ЛитМир - Электронная Библиотека

Массивные тела вражеских линкоров лежали в дрейфе, они самыми настоящими монстрами по своим габаритам и размерам, их корпуса имели в длину до километра. А в ширину до двухсот метров. Между прочим, эти боевые монстры не имели общей броневой обшивки, только отдельные, наиболее важные отсеки линкоров были ею покрыты. Отсеки с броневой обшивкой вьедских линкоров горбилась вынесенными на ее поверхность артиллеристскими батареями малого, среднего и крупного калибра эмиттерами, а также десятками торпедных аппаратов, лазерных батарей и батарей антиматерии.

Следует также иметь в виду, что под броневой обшивкой нельзя было бы понимать мощную бронь морских боевых кораблей, которые доживали свой век на морях и океанах многих планет, на которых господствовали вьеды рептилии. Космическая бронь в основном представляла собой простую корабельную обшивку, которая покрывала отсеки вьедских линкоров, в которых проживали, работали особи рептилии их экипажей. Космическая бронь в основном защищала живые организмы от воздействия космического излучения различного вида и различных вариаций.

Эти четыре вьедских монстра находились не рядом с друг с другом, а дрейфовали в полустах тысячах километров друг от друга, чтобы случайным маневром самих себя не повредить и не стать единой целью при атаке кораблей противника. Их бортовые локаторы и сканеры ближнего и дальнего обнаружения безостановочно работали по сканированию космического пространства, по направлению расположения созвездия Альфа Змееносца, откуда ожидалось появление противника.

Только изредка сканировалось космическое пространство, лежащее между линкорами и планетой Республика Троя, так как сканированием этого пространства должны были заниматься станции слежения флотской базы, а также станциями ракетных баз, расположенных на спутниках Беатрис и Виргиния. Может быть, именно поэтому офицеры операторы локаторных станций линкоров не обратили внимания на то, что их мониторы и дисплеи в последнее время постоянно регистрировали пять или шесть энергетических выбросов, перемещающихся в их направлении.

Они забеспокоились по поводу этих энергетических выбросов только тогда, когда операторы станции слежения за космическими объектами, расположенной на спутнике Виргиния, связались напрямую с ними и предупредили о подозрительном характере перемещения этих энергетических выбросов. Одновременно Виргиния сообщила и о том, что дежурные офицеры флотского штаба почему-то перестали отвечать на их вызовы, именно поэтому Виргиния была вынуждена напрямую выходить на связь с вахтенной сменой флагманского линкора «Генок».

Вице-адмирал Улусчек, флагманский командир этой группы линкоров, приказал немедленно проверить информацию, полученную с Виргинии и по выбросам, и по связи со штабом флота. На всякий случай рептилия адмирал объявила боевую тревогу на всех четырех линкорах. Именно в этот момент офицер локаторного поста ближнего обнаружения доложил о том, что наблюдает странные вещи, происходящие с шестью энергетическими выбросами. Они, по его рапорту, было похоже на то, что сами произвели пуск восьми торпед, если судить по тем световым бликам, которые ясно отражались на его мониторе. В ответ на сообщение офицера адмирал Улусчек приказал командирам линкоров выпустить защитные облака, которые были экспериментальными образцами и до этого момента еще вьедами не применялись в боевых условиях.

Офицер вахтенного поста радионаблюдения сообщил адмиралу по интеркому, что головной штаб флота не отвечает на его вызовы, но ответил запасной командный пункт. Дежурный офицер этого запасного командного пункта флота официально проинформировал о том, что восемь минут назад была потеряна связь с главной базой флота. Этот офицер немного помолчал, а затем тихим голосом добавил, что он сам лично наблюдает энергетические удары, производимые по территории флотской базы со спутника Беатрис, второго естественного спутника планеты Ли Йети. Затем он снова вышел в эфир и просил офицера радиосвязи передать вице-адмиралу Улусчеку информацию следующего содержания: «Принимая во внимание факт возможного уничтожения флотской базы на планете Ли Йети, а также возможность того, что противником уничтожен весь командный состав флота вторжения, приказываю вице-адмиралу Улусчеку принять под свое командование все армейские силы и вьедский флот в звездной системе Гаммы Змееносца».

На этом связь с запасным командным пунктом прекратилась. В этот момент снова на связь вышел офицер поста слежения и локаторного обнаружения, который практически орал на своего адмирала:

— Торпедная атака! Нас атакует невидимый противник. Непосредственный контакт с торпедами противника произойдет через четыре с половиной минуты!

Внешне вице-адмирал Улусчек остался спокойным и хладнокровным, сидя в своем кресле на капитанском мостике. Но внутри эта рептилия из рода крокодилов разрывалась на части, адмирал вспоминал свой последний разговор с начальником штаба флота, который ему предлагал пару эскортных крейсеров и десяток эсминцев для охранения его группы линкоров. Тогда он с высоты своего крокодильего роста посмотрел на маленького геккона начштаба и сквозь зубы презрительно процедил о том, что охранения его грозным линкорам совершенно не потребуются. Видимо, этот геккон начальник штаба флота погиб вместе со своими офицерами и вскоре та же участь ожидает и его, вице-адмирала Улусчека.

Но пока флагман адмирал продолжал удерживать себя в руках, он собрал всю свою силу воли в кулак и негромко приказал:

— Артиллерией среднего и малого калибра немедленно поставить огневую противокорабельную завесу в двухстах пятидесяти тысячах километров от нас. Разведке отыскать цель на поверхности Беатрис, ведущую огонь по флотской базе и артиллерией главного калибра ее уничтожить! Всем быть готовыми к появлению кораблей противника!

Вскоре космос в секторе Гаммы Змееносца осветился залпами артиллерией малого и среднего калибра. Огонь начали вести сразу все четыре вьедских линкора, этими залпами выдавая места своего расположения.

Принимая во внимание складывающуюся ситуацию, а также огневую противокорабельную завесу, которая неожиданно поднялась практически перед самой группой ее истребителей, полковник Нанка Зарастра подумала о том, что, слава богу, что позитронные ракеты уже прошли эту завесу, и приказала:

— В атаку, мои девочки и мальчики! Для атаки выбираем только один линкор и его атакуем группой! Желательно, чтобы это был флагманский линкор. Делает только одну атаку, после чего уходим на Беатрис! Но нам нужно очень постараться, чтобы вьеды долго помнили бы нашу атаку. Поэтому мы должны нанести нашей цели, как можно больше повреждений! Одна только атака, мои мальчики и девочки, но вы все должны остаться жить!

Сверкнув яркими вспышками дюз, это вместо гравитационных маломощных движков заработали мощные маршевые двигатели, истребители группы Зарастры практически мгновенно вошли в минигиперпрыжок, чтобы гипертоннелем преодолеть огневую завесу. Через миллисекунду они внезапно вынырнули в середине пространства, похожего на ромб, в котором располагались вьедские линкоры, которые в этот момент покрывались желтыми облаками.

Все шесть истребителей одним прыжком пошли в атаку на вьедский линкор «Мессе», который, к сожалению, не был флагманским, а был ничем не примечательным боевым монстром. Восемнадцать тяжелых противокорабельных ракет, выпущенные истребителями полковника Зарастра, разорвались на внешнем периметре этого защитного облака. Полковник Зарастра громко выругалась по этому поводу, она очень надеялась на то, что восемнадцать баллистических ракет уничтожат этот вражеский корабль, размеры которого не подавались ее воображению. Полковник мгновенно поняла и то, что ее истребители не успеют повторить атаку других вражеских кораблей, окутанных этим желтым защитным облаком. Нанка Зарастра собрала силу воли, чтобы отдать приказ пилотам истребителей о развороте всем вдруг на сто восемьдесят градусов, чтобы войти в гиперпрыжок, уходя на Беатрис для перезарядки бортового оружия.

78
{"b":"170771","o":1}