ЛитМир - Электронная Библиотека

В президиуме находились два крупных имперских военноначальника, которые и вели это заседание имперского Генерального штаба. Один из них был имперским министром обороны, который своим телосложением напоминал лесного кабана, он был в гражданском костюме и сидел спокойно, не вертелся на своем стуле и ни на кого не обращал внимания. Начальником же Генерального штаба был генерал полковник, щуплого телосложения и который был великой непоседой. Он все время чем-то занимался, что-то писал и постоянно обращался с вопросами к имперскому министру обороны, на что тот мрачно огрызался и старался долго не разговаривать с начальником Генерального штаба.

На заседании обсуждался вопрос расформирования штурмовых бригад прорыва. Когда получил приглашение на это заседание, то я проштудировал всю доступную информацию об вооруженных силах Кирианской Империи. В настоящее время они состояли из пехотных и воздушно-десантных сил, военно-воздушных сии, военно-морских сил, ракетной и противоракетной обороны и, к моему большому удивлению, и военно-космических сил. В общей сложности в имперских вооруженных силах служило более миллиона кирианцев и кирианок. Не смотря на то, что вот уже тысячелетие, как Кирианская Империя ни с кем не воевала, на ее границах время от времени происходили пограничные конфликты.

Штурмовые бригады прорыва предназначались для взлома тяжело укрепленных позиций противника с тем, чтобы войска могли бы выйти оперативный простор. Последний раз штурмовые бригады использовались более пятисот лет назад, когда они прорывали оборону вражеских войск и штурмом брали столицу соседнего княжества Фукус. В то время это княжество осуществляло подрывные действия в приграничных районах Кирианской Империи, поставляя большие партии наркотиков. В ходе боев в княжестве Фукус имперские войска понесли тяжелые потери в живой силе и бронетехнике, но введение в бой бригад штурмовых бригад прорыва с их мощной артиллерией позволило быстро взломать систему оборону княжеской столицы и подавить сопротивление противника. Таким образом, штурмовые бригады завоевали себе право на существование.

Но начальник имперского Генерального штаба генерал полковник Шафер, по всей видимости, плохо знал историю вооруженных сил Кирианской Империи и выступал за их расформирование. Имперский министр обороны с улыбкой, которая зловеще смотрелась на его кабаньем лице, поддерживал мнение своего коллеги. Но мне даже издали было заметно, что его мысли были заняты другими проблемами, а сейчас он хотел, чтобы это заседание, как можно быстрее, завершилось. На заседании Генштаба присутствовало много полковников и генералов, которые не поддерживали мнения своего руководства. Начальник генштаба корпусный генерал Шафер допустил ошибку и дал выступить одному из оппонентов. С места поднялся немолодой уже генерал, который поднялся в президиум и, подойдя к микрофону, начал говорить:

— Господа офицеры, большое спасибо за то, что мне предоставили возможность высказать свое мнение. В последние годы в нашей Кирианской Империи начали происходить непонятные вещи, нарушается система военного строительства, принимаются непонятные и часто непродуманные решения. Вот и сегодня нас собрали для обсуждения важного дела о стратегии и тактике применения штурмовых бригад прорыва. А сейчас выясняется, что обсуждения не будет, так как неизвестно кем принято решение о расформировании этих бригад. За короткое время они убедительно доказали свое право на существование, мощью своей артиллерии прокладывая дорогу к победе пехотным и десантным подразделениям наших вооруженных сил. А что же сейчас получается, наши военные руководители без предварительного обсуждения с нами, приняли весьма спорное решение о расформирования штурмовых бригад, мотивируя принятое решение тем, что Кирианская Империя в дальнейшем не будет воевать, и эти бригады ей больше не нужны. Сегодня в составе имперских вооруженных сил осталось четыре таких штурмовых бригад прорыва, которые следует сохранить только радио того, чтобы вероятный противник знал, что они существуют и всегда могут быть применены. Решение имперского министерства обороны и имперского Генштаба о расформировании штурмовых бригад прорыва скоропалительны и не несут в себе разумного начала. Если штурмовые бригады все же будут расформированы, то пехотные и десантные части вооруженных сил Империи будут нести большие и неоправданные потери в живой силе и технике при тяжело укрепленных фортификационных и укрепленных узлов и линий обороны противника. В заключение хотел бы задать нашему руководству вопрос о том, знает ли и поддерживает ли Император Иоанн решение имперского министра обороны и начальника имперского Генерального штаба?

В этом месте корпусный генерал полковник Шафер отключил микрофон выступавшего офицера, в довольно-таки грубой форме попросил его занять место в зале.

После того, как заседание Генштаба закончилось, и офицеры начали покидать зал, я успел разыскать генерала, который только что выступал с критикой позиций руководства имперских министерства обороны и Генерального Штаба и говорил о необходимости сохранения штурмовых бригад прорыва. Обменявшись парой слов и даже не познакомившись, я пригласил его пообедать вместе со мной.

* * *

Городское такси-флайер быстро доставило нас в небольшой, но уютный ресторанчик, расположенный в деловом центре Сааны. Швейцар ресторана, по всей очевидности, узнал меня, когда мы выходили из такси, и успел предупредить хозяина заведения. Он нас встретил в зальчике, где стояли столики и, расточая любезности, проводил к одному из столиков в глубине зала. Мы с генералом сделали окончательный выбор столика, за которым можно было бы поговорить, не привлекая к себе любопытных глаз посетителей, которых сейчас не было.

Сделав заказ официанту, мы некоторое время просидели молча, посматривая друг на друга. Генерал, видимо, все еще переживал то грубое отношение к нему, которое себе позволил генерал полковник Шафер. Он был мрачен, не улыбался и был погружен в мысли. Мне показалось, что генерал еще не узнал меня и не знал, как в дальнейшем вести беседу и о чем говорить со мной. Тогда я протянул ему руку для рукопожатия и заново представился. По выражению лица моего собеседника было видно, что названное мною имя особо ничего ему не говорило, поэтому генерал продолжал сомневаться и не знал, как он должен вести себя со мной. Тогда я решил особо не прессинговать провинциального генерала и разговор начал с пустяков, о погоде и о слухах, бродивших по столице.

После первой моей фразы генерал, словно очнулся от сна, спохватился и назвал свое имя и звание, бригадный генерал Мольт. Он с удовольствием поболтал со мной о погоде, но о столичных светских новостях разговор не поддержал, так как был не в курсе новостей и слухов. Очевидно, я был прав, предполагая, что бригадного генерала Мольта на заседание генерального штаба выдернули из имперской глубинки, надеясь, что он поддержит уже принятое имперскими министерством и Генштабом решение, создав тем самым видимость легальности принимаемых Генштабом решений. Незаметно друг для друга мы перешли на обсуждение животрепещущих военных вопросов — расформирование штурмовых бригад прорыва. Вот уже десять лет бригадный генерал Мольт командовал одной из таких бригад, которая считалась лучшей воинской частью Империи. В бригаде сложился замечательный офицерский и рядовой коллектив, который усердно учился, исходя из предположения, что тяжело в учение — легко в бою. Так уж случилось, что штурмовая бригада никогда не принимала участие в боевых действиях, но однажды с честью и без излишних жертв выполнила задание имперского правительства, без выстрелов и насилия погасила студенческий бунт в одном из соседних государств. Когда молодые сорвиголовы были гитовы начать погромы своего же университетского городка, то по его центральной площади прошли колонны боевых штурмовых и десантных глайдеров, легкой и тяжелой артиллерии, продемонстрировав высокую подготовку и дисциплинированность бойцов. Сорвиголовы без выдвижения дополнительных условий сели за стол переговоров, чтобы мирным путем решить свои проблемы. Из рассказа бригадного генерала становилось понятным, что этот пожилой офицер все свою жизнь отдал имперской армии, по уши в нее влюблен, без армии не мыслит своей дальнейшей жизни. Генерал Мольт до сих пор не обзавелся семьей, да и какая из женщин пойдет замуж за кирианина, который помешан на армии.

26
{"b":"170772","o":1}