ЛитМир - Электронная Библиотека

Никита Панин начал было раскрывать рот, чтобы дать прямой ответ майору Вальтеру на его вопрос, сказав, что люди, по мнению коррелян, лишены возможности свободного перехода из одного мира в другой. Но в этот момент Никита вспомнил детали последнего разговора, в ходе которого благочинная Зиятт выясняла отношения со своей дочерью. В том разговоре она не употребляла слов, которые прямо говорили бы о не способностях человека совершать переходы в параллельные миры. Как сейчас не пытался Никита, он так и не смог вспомнить той фразы этой благочинной коррелянки о способностях человека в этой связи.

Но Никита хорошо помнил о том, что в том разговоре благочинная Зиятт так прямо не заявляла о том, что люди начисто лишены такой возможности, как свободно переходить из одного мира в другой. Чтобы выяснить ситуацию по этому вопросу, ему следовало бы в первую очередь переговорить со своей Апровель. Взглянув на майора Вальтера и увидев хитрый взор его прищуренных глаз, до лейтенанта Панина дошла мысль о том, почему именно сейчас майор Вальтер завел с ними разговор на эту тему.

Видимо, и майор Вальтер по выражению юношеского лица догадался о ходе его мыслей. В ответ он усмехнулся краюшками своих губ и сказал:

— Правильным путем идешь, лейтенант! Без Апровель мы в этом вопросе не разберемся. Я бы мог и сам с ней переговорить, но полагаю, что ты с этой коррелянкой быстрее сможешь найти общий язык. Не забывай только об одном, что ты речь поведешь о реальном спасении нескольких десятков, а может быть, и сотен тысяч людей. Так, что парень не откладывай дело в долгий ящик, а иди к Апровель и прямо сейчас начинай с ней этот разговор.

2

Благочинная Зиятт была прямо-таки ошеломлена тем, когда порог ее нового жилища внезапно переступила дочь Апровель, ведя за руку за собой своего друга, землянина Никиту. Она несколько секунд наблюдала за тем, как дочь осторожно поддерживала и направляла Никиту, который совершенно не ориентировался в этом новом для себя пространстве.

Парень доверчиво, но слепо следовал за ее дочерью. Апровель подвела его к низкой лавке с высокой спинкой и осторожно усадила своего парня на эту лавку. Почувствовав твердую опору, Никита несколько расслабился и откинулся на спинку лавки. По-видимому, в этот момент некоторая доля уверенности все-таки вернулась к парню. Сидя на лавке, он чувствовал себя в относительной безопасности. Только в этот момент благочинная Зиятт поняла, что Никита, видимо, ослеп, он ничего вокруг себя не видел, полагался только на свой слух, обоняние и на ее дочь, Апровель.

Никита Панин сидел на лавке и к чему-то внимательно прислушивался. Он явно ощущал присутствие в помещении третьего существа, но не знал, кто это и не мог определить, что это существо в помещении находится. В этот момент благочинная Зиятт видела в Никите Панине какую-то детскую незащищенность, неуверенность в своих действиях. Она знала, что такое поведение обычно наблюдается у людей, которые родились зрячими, но в результате несчастных случаев потеряли свое зрение и становились слепыми. От этого чувства понимания ситуации у нее тревожно защемило сердце.

Благочинная Зиятт, разумеется, уже догадалась о причинах того, почему этот землянин ничего не видит. Она с некоторой укоризной посмотрела на свою дочь, ей нельзя было так опрометчиво поступать с этим молодым человеком. Взять его за руку и без предварительной подготовки провести его через грань одного мира в другой параллельный мир. Люди — не корреляне и по психологическому складу характера не привыкли к подобным вещам, к путешествиям между мирами. Вот нервная система этого человека сдала, не выдержав испытания. В результате проявленной поспешности Никита потерял зрение при переходе в этот новый для себя мир. Дай бог, чтобы зрение вернулось бы к парню, когда он снова окажется в своем прежнем мире, подумала благочинная Зиятт, но вслух она никак не прокомментировала этого обстоятельства!

В этот момент Апровель поднялась на ноги, подошла к Зиятт, нежно прильнула к груди матери и тихо прошептала:

— Мама, дела землян на планете Республика Троя совсем плохи! Вьеды повсюду побеждают и одно за другим захватывают земные поселения, уничтожая все и вся на своем пути. В боях с людьми инопланетяне подавляют их сопротивление своими десантниками рептилиями. За первые два дня боев они захватили и уничтожили две трети земных поселений. Люди не организованы, не обучены воевать, при том дерутся только за свои поселения! А вьеды окружают эти поселения со всех сторон, ударами с воздуха и из космоса стирают их с лица земли вместе с их защитниками. Гибнут не только мужчины, но и женщины, старики и дети. Одним словом, без помощи извне наши соседи по планете обречены на гибель. Мы им должны помочь, чего бы этого нам не стоило.

— Девочка, ты, видимо, не понимаешь всей сложности ситуации. Корреляне в отличие от людей, не могут воевать с оружием в руках, наши мужчины слабы духом и телом, они могут выполнять только функции производителя. Ни одна галактическая раса, ни одни гуманоиды, с которыми мы поддерживаем контакты, так и не решилась направить свои войска на нашу планету, чтобы противостоять вьедам. Только одна планета была готова своими вооруженными силами поддержать землян на Республике Троя, но и они, похоже, до настоящего момента так и не решились на открытые военные действия против вьедов. А ведь, кажется, это было бы так легко всем гуманоидам вселенной объединиться и общими усилиями обуздать вьедов.

— Мама, что же мы для этих людей можем сделать? Без нас они погибнут, а без них мы выродимся и превратимся в монстров вселенной, способных своим умом целые миры подгонять под свои стандарты и мерки. Ты сама об этом прекрасно знаешь, — и им, и нам нужна новая кровь. Мы во многом подходим друг другу, остается только преодолеть последнее препятствие для того, чтобы у нас с ними могли бы появляться дети и тогда…

— Апровель, не надо мучить себя несбыточными мечтами!

— Мама, это обязательно станет нашей реальностью, Никита не какой-то там уникум, а простой человек. Это означает, что среди людей имеются и другие люди, чьи хромосомы совпадают или частично совпадают с нашими. И только ради одного этого мы не имеем права позволить человечеству Республики Троя исчезнуть с лица земли, погибнув под сапогом инопланетного захватчика. Мы должны им помочь, чего бы это нам не стоило!

— Хорошо, Апровель! Сколько времени в этом мире вы еще пробудите?

— Час или два, но не больше! Никитке совсем плохо в нашем новом мире и я не хочу, чтобы он и дальше так страдал. Этот мир — не для людей! Я должна, как можно быстрее, дать ответ на вопрос майору Вальтеру, чем мы можем помочь людям. Он так надеялся, что люди в нашем новом мире смогут найти себе убежище.

— Доченька, ты не спеши с прямым отказом своему командиру. Дай мне времени, может быть, я и найду мир, который с радостью примет настоящих воинов в свои объятия. Я тогда обязательно свяжусь с тобой по этому вопросу!

Апровель выпустила мать из своих объятий, вернулась к Никите и вкратце рассказала ему о сути своего разговора с благочинной Зиятт.

Зрение вернулось к Панину, как только Никита пересек незримую грань миров и снова оказался в своем мире. Он облегченно вздохнул и, прищурив глаза, первым делом осмотрелся вокруг.

Несколько вьедских штурмовиков бомбили Младене, в центре поселения начали разгораться пожары, в небо с языками пламени поднимались и черные клубы дыма. Многие бойцы батальона вели огонь из легких пулеметов и карабинов по вражеским штурмовикам, но этот огонь был слабым, не организованным и никак не сказывался на действиях вьедских штурмовиков. Они, летая на низкой высоте, повторяли заход за заходом, взрывы энергетических капсул покрывали все большие участи поселения Младене. Все чаще и чаще на землю падали убитыми и ранеными молодые земляне добровольцы.

Не задумываясь, Никита Панин в мысленном диапазоне попытался разыскать сержантов отделений своего взвода. Скрытым телепатом среди них оказался только один сержант Гмых, который сумел-таки услышать своего командира и откликнуться на его мысленный зов:

26
{"b":"170771","o":1}