ЛитМир - Электронная Библиотека

В аналитических записках имперской службы безопасности ни слова не говорилось о родовых кланов Ястребов, Медведей и Муравьев, словно действия развивались в такой реальности, где родовые кланы вообще не существовали. В них также не говорилось, откуда или из каких кланов вышли офицеры технократы, кто их сторонники и почему именно имперские граждане оказались такими кровожадными кирианцами, что потребовали низложения Императора Иоанна военным переворотом?! Меня интересовало, почему имперская служба безопасности не замечает того, что у нее происходило под носом. ЕЕ высшие офицеры точно так же, как и имперский генеральный прокурор Яков, не обратили внимания на попытку покушения в дворцовом комплексе? На моем рабочем столе уже давно лежала информация о том, что сэр Габор, Магистр клана Медведей, станет тем «национальным лидером», о котором говорили офицеры-технократы, в письменном виде изложил свои мысли о том, какой новый порядок он введет в «демократической республике». Будет введена паспортная система и ограничено передвижение граждан по территории республики, введен ценз оседлости и ремесла, запрещена политическая деятельность и свобода слова и печати.

Когда эти вопросы я задал напрямую руководителю аналитической службы имперской службы безопасности, то полковник в гражданском костюме сильно побледнеем, злобно посмотрел на своего заместителя, и пошел писать заявление об отставке.

Встреча проходила в кабинете Филиппа и на ней присутствовали руководители и их заместители отдельных департаментов, служб и подразделений имперской службы безопасности. Филипп хотел уступить мне свое место во главе громадного стола, но я устроился за боковым столиком так, чтобы оттуда наблюдать за его офицерами руководителями, которых он пригласил. После того, как кабинет покинул руководитель аналитической службы, то я уже не говорил, а в основном слушал, что нам с Филиппом рассказывали его подчиненные офицеры. Они производили именно то впечатление, которое, в принципе, я от них ожидал, в большинстве своем выходцы из высших родовых имперских кланов, они в тоже время производили адекватное впечатление. Они прекрасно понимали, что сейчас, когда наступают тяжелые времена для Империи, им нет, и не будет большого доверия с нашей стороны. Некоторые из них потихоньку собирали вещички, а некоторые продолжали служить, как ни в чем не бывало.

Полковник Филипп слишком короткое время руководил имперской службой безопасности, у него еще не сложилось собственного мнения по своим сотрудникам, поэтому он попросил у меня недельную отсрочку, чтобы сейчас не начинать большой чистки аппарата. Что касается меня, то у меня вообще не было намерений залезать в дела своего друга, я только его попросил, сделать так, чтобы к смутным временам имперская безопасность подошла подготовленной и сплоченной.

В данный момент меня интересовала встреча с четырьмя офицами безопасности, которые были вовлечены в разбирательство гибели генерального прокурора Империи. Когда общая встреча с руководством службы Филиппа завершилась, участники встречи разбрелись по своим служебным местам, то в кабинет Филиппа вошли четыре офицера. Я в этот момент стоял у окран и всматривался в панораму столицы, мне хотелось вначале услышать голоса этих офицеров и только затем увидеть их лица. Они гуськом прошли к столу, а которым сидел Филипп, и отрапортовали о своем прибытии. На некоторое время возникла неуклюжая пауза. Филипп знал, что в этот момент я сканировал сознание этих молодых людей на предмет того, в какой степени им можно было бы доверять. Но он не знал о чем дальше говорить с этими офицерами. Закончив сканирование, я подошел к молодым людям и каждому из них пожал руку, этим действием прервав затянувшуюся паузу.

Эти четыре майора оказались умными парнями, они хорошо разбирались общей политической ситуации, складывающейся на тот момент в Кирианской Империи. Они были достаточно свободными офицерами имперской службы безопасности, чтобы прямо сейчас решить на какой стороне сражаться, если возникнет таковая ситуации.

Полковник Филипп нашел себе сотрудников, на которые мог бы положиться в трудную минуту!

* * *

Однажды, мне и Филиппу пришлось целый вечер провести в дворцовом кабинете Императора Иоанна, обсуждая проблему разворачивающегося заговора. Он, как и я, еженедельно получал аналитические записки, подготавливаемые имперской службы безопасности. Когда мы с Филиппом опустились в креслах, стоящие перед его столом, то я со своего места рассмотрел, что одна из таких записок лежит перед ним на столе. Увидев, что мы устроились в креслах, Император Иоанн прекратил чтение записки, снял очки с переносицы и начал пальцами ее массировать. По всему было видно, что Иоанн сильно устал, что он находится на грани нервного истощения и срыва.

Затем Император Иоанн негромко произнес, сказав, что записка интересная, но неполная, в ней ничего не говорится о кирианцах, которые спят и видят себя на императорском престоле. Затем Иоанн стал называть имена этих кирианцев, имперский министр обороны — Ястреб, имперский министр внутренних дел — Медведь, начальник имперского Генерального штаба — Ястреб. Все они являются вернейшими представителями своих родовых кланов. Эти кирианцы по первому указанию своего магистра будут готовы Кирианскую Империю затопить в потоках крови простых кирианцев и «предателей» Империи. Чтобы низложить Императора Иоанна, они будут готовы Империю назвать «демократической республикой», но сделают все, чтобы имперская верховная власть перешла бы в руки их родовых кланов. Сейчас эти оппозиционные родовые кланы планируют руками офицеров-технократов нанести первый удар по Кирианской Империи. По мнению Иоанна, эти молодые офицеры ничего не знают о стратегии переворотов и ведения крупных войн. Они еще не командовали крупными подразделениями войск. С заговором офицеров-технократов можно было бы легко покончить, арестовав заговорщиков или договорившись с ними. Но вопрос в том, что, когда начнется переворот, то в дело вступят другие силы, другие воинские подразделения покинут казармы, выйдут на улицы и поднимут оружие против Императора. Командовать этими подразделениями будут уже опытные офицеры, которые к этому времени научились водить в бой полки, дивизии и армейские корпуса.

После этой беседы Император Иоанн внезапно заболел, где-то сильно простыл. У него появились сильные хрипы в груди, поэтому он отправился лечиться к своей Императриссе, временно передав в мои руки руководство Кирианской Империей.

На меня сразу навалилось такая уйма дел, — заседания имперского правительства, присутствие на слушаниях имперского Сената, аудиенция имперских высших чиновников и придворных сановников и многое другое, что у меня не было времени заниматься заговором и заговорщиками. Основная работа по этому направлению легла на плечи полковника Филиппа, который не жаловался и старался, как можно лучше, делать эту работу и выполнять обязанности руководителя имперской службы безопасности.

* * *

Заседание имперского Генерального штаба было в самом разгаре, в зале, где оно походило, не было ни одного свободного места. С большим трудом мне с полковником Валдисом удалось найти два места в самом дальнем от президиума ряду, на которых мы и расположились. На этот раз я запретил полковнику Герцегу и его небритым гномам сопровождать меня на это заседание Генерального штаба. Полковник Герцег, не смотря на мои увещевания, и слова на то, что здание имперского Генштаба является место сосредоточия имперской власти, что заместителю императора в нем ничто не может угрожать. Только на десятый раз, полковник Герцег злобно, мрачно и вынужденно согласился отпустить меня в сопровождении полковника Валдиса на это заседание имперского Генерального штаба. Он, правда, попытался полковнику Валдису всучить фазерный пулемет, как говорил, на всякий случай, но, когда это дело не прошло, то заявил, что вместе со своими гномами будет дислоцироваться у центрального входа имперского Генштаба. В любом случае охрана Генштаба, при виде моих гномов, была сама вежливость и чуть ли не предложила проводить до зала, но во время вспомнила о своих караульных обязанностях.

25
{"b":"170772","o":1}