыжками поднялась по пандусу и исчезла среди толпы звероподобных воинов Хаоса. Линии их огня начали скрещиваться в тщетных попытках угнаться за ней. Волна быстроногих ведьм обогнала Иллитиана, ринувшись за своей госпожой, и их клинки затанцевали в сложном балете боли.

К тому времени, как Иллитиан и его воины добрались до верхнего этажа, там валялись только подергивающиеся трупы и не было никаких признаков Аэз'ашьи или ведьм. Пандум выходил в центр лишенной окон треугольной комнаты, и в каждом из ее углов начинались новые спиралевидные пандусы, поднимающиеся вверх. Архонт направил несколько групп своих последователей обратно вниз, чтобы они начали прочесывать нижние этажи, но инстинкты говорили ему, что главная битва ждет его еще выше. Взяв основную часть воинов с собой, он выбрал тот подъем, который усыпало больше всего трупов, и устремился вверх. Вскоре сверху до него донеслись звуки боя.  

Глава 23

В логове дракона 

Войдя в изогнутую дугой трещину во льду, Морр шагал по бурным рекам талой воды, испускавшей тухлый серный запах. Стены вскоре перешли в черный камень, скользкий от влаги, и под бронированными сапогами захрустел щебень. По мере того, как инкуб продвигался дальше, красное сияние впереди становилось все более интенсивным и гнетущим. Гладкие черные стены расширялись, пока он не начал спускаться по неровному склону в огромную пещеру, чьи дальние стены скрывал покров темноты, а пол казался движущимся морем крови. Далекое инфразвуковое шипение заглушало все остальные звуки в подземной полости, издаваемое как будто немыслимо гигантским змеем или громадной толпой, где все бормотали и шептались друг с другом. Морр знал, что и то, и другое верно.

Когда он опустился еще ниже, то обнаружил поднимающиеся со всех сторон огромные столбы из перекрученного базальта, чьи просторные вершины терялись во мраке над головой, но основания были ясно видны. Изгибающиеся подобно змеям потоки алой энергии вились по дну пещеры и вокруг столбов, формируя многомерную кошачью колыбель из живого света. Багряные извивы пульсировали жизненной силой; клубясь, скручиваясь в узлы и двигаясь по сторонам, они бесконечно сплетались друг с другом.

Морр остановился и сжал клэйв обеими руками, готовясь и собирая последние силы для предстоящего сражения. Он знал, что на этот раз с ним будет биться не физический противник, но метафизический. Перед ним, в пещере, находилась манифестация разъяренных мертвых духов Лилеатанира, которая теперь приобрела видимость и сконцентрировалась в разбитом сосуде Мирового Храма. Его собственное восприятие трепетало, мельком воспринимая его то как кольца гигантского змея, то как пенный каскад крови или пылающую реку огня. Инкуб был менее песчинки по сравнению со всеобъятной мощью мирового духа. Он мог причинить этой сущности не больше вреда, чем комар может причинить слону.

Единственным преимуществом на стороне Морра была композитная природа его врага. Мировой дух объединял в себе психическую энергию всех живых существ, какие только попали в матрицу Лилеатанира в момент своей смерти — экзодитов, птиц, зверей. Получившаяся в результате гештальтная сущность была первобытна и примитивна, и двигали ей инстинкты, в которых желание заботиться сменялось тягой к разрушению. Эти инстинкты подвигнули мировой дух к драконьему аспекту его натуры, но всегда были и бесчисленные духи, которые толкали его в мириадах иных направлений. Это была слабость, и ее можно было использовать.

Он поднял руку к своей вешалке для трофеев и снял с нее шлем инкуба, который забрал возле храма Архры. Казалось, этот бой был очень давно, такой важный тогда, такой тривиальный сейчас. Морр на миг вгляделся в безликую маску, вспоминая, потом повернул окровавленный шлем другой стороной и медленно опустил его на собственную голову. Сидел он неважно, внутренние сенсоры плохо стыковались с боевым доспехом, медный запах запекшейся крови бил в ноздри, но Морр не обращал на это ни малейшего внимания. Когда он примкнул шлем, на него нахлынуло ощущение целостности и полноты. Свирепо ухмыльнувшись под маской, он поднялся на скалистый уступ, раскрутил свой клэйв так, что тот ярко засверкал в багряном свете, и крикнул:

— Я вернулся и снова бросаю тебе вызов! Иди сюда! Иди и померься со мной в ярости! Никогда не прощать! Никогда не забывать! Архра помнит, а теперь будешь помнить и ты!

66
{"b":"170761","o":1}